Бабаныкя и Бабасыкя

Жили два человека — Бабаныкя и Бабасыкя. Они решили убить царя, но не знали, как это сделать. В конце концов придумали, как убить царя: Бабаныкя отрезал свое ухо Бабасыкя выколол свой глаз, и они разошлись в разные стороны.
Шел, шел Бабаныкя и встретил стервятника. Стервятник спросил:
—    Что с тобой случилось, Бабаныкя?
—    Видишь ли, что случилось,— ответил Бабаныкя,— Бабасыкя выколол свой глаз, а я отрезал себе ухо.
Когда стервятник услыхал это, он стал бить себя по голове груди и выщипывать себе перья. Потом он полетел и прилетел к воронам. Вороны спросили:
—    Что с тобой случилось, стервятник? Стервятник ответил:
—    Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол свой глаз а я растрепал себя.
Когда вороны услыхали это, они стали ссориться, драться поубивали друг друга — остался только один ворон.
Этот единственный ворон, сохранивший свою душу, полет и сел на старый дуб. Старый дуб спросил ворона:
—    Что с тобой случилось, ворон? Кто тебя так потрепал
—    Видишь ли, что со мной случилось,— ответил ворон, Бабаныкя отрезал свое ухо, Бабасыкя выколол свой глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, а мы, вороны, перессорились перебили друг друга, только я один и остался.
Когда старый дуб услыхал это, он вырвал свои корни земли и упал в лесную чащу. Чаща спросила его:
—    Что с тобой случилось, старый дуб, кто тебя повалил?
—    Видишь ли, что со мной  случилось,— ответил стары дуб,— Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол свой глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, вороны уничтожили друг друга, а я вырвал свои корни из земли и упал.
Когда чаща услышала это, она стала гореть. Загорелась горела все дальше и дальше, пока огонь не дошел до того места где сидела лиса.
Лиса спросила:
—    Что с тобой случилось, чаща, кто тебя поджег?
—    Видишь ли, что со мной случилось,— ответила лесная чаща,— Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол себе глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, вороны перебили друг друга, старый дуб вырвал корни из земли и упал в чащу, а я загорелась.
Когда лисица услышала это, она оторвала себе хвост и побежала. Бежит, бежит, а навстречу ей дочь того царя, которого хотели убить Бабаныкя и Бабасыкя. Девушка несла золотые
кувшины. Она спросила лисицу:
—    Что с тобой случилось, лиса?
—    Видишь ли, что со мной случилось,— ответила лисица,— Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол свой глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, вороны уничтожили друг друга, старый дуб вырвал корни из земли и упал в лесную чащу, чаща зажгла себя, а я оторвала себе хвост.
Когда царская дочь услышала это, она ударила один о другой золотые кувшины, в которых носила воду, и разбила их вдребезги.
Девушка пришла домой. Дома ее спросили:
—    Что случилось? Что с тобой?
—    Видите ли, что со мной случилось,— ответила царская дочь,— Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол себе глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, вороны уничтожили друг друга, старый дуб упал в лесную чашу, чаща загорелась, лисица оторвала себе хвост, а я разбила вдребезги свои золотые кувшины.
Когда мать девушки услыхала это, она разорвала шелковое одеяло, которое шила, сидя в тени, и бросила его в огонь.
Все подняли крик. В то время царя не было дома, но когда он подошел, то стал расспрашивать:
—    Что с вами, что случилось?
—    Видишь ли, что случилось,— ответила ему жена,— Бабаныкя отрезал себе ухо, Бабасыкя выколол себе глаз, тогда стервятник выщипал себе перья, вороны уничтожили друг друга, старый дуб свалился в лесную чащу, чаща загорелась, лисица оторвала себе хвост, царевна вдребезги разбила золотые кувшины, ударив их друг о друга, а я порвала свое шелковое одеяло, которое шила, и бросила в огонь.
Когда царь услыхал это, он выхватил большой нож, распорол себе живот и мертвый упал на землю.
Так Бабаныкя и Бабасыкя, сговорившись, заставили царя покончить с собой, хотя сами его не убили».— Так закончил свою сказку старик Багуа.
Тогда все, сидящие там, сказали:
—    Пока мы туда не пойдем и назад не вернемся, да не убьет тебя бог!
Потом еще один сказал:
—    Пока я всю землю не огорожу иголками и не заплету витками, да не убьет тебя бог!