Чиз-Икуатла — сын старика

Жил когда-то хороший охотник Чиз-Икуатла — сын старика. Бедный, несчастный, он ничего не имел, кроме одного строения — старой пацхи. Семья Чиз-Икуатла была небольшая — только мать и сестра.
Каждый день Чиз-Икуатла ходил на охоту и приносил дичь. Этой дичью он кормил свою семью.
Чиз-Икуатла был бесстрашным человеком и ничего не боялся.
Как-то раз Чпз-Икуатла пошел на охоту в далекую землю. На обратном пути он подошел к одному двору. В том дворе стоял семиэтажный дом, а посреди двора росло дерево. Под деревом стояла застланная железная кровать.
Чиз-Икуатла — сын старика очень устал. Ему хотелось отдохнуть на этой кровати. Он открыл ворота, вошел во двор, сбросил свой груз и лег на кровать. Не успел он лечь, как послышался чей-то громкий голос:
— Кто разлегся на этой кровати? Сейчас же вставай и уходи!
Чиз-Икуатла не обратил внимания. Тот человек еще раза два кричал, но Чиз-Икуатла даже с места не сдвинулся и остался лежать.
Оказывается, в том доме жили адауы, семеро братьев, а кричал на Чиз-Икуатла их младший брат. Увидел младший брат, что Чиз-Икуатла не встает, подошел к нему и опять закричал:
—    Сейчас же вставай и убирайся отсюда!
Но Чиз-Икуатла даже не шевельнулся.
Понял адауы, что Чиз-Икуатла не хочет вставать, и ста г с ним бороться. Чиз-Икуатла — сын старика схватил адауы, смял его, сжал, выжал все соки и бросил его за ограду.
Увидели адауы, что их младшего брата погубил Чиз-Икуатла, и решили убить его, но Чиз-Икуатла — сын старика выхватил свою куцую шашку и уничтожил всех адауы. Затем он взвалил на себя свою ношу и так вернулся домой.
На следующий день Чиз-Икуатла снова пошел на охоту. На обратном пути он опять зашел в тот двор, где убил адауы, и лег на кровать, подумав: «Если здесь остался еще кто-нибудь он выйдет ко мне». Но к нему никто не вышел, и он вернулся домой.
На третий день, возвращаясь с охоты, Чиз-Икуатла снова зашел во двор адауы. Обыскал весь дом, но никого не нашел.
Тогда он вернулся домой и рассказал матери и сестре, что нашел хороший дом.
— Надо бросить старую пацху и переселиться туда, сказал он.
— Нет, сын мой, плох ли наш дом, хорош ли — будем жить здесь! — ответила мать.
Но сын настоял на своем, и они все вместе переселились в семиэтажный дворец адауы.
Чиз-Нкуатла — сын старика отвел сестру на седьмой этаж и сказал ей:
—    Оставайся здесь. Утром и вечером я своими руками буду приносить тебе еду. До сих пор ты много трудилась, теперь же я дам тебе пожить хорошо. Но знай, сестра, что, если ты хоть раз в сутки меня не увидишь, значит, меня уже нет в живых!
Затем он спустился к матери и сказал ей:
— Нан, мы с тобой будем жить здесь, внизу. Теперь мы богаты, но я по-прежнему буду ходить на охоту и кормить тебя дичью.
—    Хорошо, нан, как хочешь! — сказала мать.
Каждый день Чиз-Икуатла ходил на охоту и приносил дичь. Утром и вечером он поднимался к сестре и относил ей ее долю.
Но вот однажды, вернувшись с охоты домой, Чиз-Икуатла почуял дух адауы.
—    Мать моя, что случилось? Я слышу запах адауы! — сказал он.
Мать ответила:
—    Как ты думаешь, чей это дух, нал? Должно быть, это запах тех адауы, которых ты уничтожил. Он еще не улетучился из дому!
Чиз-Икуатла поверил матери.
На следующий день он, как всегда, пошел на охоту, но, вернувшись домой, снова почуял какой-то запах.
—    Должно быть, это дух убитых тобой адауы! — сказала мать.
Но, оказывается, младший из семи братьев адауы, которого Чиз-Икуатла перебросил через ограду, ожил. Он пришел в свой дом, обласкал мать Чиз-Икуатла, и она спрятала его от сына.
Мать Чиз-Икуатла и адауы ухаживали друг за другом. Мать решила выйти за него замуж.
Когда на другой день Чиз-Икуатла ушел на охоту, мать с адауы стали думать, как бы его погубить. Они знали, что силои с ним ничего не сделаешь — он сильнее всех.
Наконец адауы сказал:
—    Как только ты заметишь, что твой сын возвращается с охоты, сейчас же ложись, притворись больной. Когда же он станет спрашивать, что с тобой случилось и чем он может тебе помочь, ты скажи, что в таком-то месте есть коршун и что, если он убьет и принесет тебе сердце и печень этого коршуна, ты выздоровеешь, иначе — умрешь! А если он туда пойдет, коршун съест его, и мы станем жить, как нашим душам угодно!
—    Хорошо! — согласилась мать.
Прошло немного времени. Увидела мать, что Чиз-Икуатла возвращается домой, торопливо бросилась на постель и легла. Когда сын вошел, мать уже лежала, стеная и охая.
—    Что с тобой, сан, что болит? Чем я могу тебе помочь? Я готов продать свою голову, только бы тебе стало лучше! — говорил ей сын.
—    Заболела, мой свет,— ответила мать.— Мне может помочь лишь одно: в таком-то месте есть коршун. Если ты не убьешь его и не принесешь мне сердца и печени этого коршуна, я непременно умру!
—    Это легко сделать, мать моя, только б тебе помогло! — ответил сын.
Потом Чиз-Икуатла захватил копье и ушел. Придя в ту местность, где был коршун, Чиз-Икуатла хотел было бросить копье, чтобы убить коршуна, но коршун заметил его и сказал:
—    Эй, Чиз-Икуатла — сын старика! Не убивай меня — я Тебе еще пригожусь!
Коршун выдернул у себя перо и бросил охотнику, тот поднял и спрятал в газырь.
—    А вместо меня,— продолжал коршун,— ты убей другого коршуна. Он сидит позади. У нас с ним сердце и печень совсем одинаковы!
Чиз-Икуатла так и сделал. Он убил другого коршуна, вынул сердце и печень, вернулся к матери и отдал ей.
Поела мать и встала с постели.
—    Я уже выздоровела! — сказала она.
Тогда Чиз-Икуатла снова пошел на охоту. Как только он ушел, адауы вылез из камина. Мать и адауы стали советоваться.
—    Что мы с ним сделаем, если даже коршун не смог его погубить? — спросила мать.
Адауы ответил:
—    В таком-то месте есть бык. Кто бы ни подошел к этому быку, он всех убивает своими рогами. Если бык не уничтожит твоего сына, то ничто другое не сможет его погубить! Ты же опять сделай так, как делала раньше: ложись, притворись больной, а когда сын придет, скажи ему, что, если он не принесет сердца и печени того быка, ты умрешь.
Сказал так адауы и спрятался. А мать, увидев, что сын идет домой, снова легла в постель.
Сын вошел в дом.
—    Нан, что с тобой? — спросил он.— Что тебе может помочь?
—    Заболела! — ответила мать.— Но в таком-то месте есть бык. Если ты не убьешь его и не принесешь мне сердца и печени, я умру!
—    Хорошо! — сказал сын. — Если моих сил хватит, я принесу! — и ушел.
Чиз-Икуатла пришел в ту землю, где находился бык, но не успел он прицелиться, как бык закричал:
—    Чиз-Икуатла — сын старика! Не убивай меня — я тебе еще пригожусь!
Он выдернул у себя волосок и бросил охотнику.
—    А вместо меня,— сказал бык,— ты лучше убей другого быка. Он стоит дальше меня. Сердце и печень у нас совсем одинаковы!
Чиз-Икуатла убил другого быка, отнес матери сердце и печень и дал ей поесть. После этого мать встала с постели.
—    Я уже выздоровела! — сказала она.
Чиз-Икуатла очень обрадовался и целых два дня не ходил на охоту. Но разве он мог долго не охотиться? Чиз-Икуатла собрался и ушел на охоту.
Когда он ушел, адауы с матерью Чиз-Икуатла уселись вместе и снова стали думать, как им быть дальше.
Адауы сказал:
—    В таком-то месте есть кабан. Кто бы к этому кабану ни подошел, всех он убивает! Ты должна снова лечь и притвориться больной. Когда же твой сын вернется, ты скажи ему: «В таком-то месте есть кабан. Если ты не принесешь мне его сердце и печень, я умру!»
Сказал это адауы и спрятался в том месте, где прятался всегда, а мать, как только заметила, что сын идет с охоты, опять легла, притворясь больной.
—    Мать моя, ты опять заболела? — спросил ее сын.— Что эти болезни начали тебя мучить?! Чем тебе можно помочь?
Мать ответила:
—    В таком-то месте есть кабан. Если ты принесешь мне его сердце и печень, тогда, возможно, я не умру!
Сын отправился в то место, где находился кабан, нашел его, приготовил копье, но не успел еще прицелиться, как этот кабан закричал:
—    Хай, Чиз-Икуатла — сын старика! Не убивай меня, я тебе еще пригожусь! — и, выдернув одну щетинку, отдал ему.
Чиз-Икуатла взял волосок и спрятал в газырь.
—    А вместо меня,— продолжал кабан,— ты убей того кабана, который находится там, позади: его сердце и печень такие же, как и мои!
Чиз-Икуатла так и сделал: он убил другого кабана, отнес матери его сердце и печень, накормил ее, и она встала.
Снова Чиз-Икуатла — сын старика пошел на охоту. Когда он ушел, мать с адауы задумались — что же им делать, как поступить? — но ничего не придумали. Наконец адауы сказал:
—    У меня и у моих братьев был огромный котел. Он сохранился и теперь. Давай наполним его воском, растопим этот воск и поставим котел на чердак. Когда твой сын вернется, ты скажи, что хочешь его искупать. Он будет стыдиться, но ты непременно уговори, а когда станешь купать, поставь корыто Как раз под тем местом, где на чердаке будет котел. Как только твой сын разденется, я опрокину котел и вылью растопленный воск. Так мы его сожжем, другого выхода нет!
Так и сделали. До прихода сына растопили в котле воск и поставили его на чердак. Адауы сидел у котла.
Вот прошел Чиз-Икуатла — сын старика, и мать сказала ему:
—    Сынок, давно я тебя не купала, с самого детства! Хочу теперь искупать тебя!
—    Что ты, мать моя! — сказал сын,— Как ты будешь купать меня, обросшего волосами, разве это можно, разве это не стыдно?
Но мать настояла на своем. Она поставила корыто в том месте, где было нужно, и Чиз-Икуатла, стыдясь матери, разделся. Она стала лить воду, но потом под предлогом, что ей что-то нужно, отошла в сторону. В это время адауы опрокинул котел с растопленным воском. Так и сожгли Чиз-Икуатла.
Потохм адауы заколотил корыто досками, отнес и бросил его в море. Хотя до моря было далеко, адауы не пожалел своих ног чтобы уничтожить опасного человека.
Так мать Чиз-Икуатла погубила своего сына, чтобы выйти замуж за адауы.
Между тем сестра, не видя Чиз-Икуатла целые сутки, поняла, что с ним что-то случилось. Она спустилась вниз. узнала все, что произошло, и своими глазами увидела, что там творилось. Тайком от матери и адауы она взяла одежду брата, переоделась мужчиной, вскочила на молодого гнедого коня Чиз-Икуатла и поехала разыскивать брата.
Долго искала она, но не могла узнать, где пропал Чиз-Икуатла — сын старика.
Проезжая как-то через одно село, сестра приметила, что там живет какой-то князь. Девушка попросила князя сделать ее своим слугой и оставить у себя. Князь согласился. Сестра была в мужской одежде, и все думали, что это юноша.
У князя была дочь. Он растил ее взаперти, не показывал миру. Дочь князя была прекрасной. Она светилась, как солнце и луна, и, когда высовывала в окно свою руку, освещала весь мир.
Сестра Чиз-Икуатла каждое утро и каждый вечер по-геройски джигитовала перед окнами дома княжны, так что огонь летел. Она поправилась княжеской дочери. Княжна велела позвать к себе сестру Чиз-Икуатла и сделала ее своим слугой.
Прошло немного времени. Позвала княжна своего отца и сказала ему так:
—    Отец! Никогда в жизни я тебя ни о чем не просила, но теперь хочу просить об одном. Если же ты откажешь мне или погубишь его, я покопчу с собой! Я полюбила юношу, которого ты недавно взял в услужение. Если я не выйду за него замуж, я погибну!
Отцу совсем не понравились эти слова, но, видя, что дочь готова покончить с собой, он ничего не мог возразить, ничего не мог поделать. Пришлось просватать ее за слугу.
Слуга же сказал дочери князя:
—    У меня сейчас есть одно дело. Пока его не окончу, я не могу жениться.
Сказал так и уехал.
Хорошую девушку просватал слуга, да вся беда в том, что он сам был девушкой.
Горюя, сестра Чиз-Икуатла отправилась в путь и так подъехала к морю. Села на берег отдохнуть и принялась осматривать газыри в одежде брата. Случайно девушка вытащила одну щетинку. Вдруг перед ней появился кабан и сказал:
—    Что тебе нужно, Чиз-Икуатла — сын старика, что тебя мучает? Я готов тебе помочь!
—    Я не Чиз-Икуатла — сын старика,— ответила девушка.— Я его сестра. Он где-то погиб, и я хочу его найти!
Тут девушка вытащила другой волосок — и перед ней очутился бык.
—    Что тебе нужно, Чиз-Икуатла — сын старика, что тебя мучает? Я готов тебе помочь!
—    Я не Чиз-Икуатла — сын старика! — ответила девушка.— Я его сестра, ищу то место, где он погиб.
Потом вытащила из газыря перышко. В этот миг перед девушкой предстал коршун.
—    Что тебе нужно, Чиз-Икуатла — сын старика, что тебя мучает? Я готов тебе помочь! — сказал коршун.
—    Я не Чиз-Икуатла — сын старика,— ответила девушка.— Я его сестра. Он сам где-то погиб, и вот я ищу это место!
Кабан, бык и коршун загрустили о гибели Чиз-Икуатла. Они стали расспрашивать девушку:
—    Что с ним случилось? Как он погиб?
И сестра рассказала все, что знала о нем, с начала до конца.
Тогда коршун воскликнул:
—    Если он где-нибудь на небе, то я его разыщу!
Кабан сказал:
—    Если он зарыт в земле, то я его вырою!
А бык сказал:
—    Если он где-нибудь в море, то я вытащу его своими рогами.
После этого коршун взвился в небо, кабан начал рыть землю, а бык вошел в море и стал искать в воде. Вскоре его рога зацепились за что-то, и бык вытащил из моря забитое корыто Открыли корыто, смотрят — а там, согнувшись, лежит Чиз-Икуатла — сын старика. Тогда сестра Чиз-Икуатла сказала коршуну, кабану и быку:
—    Мне надо поехать в одно место. Пока я не вернусь, посидите около брата!
Сестра Чиз-Икуатла поехала туда, где сосватала невесту Когда она вернулась к князю, он устроил пир, сам проводил свою дочь как подобало, да еще дал провожатых.
Двинулись в путь. Когда же стали подъезжать к тому месту, где лежал Чиз-Икуатла — сын старика, его сестра сказала-
—    Я поеду быстрее, а вы поезжайте за мной не спеша! — и быстро поскакала к тому месту, где лежал ее брат.
Коршун, бык и кабан сторожили его. Когда же девушка вернулась, они ушли.
Девушка сбросила с себя мужскую одежду, одела в нее брата, подвязала ему челюсть, а сама спряталась.
Как раз в это время невеста со своими провожатыми поравнялась с лежащим на дороге Чиз-Икуатла — сыном старика. Увидев, что произошло, все были поражены.
Но никто не знал и даже не догадывался, что княжескую дочь сосватала сестра Чиз-Икуатла, что сестра, а не он сам, везла с собой невесту.
Но вот невеста приказала провожатым помочь ей сойти с коня, подошла к Чиз-Икуатла — сыну старика, вынула из своего кармана платок и стала обтирать его.
Вдруг Чиз-Икуатла — сын старика поднялся и сказал:
—    Хай, как же я долго спал! — Тут он увидел людей, что окружили его, и сразу догадался, что случилось.
—    Что же, едем домой, чего здесь ждать! — сказал Чиз-Икуатла и повел за собой всех, кто стоял вокруг. По дороге их догнала сестра. Чиз-Икуатла — сын старика очень обрадовался. Он попросил невесту и провожатых выслушать его и сказал так:
—    Сейчас мы приедем ко мне домой. Там живет моя мать, а вместе с ней ее муж адауы. Вы, как гости, заезжайте к ним, а мы с сестрой обрядимся нищими и будем среди вас.
—    Хорошо! — сказали провожатые.
Скоро все въехали во двор Чиз-Икуатла — сына старика.
Навстречу вышел адауы.
—    Добро пожаловать! — пригласил он гостей.
Адауы зарезал барана и устроил пир. Среди гостей сидел Чиз-Икуатла — сын старика. Он притворялся нищим. И вот в разгар пира адауы сказал своим гостям:
—    Гости! У меня есть копье. Кто сможет поднять его?
Это копье принадлежало Чиз-Икуатла — сыну старика. Сам адауы не мог его поднять.
Среди гостей нашлись сильные люди. Они подходили поодиночке и пробовали поднять копье, но никто его даже с места сдвинуть не смог.
Наконец Чиз-Икуатла — сын старика, который все время притворялся нищим, встал и сказал:
—    Если вы разрешите, я подниму это копье!
—    Ты ведь нищий! Разве ты сможешь его поднять? Но раз ты просишь — иди попробуй! — сказал адауы, развалясь на своем месте.
Тогда Чиз-Икуатла — сын старика встряхнулся, схватил копье, мгновенно поднял, направил его на адауы и сказал:
—    Теперь ты узнал, кто я?
Мать Чиз-Икуатла, сидящая там же, застыла от страха, даже слова сказать не могла.
А Чиз-Икуатла — сын старика крикнул: «Получай по заслугам!» — метнул копье в адауы и раздробил его на части.
Потом он заставил слушать свою мать и сказал ей:
—    Если я когда-нибудь в жизни мешал тебе, приносил тебе вред или обидел тебя, пусть в этот миг пламя пожара охватит меня и я сгорю! Но если ты поступила плохо со мной, который всегда любил тебя всей душой, всем сердцем, пусть в этот же миг пламя пожара охватит тебя и ты сгоришь на глазах всех людей!
Не успел Чиз-Икуатла сказать свое слово, как вдруг пламя охватило его мать и она сгорела дотла.
Тогда Чиз-Икуатла — сын старика стал среди гостей и рассказал, что княжескую дочь сосватал не он, а его сестра, рассказал все, что с ним случилось.
Потом он устроил богатую свадьбу, принял с почетом провожатых невесты, хорошо угостил их и проводил их как подобало.
После этого Чиз-Икуатла — сын старика вместе с женой и сестрой счастливо зажили в своем доме.