Детство Ашамеза

Пер­ве­нец Аши, нарт Аша­мез,
В день са­нопи­тия был рож­ден.
С дав­них вре­мен этот слав­ный день
Днем ис­пы­танья для нар­тов был.
Счастье пы­тал в этот день юнец,—
Ес­ли храб­рец был ло­вок, си­лен,
Ес­ли уме­ло джи­гито­вал,
Пи­кой до об­ла­ка дос­та­вал —
Му­жем счи­тал­ся с это­го дня.
Ну, а к ко­му уда­ча ней­дет —
Тот че­рез год сос­тя­зай­ся вновь.

Пер­ве­нец Аши, нарт Аша­мез,
В день са­нопи­тия был рож­ден.
В по­ле сто­лы пос­тавле­ны в ряд,
Яс­тва сто­ят на круг­лых сто­лах.
Нар­тов тха­мада — ум­ный Нас­рен —
Юно­шей нарт­ских ста­вит в че­ред:
«Ну-ка впе­ред иди, кто ко­нем,
Пи­кой, ме­чом уме­ет вла­деть.
Вам, вы­шиваль­щи­цы, здесь по­чет,
Тем, кто пе­чет и жа­рит — хва­ла!
На­шим гу­ашам, и ма­терям
И до­черям, — по­чет на пи­ру…»
День, ког­да был рож­ден Аша­мез,
Был са­нопи­тия слав­ным днем,
Днем ис­пы­тания си­лы был,
Днем сос­тя­зания нар­тов был.
Про­бу­ют си­лу свою юн­цы,
Как их от­цы в бы­лые го­да,—
Стре­лы, свис­тя, по­пада­ют в цель,
Кто по­силь­ней — под­ни­ма­ет враз
Це­лые гру­ды боль­ших кам­ней.
Пенье, и пляс, и борь­ба, и смех,
С се­дел не грех друг дру­га ста­щить.
За ру­ко­ять це­лый мир зем­ной
Мог бы иной си­лач при­под­нять!
Тот на ска­ку сби­ва­ет ми­шень,
Этот ее на ле­ту схва­тил,
Са­мый нес­клад­ный, раз­го­рячась,
Мчась, под­ни­ма­ет с зем­ли ки­сет.

Слы­шит весь свет счас­тли­вую весть, —
В честь Аша­меза гре­мящий Хох!
Крас­ная ча­ша са­но пол­на,—
Пей­те до дна! Но юно­ши ждут:
Пусть на­зовут, ко­му пер­вым пить…
Ча­шу дву­мя ру­ками дер­жа,
К нар­там Нас­рен об­ра­тил­ся: «Эй,
Мы на пи­ру ве­селом, друзья,
Не омо­чили еще коль­чуг.
Вхо­дит в наш круг джи­гит мо­лодой,
На­до его не во­дой омыть,—
Са­но ис­пить в его честь про­шу.

Пусть он не зна­ет
Сче­та го­динам,
Бу­дет дос­той­ным
Сы­ном от­чизны,
Доб­лес­тным в бит­ве,
Лов­ким в ло­вит­ве.
Де­лом всей жиз­ни
Слу­жит от­чизне,
В скач­ке мо­гучей
Мчит­ся за ту­чей,
Бу­дет еди­ный
Взмах его ра­вен
Сот­не уда­ров!
Пусть не из­ме­нит
Нар­ту уда­ча,
Горь­ко­го пла­ча
Пусть он не зна­ет,
Пусть его око
Ви­дит да­леко,
Пусть его стре­лы,
Мет­ки, уме­лы,
Вдаль про­лета­ют
Пря­мо, — не ко­со!
Пусть его про­со
Бу­дет обиль­ным,
Кров бу­дет мир­ным,
Скот бу­дет жир­ным.
Пусть меж ге­ро­ев
Бу­дет ге­ро­ем,
Бед­но­му лю­ду
Дру­гом пов­сю­ду!
Пусть бла­гос­клон­но
Гор­ные скло­ны
Бог уро­жая,
Жизнь ум­но­жая,
В зе­лень оде­нет.
Пусть неп­рестан­но,
В дождь и ту­маны,
В бу­рю и сту­жу,
Сла­вы оружье
В куз­ни­це Тлеп­ша
Нар­ту ку­ет­ся.
Здра­вица на­ша
Пер­венцу Аши.
Хох!..»
Толь­ко тха­мада от­го­ворил,
Смот­рят: мла­денец нап­ру­жил грудь,
Бычьи сры­ва­ет с се­бя рем­ни,
Буд­то они па­утин­ки нить,
Нож­ка­ми он ко­лыбель сло­мал.
Да­ром, что мал — меж взрос­лых лю­дей
Бе­га­ет по по­лу, как боль­шой,
И поз­во­ления не спро­сил.
Сколь­ко же сил у бо­гаты­ря!
Вид­но, не зря он Аши сы­нок…
Маль­чик бе­рет копье, как боль­шой,
Лов­ко ди­тя вла­де­ет копь­ем,
Пи­ку ис­кусно дер­жит в ру­ках.
Ра­дость в сер­дцах у нар­тов ки­пит:
Зна­чит, для битв ди­тя ро­дилось.
Лас­ко­ва с маль­чи­ком Са­таней:
Лас­тится к ней Аша­мез-ма­лыш.
И нак­ло­нил­ся к не­му Хи­миж:
«Ты отом­стишь за ги­бель от­ца!»

Оком же­лез­ным Сос­ру­ко-нарт
Ви­дит в ре­бен­ке сла­ву стра­ны
И же­ребен­ка да­рит ему —
Пусть джи­гиту­ет нарт на ко­не!
А Са­таней ска­зала: «Гля­жу
И на­хожу на его че­ле
Нар­та при­меты. У ма­лыша
Ви­тязя доб­лес­тно­го ду­ша».

И по­дала ре­бен­ку копье,
Два ос­трия у то­го копья.
«Это копье Тот­ре­ша, друзья,
Ве­домо мне, что на всей зем­ле
Ма­ло кто смо­жет его удер­жать.
Лов­кая стать, при­гожесть ли­ца
Для храб­ре­ца не­боль­шая честь.
Кре­пость на­деж­ная не сте­ной —
Сме­лой ду­шой ге­роя креп­ка.
В сер­дце лю­дей бес­смер­тен лишь тот,
Кто за на­род свою жизнь от­даст».
Да­рит ре­бен­ку она сви­рель,—
В уз­кую щель пусть ду­ет ди­тя!
Праз­дни­ку-пир­шес­тву нет кон­ца,
Ра­дос­тный Хох ле­тит в не­бос­вод,
Пля­шет, по­ет на­род мо­лодой—
Юно­шей, де­вушек хо­ровод,
За ру­ки взяв­шись цепью жи­вой,
Пля­шет род­ной ог­не­вой Удж-хеж.
Нар­ты к ре­бен­ку под­хо­дят. Все
Дет­ской кра­се ди­вят­ся, бе­рут
На ру­ки чу­до-бо­гаты­ря.
«Вот кто ум­но­жит наш нарт­ский род!»

Праз­дник идет сво­им че­редом.
Длин­но­боро­дый Нас­рен гля­дит:
Маль­чи­ка вид рас­тро­гал его,
Ду­шу объ­яла тре­вога вдруг —
«Не под­гля­дел бы не­доб­рый глаз,
Ра­дос­ти нас не ли­шил бы кто!
Чтоб не об­ду­ло
Вет­ром ре­бен­ка,
Сол­нцем го­рячим
Не опа­лило,—
Жить ему в тай­ной
Тем­ной зем­лянке!»

Взял ко­лыбель Аша­меза он,
Спря­тал от глаз и от рук вра­га,
Всем до­рога мо­лодая жизнь.
Не­ту в зем­лянку вет­ру пу­ти,
Сол­нцу в нее не прой­ти ни­как.
Что при­несут, то ди­тя и съ­ест,
Зна­ют ок­рест что рас­тет ге­рой…

Мно­го ли, ма­ло ли дней прош­ло,—
Толь­ко од­нажды кров зем­ля­ной
Буй­вол но­гой про­бил на хо­ду,
Сол­нце впус­тил в за­тенен­ный дом.
Яр­кой по­лос­кой свер­ка­ет луч,
Слов­но то ключ ото всех две­рей.
В люль­ке сво­ей Аша­мез опять
Стал раз­ры­вать ту­гие рем­ни,—
Всех ис­ко­ни прив­ле­ка­ет свет!
На пол сой­дя, то­почет ди­тя,
Луч зо­лотой ос­ве­ща­ет ть­му,
Маль­чик к не­му под­бе­га­ет: хвать!
Нет, не пой­мать лу­ча ни­почем.
Жар­ким лу­чом сог­ре­та ще­ка,
Из­да­лека он ма­нит, шу­тя…
Бь­ет­ся ди­тя, — не пой­мать лу­ча!
Гром­ко кри­ча, Аша­мез упал,
До кро­ви, бед­ный, рас­шибся весь,
Еле ды­ша на по­лу ле­жал,—
Был еще мал, не­разу­мен он.

…Му­чит бес­сонни­ца Са­таней, —
Все-то ей пом­нится Аша­мез.
Жал­ко, что дни в зем­лянке сы­рой
Маль­чик-ге­рой про­водит один!
Вхо­дит в зем­лянку к не­му она:
По­раже­на — он в кро­ви ле­жит,
Ти­хо дро­жит на его гру­ди
Сол­нечный луч зо­лотой стре­лой.
«Ма­лень­кий мой!» — Са­таней ди­тя
На ру­ки лас­ко­во под­ня­ла
И по­нес­ла к Нас­ре­ну ско­рей.
Тот вмес­те с ней ре­бен­ку по­мог.
Пер­ве­нец Аши — нарт Аша­мез
Сно­ва в зем­лянке жи­вет-рас­тет.