Как Батараз освободил Насрена, прикованного к вершине горы

Был Нас­рен ра­зум­ным, доб­лес­тным тха­мадой,
Был в бе­де ог­ра­дой, на пи­ру — ду­шой,
Нарт не­ук­ро­тимый и не­побе­димый,
Толь­ко не­люби­мый нед­ру­гом од­ним.
Бо­горав­ный Па­ко с ви­тязем не ла­дил,
Не­нави­дел Па­ко нар­тов с дав­них пор,
Воз­ло­жил на нар­тов он прок­лятья бре­мя,
Нас­ту­пило вре­мя скор­би для лю­дей:
На­сыла­ет Па­ко на стра­ну их гро­зы,
Гнет ду­бы, как ло­зы, ру­шит их до­ма,
Под­ни­ма­ет вол­ны мо­ря вы­ше не­ба,
Всех ли­ша­ет хле­ба, про­са, яч­ме­ня,
За­лива­ет зем­лю неп­рестан­ным лив­нем,
Су­шит су­хове­ем нарт­ские по­ля.
И взы­ва­ют к Па­ко нар­ты уд­ру­чен­но:
«Властью об­ле­чен­ный, что ты му­чишь нас?
Не да­ешь по­коя от мо­роза, зноя,
Зло-нес­частье се­ешь на род­ной зем­ле».

Как ус­лы­шал Па­ко ре­чи воз­му­щенья,
Пре­дал раз­ру­шенью нар­тов оча­ги,
Он за­дул пов­сю­ду жи­вот­ворный пла­мень,
До­чис­та он выг­реб да­же уголь­ки.
Без ог­ня ос­та­лись нар­ты-го­ремы­ки,
Го­ворят Нас­ре­ну: «Что же де­лать нам?
При­зови, тха­мада, дер­зко­го к от­ве­ту,
Без ог­ня, без све­та нас по­гибель ждет».
«Не тре­вожь­тесь, — мол­вил им Длин­но­боро­дый,
Я огонь у зло­го Па­ко от­бе­ру».
Тот­час зо­лотую он на­дел коль­чу­гу,
За­тянул под­пру­гу и пом­чался вскачь.
Вот уже подъ­ехал ви­тязь к Ош­хо­махо
И гля­дит без стра­ха на подъ­ем го­ры.
Заг­ре­мел с вер­ши­ны гроз­ный гром, — не го­лос,
Буд­то рас­ко­лолось не­бо на­вер­ху:
Кли­чет Па­ко: «Эй ты, ма­лая бу­каш­ка,
Ес­ли не у­едешь, я те­бя сгуб­лю!»

От­ве­ча­ет сни­зу ви­тязь бла­город­ный:
«Эй ты, бо­горав­ный, го­ворят, ты добр!
Для че­го же от­нял ты огонь у нар­тов,
Мы — зем­ные лю­ди — гиб­нем без ог­ня?»

«Ухо­ди от­сю­да, ви­тязь не­разум­ный,
Го­ловы без­думной я не по­щажу!
Обо мне вы, нар­ты жал­кие, за­были,
Об­де­лили бо­га на зем­ном пи­ру:
На сто­лах тре­ногих в праз­дник Уро­жая
Ча­шу под­ни­мая, пь­ете без ме­ня;
Со­бере­те про­со в изо­биль­ном по­ле,—
Не да­ете до­ли бо­гу сво­ему.
С бит­вы вы иде­те ратью ве­лича­вой,
А со мною сла­вой де­лит­ся ли кто?
Вы на Го­ру Счастья ище­те до­рогу,
Вер­но, про­тив бо­га жаж­де­те вос­стать?
По­несешь се­год­ня ка­ру, не­покор­ный, —
На вер­ши­не гор­ной за­кую те­бя,
На го­ре вы­сокой бу­дешь оди­ноко
Жить до са­мой смер­ти плен­ни­ком мо­им».

Он же­лез­ной цепью об­вя­зал Нас­ре­на,
К Ош­хо­махо креп­ко при­ковал его.
Был орел у Па­ко, хищ­ник кро­вожад­ный,
Он его, зло­рад­ный, вы­пус­тил те­перь.
Мощ­ных крыл ор­ли­ных не вмес­тить ущелью.
Чер­ною ме­телью но­сит­ся орел.
На­лета­ет хищ­ник на тха­маду нар­тов,
Раз­ры­ва­ет клю­вом грудь бо­гаты­ря,
Пь­ет он кровь из сер­дца гор­до­го Нас­ре­на,
Пе­чень его клю­вом ярос­тно клю­ет.

…Про­тека­ют ре­ки и мо­ря по све­ту,
Для Нас­ре­на ж не­ту ка­пель­ки во­ды,
Под го­рою пле­щут род­ни­ки, бу­шуя, —
Горс­тку б не­боль­шую плен­ни­ку ис­пить!..
Му­чит его жаж­да, там на Ош­хо­махо,
Ле­дяной ру­бахой плот­но он пок­рыт.
Тяж­кое же­лезо да­вит но­ги, ру­ки, —
Сто­ны горь­кой му­ки ис­торга­ет он.
Да­леко раз­но­сит ве­тер эти сто­ны, —
И сер­дца у нар­тов но­ют и бо­лят.

Соб­ра­лись на Ха­су нар­ты без тха­мады:
По­решить им на­до, как спа­ети его.
Вспо­мина­ют нар­ты под­ви­ги бы­лые,
Го­ды мо­лодые, си­лу прош­лых лет…
Тут Имыс, Арык­шу, пла­мен­ный Сос­ру­ко,
Как им быть с нев­зго­дой, с нед­ру­гом как быть?
Ду­ма­ют-га­да­ют, — Па­ко их пу­га­ет,
Стра­шен гроз­ный Па­ко и не­побе­дим.
И ре­шили нар­ты: бу­дет дочь тха­мады
Для то­го наг­ра­дой, кто спа­сет от­ца,
А при ней при­даным — луч­шие дос­пе­хи.
Ждут уте­хи, ра­дость ви­тязя то­го,
Толь­ко бы он взял­ся выз­во­лить Нас­ре­на,
Толь­ко бы пус­тился в этот страш­ный путь.

Ни один не едет, — стыд и срам не­вес­те…
«Едем­те все вмес­те!» — нар­ты го­ворят.
Едут-ска­чут нар­ты по го­рам и до­лам,
Ви­дят: Ош­хо­махо ине­ем блес­тит,
На вер­ши­не снеж­ной му­чит­ся тха­мада:
Тяж­кая прег­ра­да, — нет к не­му тро­пы.

Па­ко ви­дит нар­тов, слуг он со­зыва­ет,
В до­лы от­прав­ля­ет с ле­дяных вер­шин.
Вот спус­ти­лись слу­ги, вот уж не­дале­ко,
И па­рит вы­соко впе­реди орел.
За­гуде­ли вих­ри в до­лах и ущелье,
За­мело ме­телью кам­ни и тра­ву.
Не­беса зак­ры­ты ста­ею ор­ли­ной,
Крылья над до­линой зас­тят свет днев­ной,
Слов­но поз­дней ночью нас­ту­пила те­мень,
Пря­мо в те­мя нар­тов хищ­ни­ки клю­ют.
Ни­чего не вид­но, — по­гиба­ют нар­ты,
Гиб­нет нарт Па­нуко, — рвет его орел.
Ни­чего не вид­но, — сме­лый Ба­дыно­ко
В тем­но­те глу­бокой по­терял ко­ня.

…Соб­ра­лись все вмес­те те, что уце­лели.
Кровь те­чет в ущелье, — это нар­тов кровь!
Едут нар­ты ти­хо, го­ловы по­нуря,
Раз­ра­зилась бу­ря над род­ной зем­лей.
«Нет ог­ня у нар­тов, — Па­ко от­нял пла­мя,
Нет у нас тха­мады, — гиб­нет он в це­пях.
Что же де­лать, нар­ты, где ис­кать спа­сенья?
Не смог­ли вер­нуть мы оча­гам ог­ня,
Не смог­ли спас­ти мы муд­ро­го Нас­ре­на.
Что же де­лать, нар­ты? Как мы бу­дем жить?»

И тог­да вос­клик­нул Ба­тараз бесс­траш­ный:
«Наш огонь-от­ра­ду я до­буду вновь.
Я даю вам сло­во: бу­дет с на­ми сно­ва
Муд­рый наш тха­мада, я его спа­су».
Осед­лав Ка­рап­цу, в во­ин­ской одеж­де,
Как бы­вало преж­де, едет Ба­тараз.
Вот и Ош­хо­махо. Встал он у под­ножья:
«Эй ты, званье божье ос­ра­мив­ший, бог!
Что ты там в ущелье пря­чешь­ся трус­ли­во?
Спря­тать­ся не ди­во, — вы­ходи на бой!
От­нял ты у нар­тов их огонь-от­ра­ду,
Нарт­ско­го тха­маду в це­пи за­ковал;
Я пос­ла­нец нар­тов, я их из­ба­витель,
От те­бя, гу­битель, я спа­су лю­дей.
Ес­ли ты не тру­сишь, сде­лай, что ска­жу я:
Пусть сле­тит с вер­ши­ны жад­ный твой орел».

По­тем­не­ло не­бо, чер­ный мрак сгус­тился, —
То орел спус­тился с гор­ной вы­соты.
Как взмах­нет кры­лами — все вок­руг тем­не­ет.
Да­же конь ро­бе­ет… «Эх, Ка­рап­ца-конь,
Что с то­бой слу­чилось? Крыль­ев ис­пу­гал­ся?
Или не встре­чал­ся по­силь­нее враг?
Ма­ло ли пе­чали мы с то­бой ви­дали?
Раз­ве эти вих­ри но­вость для те­бя?»
Триж­ды бь­ет Ка­рап­цу плет­кой ре­мен­ной,
А в ор­ла ка­леной це­лит­ся стре­лой.

В этот миг спол­за­ет к ним с вер­ши­ны гор­ной
Го­лод­нее вол­ка чу­дище-дра­кон,
А орел кры­лами бу­рю на­гоня­ет,
Но­ги под­ги­ба­ет утом­ленный конь.
«Что же ты, Ка­рап­ца, ты сов­сем на­пуган,
Был мне вер­ным дру­гом, ны­не тру­сом стал?»
Сно­ва хле­щет плетью Ба­тараз Ка­рап­цу,
Тот рва­нул­ся с хра­пом и — под не­беса.
На­чал­ся с ор­лом тут гроз­ный по­еди­нок,
А по­том на ль­ди­нах гор­ных длил­ся бой.
От ор­ли­ных крыль­ев мрак над бит­вой ди­кой,
Но прон­за­ет пи­кой Ба­тараз кры­ло,
И — свет­ло вдруг ста­ло, как ок­но рас­кры­лось,
Сол­нце зас­тру­илось сквозь кры­ло ор­ла.
За­си­яло сол­нце ска­лам и до­линам,
Кле­котом ор­ли­ным ог­ла­силась высь,
И вон­за­ет сно­ва храб­рый ви­тязь пи­ку,
Гор­но­го вла­дыку по­беж­да­ет нарт.

Он не­сет на пи­ке хищ­ни­ка к под­ножью,
От­се­ка­ет пти­це го­лову ме­чом.
Слы­шит, слы­шит Па­ко крик ор­ла пред­смертный,
И те­лох­ра­нитель Смер­ти слы­шит крик.
К ви­тязю спус­тился тот те­лох­ра­нитель,
И в жес­то­кой бит­ве на­земь пал, сра­жен.
Смерть са­ма всту­па­ет в бит­ву с че­лове­ком,
Но жи­вого нар­та не пу­га­ет Смерть:
Пре­дал Смерть он смер­ти, — из­ру­бил ста­руху,
Зас­то­нала глу­хо и упа­ла Смерть.
По­кач­ну­лись го­ры от ее па­денья,
Пти­ца чер­ной тенью про­нес­лась над ней.

Мно­го дел ве­ликих нарт в тот день свер­ша­ет:
Вот пол­зет, ло­ма­ет все в пу­ти дра­кон;
На хо­ду дра­кону го­лову сни­ма­ет
Ба­тараз бесс­траш­ный бле­щущим ме­чом.
Мчит­ся на Ка­рап­це Ба­тараз к вер­ши­не, —
Па­ко по­кида­ет в ужа­се свой край.
Под­ле­та­ет ви­тязь к ско­ван­но­му нар­ту,
Раз­би­ва­ет це­пи пи­кою сво­ей,
Це­пи раз­би­ва­ет, и ос­во­бож­да­ет
Муд­ро­го Нас­ре­на, и ве­зет до­мой.

В этот день у нар­тов оча­ги пы­лали,
Нар­ты пи­рова­ли, ве­село шу­мя,
Ре­зали ба­ранов, пас­ту­хов кор­ми­ли,
С ни­ми са­но пи­ли: бы­ли все рав­ны.
В этот день от­кры­ли нар­ты са­нопитье:
Вот они — смот­ри­те — нар­ты на ко­нях!
В шу­рат­лэс иг­ра­ют, рас­пе­ва­ют пес­ни, —
Не бы­ло чу­дес­ней праз­дни­ка во­век.
Пла­мен­ный Сос­ру­ко цен­ную коль­чу­гу
Ба­тара­зу-дру­гу да­рит с плеч сво­их,
Нар­ты прос­лавля­ют, хва­лят Ба­тара­за,
С даль­них гор на праз­дник пас­ту­хи приш­ли.
Ста­рень­кая Вак­ва уви­дала сы­на:
«Я ль не ис­по­лина вы­рас­ти­ла вам!»
Ба­тара­зу ча­шу пер­вую вру­ча­ют,
Ра­дос­тно вен­ча­ют сла­вой храб­ре­ца,
Мно­го доб­рых здра­виц нар­ты про­из­но­сят,
Вы­пить са­но про­сят, го­ворят ему:
«Ба­тараз лю­бимый, нарт не­побе­димый,
Ты вер­нул нам ду­шу — воз­вра­тил огонь,
Выз­во­лил Нас­ре­на из це­пей же­лез­ных,
Ты наш из­ба­витель, ты наш пер­вый друг».
Бла­годар­но вы­пил ча­шу са­но ви­тязь
И ска­зал: «Да бу­дет веч­ным наш огонь!»

Длит­ся са­нопитье и ки­пит ве­селье
Со­рок дней и со­рок ра­дос­тных но­чей.
Слы­шат кон­ский то­пот даль­ные пре­делы,
В по­ле сви­щут стре­лы, по­пада­ют в цель.
Вниз пус­ка­ют нар­ты с древ­не­го кур­га­на
И ки­да­ют квер­ху ко­лесо Жан-Шерх,
На­зыва­ют нар­том нар­тов Ба­тара­за,
На­зыва­ют луч­шим му­жем из му­жей.