Как Батараз заставил одноглазого великана плясать

Нев­да­леке от нарт­ских се­лений жил в го­рах сви­репый Од­ногла­зый. Его жи­лища ник­то не ве­дал, но он час­то спус­кался с гор и по­хищал то од­ну, то дру­гую нарт­скую кра­сави­цу. Ник­то не мог вер­нуть их, и нар­ты из­давна стра­шились и не­нави­дели од­ногла­зых чу­довищ.

У Од­ногла­зого был сын. Зва­ли его У­ит. Ког­да У­ит под­рос, отец стал брать его с со­бою в раз­бой­ничьи по­ходы, и сын ма­ло-по­малу пе­ренял злые и хит­рые по­вад­ки от­ца. Вре­мя от вре­мени У­ит спус­кался с гор, при­ходил на нарт­ские пир­шес­тва, вме­шивал­ся в тол­пу нарт­ской мо­лоде­жи и тан­цо­вал с нарт­ски­ми кра­сави­цами. А по­том по­хищал приг­ля­нув­шу­юся ему де­вуш­ку.

Од­ногла­зый был до­волен по­теха­ми и по­хода­ми сы­на, но ког­да до его слу­ха дош­ла мол­ва о не­побе­димом Ба­тара­зе, он стал опа­сать­ся, как бы его не­обуз­данный сы­нок не по­пал в ру­ки храб­ро­му нар­ту.

— Смот­ри, — го­ворил он, — ты слиш­ком час­то на­пада­ешь на нар­тов. По­падешь­ся на гла­за храб­ро­му Ба­тара­зу, тог­да те­бе не сдоб­ро­вать.

— Я сам ищу встре­чи с прос­лавлен­ным Ба­тара зом, — хвас­тли­во от­ве­чал У­ит, — по­годи, я еще при ве­зу те­бе его с ка­кой-ни­будь кра­сави­цей.

Од­ногла­зый ве­ликан толь­ко го­ловой ка­чал, слу­шая бах­валь­ство сы­на.

На дру­гой день в нарт­ском се­ленье праз­дно­валась бо­гатая свадь­ба. Сын Од­ногла­зого не­ожи­дан­но по­явил­ся в кру­гу пля­шущих, вых­ва­тил од­ну де­вуш­ку, поп­ля­сал с ней и по­нес в го­ры.

В это вре­мя Ба­тараз вер­нулся с охо­ты. При­бежал к не­му нарт­ский юно­ша:

— Ба­тараз, храб­рый из храб­рей­ших! Опять Од ног­ла­зый по­хитил на­шу де­вуш­ку. Как мо­жем мы тер­петь этот по­зор?

Ба­тараз вы­шел из до­му и на до­роге, ве­дущей в го­ры, уви­дел У­ита, та­щив­ше­го по­хищен­ную. Лов­кий нарт ско­ро наг­нал по­хити­теля. Тот, ис­пу­гав­шись, бро­сил до­бычу и хо­тел убе­жать, од­на­ко нарт ос­та­новил его. Оба бы­ли бе­зоруж­ны.

— Слу­шай, У­ит, сын ста­рого ины­жа, — ска­зал Ба­тараз, — да­вай вмес­те спля­шем удж, — кто ко­го пе­реп­ля­шет? А не хо­чешь — по­борем­ся!

— Нет, — дер­зко от­ве­тил Од­ногла­зый, — в борь­бе я те­бе толь­ко ру­ки пе­рело­маю, да­вай луч­ше уз­на­ем, кто ко­го пе­реп­ля­шет, — я те­бя нас­мерть за­морю.

— Хо­рошо, — с ус­мешкой сог­ла­сил­ся Ба­тараз, — да­вай спля­шем удж.

На­чали они пля­сать у под­ножья го­ры, приб­ли­зились к се­ленью и ста­ли пе­рехо­дить из дво­ра во двор. Обош­ли они все дво­ры, от вер­хне­го до пос­ледне­го, всю тра­ву, всю зем­лю ис­топта­ли. Сын Од­ногла­зого так ос­ла­бел, что еле но­ги во­лочил, а Ба­тараз толь­ко ра­зошел­ся. Он так ли­хо пля­сал, что от­да­вил но­ги мо­лодо­му ины­жу.

— Боль­ше сил мо­их нет, от­пусти! — взмо­лил­ся иныж.

— Что ты, У­ит, мы еще толь­ко в трех дво­рах пля­сали, на­до ос­таль­ные обой­ти, по­том поп­ля­шем на по­ход­ной до­роге нар­тов, зай­дем в ша­лаши пас­ту­хов, да ма­ло ли еще где мож­но поп­ля­сать! — не уни­мал­ся Ба­тараз.

— Не мо­гу! — зас­то­нал У­ит.

— Эх ты, ле­нивец! Вых­ва­тывать де­вушек из кру­га, ког­да они пля­шут с дру­гими, не­вели­ка храб рость! Нет, ты у ме­ня поп­ля­шешь! — И Ба­тараз, при пля­сывая, по­волок его даль­ше.

Так Ба­тараз зас­та­вил мо­лодо­го ины­жа пля­сать семь дней и семь но­чей. А по­том взял его, обес­си­лен­но­го, на ру­ки, при­нес в го­ры, в жи­лище ста­рого Од­ногла­зого, пе­ревер­нул мо­лодо­го ины­жа три ра­за в воз­ду­хе — из то­го и дух вон.

— Ста­рый Од­ногла­зый! — ска­зал Ба­тараз. — Твой сын зак­ру­жил­ся нас­мерть, а мне еще охо­та по пля­сать, — ну-ка пой­дем пок­ру­жим­ся в уд­же!

Тот так ис­пу­гал­ся, что убе­жал от Ба­тара­за и по­кинул нав­сегда свое гор­ное жи­лище.

Боль­ше од­ногла­зые не по­яв­ля­лись в Стра­не Нар­тов, по­ка был жив Ба­тараз. С тех пор в на­роде го­ворят, что удж Ба­тара­за был по­добен уда­ру его ме­ча.