Как Малечипх и Пануко плясали удж

Скло­ны гор за­зеле­нели.
Зак­ру­жились в уд­же нар­ты.
Жир­ный бык за­резан тут же.
К бе­лому кон­цу сви­рели
Аша­мез приль­нул ус­та­ми.
Ма­лечипх идет по кру­гу.
Жаль, не вид­но Унад­жо­ко!
Взяв­ши меч, на­дев коль­чу­гу,
Он от­пра­вил­ся да­леко.

Нарт Па­нуко в круг всту­па­ет:
«Ну-ка, кто со мной срав­нится?»
Он, бах­ва­лясь, в круг всту­па­ет,—
Что ни сло­во — не­были­ца!
Муж пус­той, до жен­щин пад­кий,
Он чу­вяка­ми то­почет,
Мо­лодец­кою ух­ваткой
Уди­вить кра­савиц хо­чет.
Ма­лечипх оки­нув взгля­дом,
С ней по­шел Па­нуко в па­ре,
Он за­водит речь нес­ме­ло,
Под ру­ку прой­дя пол­кру­га:
«Ой, го­луб­ка с бе­лой шей­кой,
Ты ко­му под­ру­гой ста­нешь?
Ты с про­вор­ной чай­кой схо­жа!
В чь­ем до­му хо­зяй­кой ста­нешь?
Чем те­бе я не по нра­ву?
Же­ниха най­дешь ли луч­ше?»
Сол­нцу и вес­не, во сла­ву
Зак­ру­жились па­ры в уд­же.

А не­вес­та Унад­жо­ко
Сер­дится: вез­де до­кука!
И, взгля­нув на нар­та сбо­ку,
Го­ворит она Па­нуко:
«Ой ты, уда­лец Па­нуко,
Ма­туш­ки сво­ей от­ра­да,
Вы­литый отец, Па­нуко!
Му­жа мне ис­кать не на­до:
У ме­ня на ко­лыбе­ли
Сде­лали дав­но за­руб­ку.
Нарт Па­нуко, ты дру­гую
Вы­бирай се­бе го­луб­ку!
Я дав­но уже сжи­мала
Ру­ко­ять ре­мен­ной пле­ти.
Для та­ких, как ты не­мало
Есть не­вест на бе­лом све­те!»

Он оби­ду по­дав­ля­ет,
До­бав­ля­ет он с моль­бою:
«Эй, кра­сави­ца, по­думай!
Род мой сла­вит­ся меж нар­тов.
От ду­ши про­шу, — по­думай!
Луч­ше не спе­ши с от­ка­зом!»

Не лю­бя пу­тей околь­ных
И му­жей са­модо­воль­ных,
Дочь Ма­леч не по­жела­ла
Го­ворить оби­няка­ми:

«Не к ли­цу те­бе коль­чу­га,—
Ты не ви­дел по­ля бра­ни,
А к ли­цу те­бе — де­рюга!
Твой беш­мет — из гру­бой тка­ни.
Ты бол­тли­вее ста­рухи,
И, кля­нусь У­аш­хо-ка­ном,
Мне не ну­жен тол­стоб­рю­хий
Трус в беш­ме­те до­мот­канном!»

Слов­но ра­нен­ный стре­лою,
Мет­ко пу­щен­ной из лу­ка,
Раз­ра­зил­ся речью злою
Не­задач­ли­вый Па­нуко:
«Прок­лят будь твой взор зме­иный!
Ты — свар­ли­вая во­рона!
Ты — орех зе­леный, тер­пкий!
Ты нас всех прон­зить го­това
Ши­лом из ку­риной кос­ти!
Злос­ти у те­бя из­бы­ток,
Слов­но жел­чи у ин­дюшки!
Мол­ча ког­ти вы­пус­ка­ешь
И ца­рапа­ешь ук­радкой:
У те­бя по­вад­ка кош­ки!
Не счи­тай се­бя бо­гиней!
Ты под­стать иг­ле, зас­тряв­шей
У гу­сыни в уз­ком гор­ле!
И меч­тать ты не­дос­той­на
Обо мне — о му­же слав­ном!
Нарт из нар­тов, я не ху­же
Унад­жо­ко мо­лодо­го!
До ме­ня ему да­леко!»

Тут, не меш­кая ни­мало,
Буд­то щел­кая ореш­ки,
Дочь Ма­леч без сче­та ста­ла
Сы­пать кол­кие нас­мешки:
«Ес­ли ты ли­шен от­ва­ги,
Не пе­няй на не­зада­чу!
Нарт Па­нуко, ты в ов­ра­ге
По­терять спо­собен кля­чу.
В аль­чи­ки иг­рать нач­нешь ты,—
Маль­чи­кам ты про­иг­ра­ешь!
Ночь глу­хая — лик твой хму­рый!
Бо­рода с коз­ли­ной схо­жа,
И гру­бей ос­ли­ной шку­ры
Ко­жа у те­бя, Па­нуко!
Ма­ло про­ку в ста­рой тык­ве,
Что зо­вешь ты го­ловою;
Во­лосы твои срав­ню я
С прош­ло­год­нею тра­вою;
Ста­ном ты хре­бет ос­ли­ный
Прев­зо­шел по бе­зоб­разью;
Ряд зу­бов, тор­ча­щих кри­во,
Был бы доб­рой ко­новязью!
Ой, ни­как те­бя, Па­нуко,
За по­рог не выг­нать пал­кой!
Жал­кий до­мосед, ле­нивец,
Му­ка для те­бя — по­ходы!
С ви­дом хму­рым и су­ровым,
Нас­мех уда­лым джи­гитам,
Ты си­дишь в сед­ле оль­хо­вом,
Да­же не об­ши­том ко­жей.
Смот­рят жен­щи­ны, су­дача,
По­теша­ясь над ра­зиней,
Как, нах­лесты­вая кля­чу,
По рав­ни­не ты пле­тешь­ся
Или дви­жешь­ся спе­сиво
На но­гах кри­вых и то­щих,
Схо­жих с ни­щен­ской клю­кою.
Ес­ли пас­тби­щем про­едешь —
Ра­ды пас­ту­хи по­техе!
От со­бак ед­ва спа­са­ешь
Ты одеж­ду и дос­пе­хи.
Ты — не нарт и не муж­чи­на!
Все сме­ют­ся над то­бою!»

За­мол­чал, при­тих Па­нуко,
Этот муж, из худ­ших худ­ший,
Вро­де кош­ки во­рова­той,
Ви­нова­то ог­ля­дел­ся,
Миг — и нет его на уд­же!

Дочь Ма­леч кру­жит­ся в уд­же
Сол­нцу и вес­не во сла­ву.
Же­нихи кру­жат­ся тут же,
Но ник­то ей не по нра­ву.
Всех не­вес­та мо­лодая
От­верга­ет гор­де­ливо,
Уда­лого Унад­жо­ко
Под­жи­дая тер­пе­ливо.