Как Сосруко добыл огонь

Нар­ты ска­чут в по­ход,
Нар­ты ска­чут впе­ред,
Чтоб вра­гов по­карать,
Чин­тов рать раз­гро­мить,
Ска­чут в бой по сте­пям,
А Сос­ру­ко с со­бой
По­реши­ли не брать.
Нар­тов страш­ный мо­роз
Нас­ти­га­ет в пу­ти.
Как про­ехать-прой­ти?
Каж­дый всад­ник при­рос
К этой мер­злой зем­ле,
И в сед­ле он дро­жит
В этих Кум­ских сте­пях:
Мир — в це­пях ле­дяных!
Го­ре нарт­ским бой­цам,
Го­ре нарт­ским ко­ням!
Ста­ла сту­жа силь­ней,
Си­ла му­жа — сла­бей.
Стар­цы-нар­ты кри­чат
Сре­ди Кум­ских сте­пей, —
Снег у них на гла­зах,
Зло­ба в их го­лосах:

«Эй, Имыс, есть огонь?»
«Нет ог­ня у ме­ня».
«Эй, Со­сым, есть огонь?»
«Нет ог­ня! Нет ог­ня!»
«Эй, Хи­миш, есть огонь?»
«Нет ог­ня у ме­ня».
«Аша­мез, есть огонь?»
«Нет ог­ня! Нет ог­ня!»

Нет ог­ня у нар­тов сме­лых.
Раз­ве так в по­ходы ска­чут?
Тут Нас­рен Длин­но­боро­дый
Об­ра­тил­ся к нар­там сме­лым:
«Смер­тным стал наш путь от­ны­не,
Все в пус­ты­не мы по­гиб­нем,—
Тот, кто стар, и тот, кто мо­лод.
Го­ре нар­там: хо­лод смер­тный
Сва­лит, прев­ра­тит нас в тру­пы!
Ох, мы глу­пы, глу­пы, нар­ты,
Бу­дет нам впе­ред на­ука:
На­до бы­ло взять с со­бою
Смуг­ло­лице­го Сос­ру­ко,
Всад­ни­ка то­го, чье имя
Чин­ты в стра­хе про­из­но­сят,
Чьи сле­ды при­носят счастье,
Чье участье в де­ле бран­ном
Все на­пас­ти по­беж­да­ет,
Чье копье го­тово к бою,
Про­лага­ет путь к по­беде,
Чей вы­сокий шлем свер­ка­ет
Нам звез­дою пу­тевод­ной,
Чь­ей от­ва­гой бла­город­ной,
Как коль­чу­гой, мы прик­ры­ты,
Чья стре­ла во­юет с вь­югой,
Из бе­ды лю­дей вы­водит,
В труд­ный час на­ходит вы­ход.
Мы нап­расно, братья-нар­ты,
Пос­ка­кали без Сос­ру­ко!»

Нар­ты сме­лые — в пе­чали:
На­до бы­ло взять Сос­ру­ко!

Кто там в хо­лоде-ту­мане
На кур­га­не по­казал­ся?
То прим­чался нарт Сос­ру­ко:
Там Сос­ру­ко, где опас­ность,
Где нуж­да­ют­ся в под­мо­ге!
Пос­ре­ди до­роги вь­юж­ной
Нар­тов друж­ный клич раз­дался:

«Здравс­твуй, наш во­итель гроз­ный,
Пред­во­дитель зна­мени­тый!
Мы в но­чи мо­роз­ной гиб­нем.
По­моги ты, ес­ли мо­жешь,
Ес­ли мо­жешь, ра­зож­ги ты
Пос­ко­рей кос­тер го­рячий!»

«Всем уда­чи я же­лаю, —
Го­ворит в от­вет Сос­ру­ко, —
Кто же в путь ко­ня сед­ла­ет,
Без ог­ня в пус­ты­ню ска­чет?
У ме­ня и ма­лой ис­кры
Не най­дет­ся, по­тому что
Без ог­ня я в путь пус­ка­юсь,
Хо­лода не опа­са­юсь.
Не расс­тра­ивай­тесь, нар­ты,
Я сей­час огонь до­буду.
Не от­ча­ивай­тесь, нар­ты,
Я для вас огонь до­буду!»

Он дос­тал стре­лу сталь­ную
И пус­тил в звез­ду ноч­ную, —
Па­да­ет звез­да ноч­ная,
Шум­но рас­сы­пая ис­кры.
Хва­лят всад­ни­ки Сос­ру­ко,
Нар­ты ру­ки под­став­ля­ют,
Чтоб сог­реть­ся хоть нем­но­го,
Но тре­вога сно­ва в сер­дце:
Сра­зу же звез­да по­гас­ла
И рас­та­яла в пус­ты­не, —
И опять в кру­чине нар­ты!

Что же де­лать Сос­ру­ко?
Он, мо­гучий, ре­ша­ет
Из бе­ды не­мину­чей
Сме­лых выз­во­лить нар­тов.
Он са­дит­ся, уп­ря­мый,
На ли­хого Тхо­жея,
Не ро­бея, ле­тит он
На вер­ши­ну Ха­рамы.
Вот он ви­дит, бесс­траш­ный:
Дым из баш­ни ста­рин­ной
Вь­ет­ся, тон­кий, и та­ет,
И скры­ва­ет­ся в ту­чах.
И дым­ком ос­час­тлив­лен,
Он тай­ком подъ­ез­жа­ет, —
Семь ог­рад, семь ко­лючих
За­меча­ет Сос­ру­ко:
То — жи­лище Ины­жа.
Подъ­ез­жа­ет поб­ли­же,
Ви­дит — пла­мень вы­сокий
В сер­дце кру­га пы­ла­ет:
То Иныж од­но­окий,
Мощ­ным кру­гом свер­нувшись,
Спит, хра­пит, го­ловою
Опер­шись на ко­лени.
Оза­рен го­лов­нею,
Рот рас­крыт, нех­ва­та­ет
В нем пе­ред­не­го зу­ба,
А кос­тер все пы­ла­ет
В сер­дце мощ­но­го кру­га,
Ни на миг не сла­бея…
И Сос­ру­ко Тхо­жея
Воп­ро­ша­ет, как дру­га:

«Нар­там ну­жен огонь.
Что же де­лать нам, конь?»

Конь прор­жал се­мик­ратно:
«Ой, Сос­ру­ко бу­лат­ный,
Силь­но­рукий и стат­ный!
Не по­едем об­ратно,
А подъ­едем к Ины­жу.
Как поб­ли­же подъ­едем, —
Бег свой кон­ский, го­рячий
Об­ра­щу в шаг со­бачий,
Как поб­ли­же подъ­едем,
Не пой­ду по-со­бачьи,—
Под­кра­дусь по-ко­шачьи
Я, рож­денный из пе­ны!
Пе­реп­рыгну я сте­ны
Этой баш­ни ста­рин­ной,
Над Ины­жем, бесс­траш­ный,
Вста­ну я на ды­бы.
По­бедим без борь­бы:
Нак­ло­нись ты к ог­ню
И хва­тай го­лов­ню».

По­летел к ста­рой баш­не
Конь, со­вет­чик всег­дашний
Уда­лого Сос­ру­ко.
Как подъ­ехал поб­ли­же, —
Кон­ский бег свой го­рячий
Об­ра­тил в шаг со­бачий,
А подъ­ехал поб­ли­же, —
Об­ра­тил шаг со­бачий
В лег­кий шо­рох ко­шачий,
А приб­ли­зил­ся к баш­не, —
Быс­трым вих­рем рва­нул­ся,
Лег­кой пылью взмет­нулся
Над ста­рин­ною баш­ней.
А бесс­траш­ный Сос­ру­ко
Нак­ло­нил­ся к ог­ню
И схва­тил го­лов­ню —
Да не­лов­ко схва­тил —
От­ско­чил уго­лек,
На Ины­жа упал,
Опа­лил ему бровь —
Бровь гус­тая заж­глась.
При­от­крыл ве­ликан
Свой единс­твен­ный глаз,
Го­лов­ни сос­чи­тал —
Нех­ва­та­ет од­ной:
Сме­лый нарт с го­лов­ней
Ус­ка­кал да­леко!
За­орал ве­ликан:

«Кто ме­ня обок­рал?
Чтоб те­бя, су­чий сын,
Мой отец по­карал!»

Не вста­вая, Иныж
Ру­ки вы­тянул вдруг,
Опус­тил за по­рог.
Стал он ша­рить вок­руг,
Семь об­ша­рил до­рог.
А Сос­ру­ко ска­кал
День за днем — семь но­чей,
А подъ­ехал к ре­ке, —
Ока­зал­ся Тхо­жей
У Ины­жа в ру­ке!

Пос­мотрел ве­ликан
На то­го, кто пос­мел
Ус­ка­кать с го­лов­ней,
Ви­дит — весь он сталь­ной.
И по­думал Иныж:
«Этот ма­лый — кре­пыш.
Хоть и глуп ко­ротыш,
А за­менит мне зуб!»
Так во рту ве­лика­на
Очу­тил­ся Сос­ру­ко.
Не сму­тил­ся Сос­ру­ко,
Вы­нул меч смер­то­нос­ный,
Ре­зать на­чал он дес­ны
Ве­лика­на Ины­жа.
Не стер­пел силь­ной бо­ли
Ве­ликан од­ногла­зый:
Сра­зу вып­лю­нул нар­та.
Ока­зал­ся на во­ле
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко!

Тут вос­клик­нул Иныж:
«Слу­шай, нарт­ский ма­лыш,
По­хити­тель ог­ня!
Нед­руг есть у ме­ня —
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко.
От­ве­чай пос­ко­рей:
Где он — сын Са­таней,
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко?
С ве­лика­нами в ряд
Нар­ты ста­вят Сос­ру­ко,
Так о нем го­ворят:
«Он силь­ней на зем­ле
Всех, си­дящих в сед­ле,
Ве­лика­нов силь­ней
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко!»
Го­вори же ско­рей:
Где он — сын Са­таней,
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко?»

От­ве­ча­ет Сос­ру­ко:
«У под­но­жия гор
Я у нар­тов пас­тух.
Ма­ло ви­дел мой взор,
Мно­го слы­шал мой слух.
Не ви­дал я Сос­ру­ко,
Но слы­хал о Сос­ру­ко,
Где храб­рец — не ска­жу,
Но о нем рас­ска­жу».

От­ве­ча­ет Иныж:
«Ес­ли, нарт­ский ма­лыш,
Ты не смог мне ска­зать,
Где гу­ля­ет Сос­ру­ко,
То су­мей по­казать,
Как иг­ра­ет Сос­ру­ко!»

Тут Сос­ру­ко встре­пенул­ся,
Ус­мехнул­ся, мол­вил сло­во:
«Нет та­кого че­лове­ка
Сре­ди нар­тов, что су­мел бы
Иг­ры пов­то­рить Сос­ру­ко.
Нар­ты ве­рят: нет та­кого
Ве­лика­на, что су­мел бы
В иг­рах по­бедить Сос­ру­ко!»

Рас­сердил­ся од­ногла­зый:
«Не бол­тай, пас­тух плю­гавый,
А нач­ни свои рас­ска­зы
Про Сос­ру­ковы за­бавы!»

«Я слы­хал, для Сос­ру­ко
Нет ми­лее иг­ры:
Он сто­ит, наш Сос­ру­ко,
У под­ножья го­ры;
Аб­ра-ка­мень бро­са­ют
Нар­ты с этой го­ры;
Но Сос­ру­ко бу­лат­ный —
Бо­гатырь нас­то­ящий:
Лбом тол­ка­ет об­ратно
Аб­ра-ка­мень ле­тящий!»

«Мне ли это не под си­лу?
Ну-ка жи­во, пас­ту­шонок,
Ка­мень ты пус­ти с об­ры­ва!»

Нарт бе­рет ог­ромный ка­мень
И с го­ры его бро­са­ет,
Ве­ликан ог­ромный ка­мень
Ло­вит лбом и лбом тол­ка­ет,
Воз­вра­ща­ет на вер­ши­ну,
Гром­ко вос­кли­ца­ет: «Пра­во,
Хо­роша за­бава эта!
От нее — по­есть охо­та,
А ра­бота — лбу на поль­зу:
От уда­ров лоб креп­ча­ет!
Мне иг­ра приш­лась по нра­ву,
Но за­баву пот­руднее,
Мо­жет быть, пас­тух, ты зна­ешь?..»

Где, Сос­ру­ко, твой ра­зум?
Ох, бе­да с од­ногла­зым:
Смерть к не­му не при­ходит!
Тут уво­дит по­даль­ше
Ве­лика­на Сос­ру­ко,
Го­ворит ве­лика­ну:

«Тот, чье имя — Сос­ру­ко, —
Так твер­дит нарт­ский род,—
Опус­ка­ясь на зем­лю,
От­кры­ва­ет свой рот;
В рот кла­дут ему стре­лы.
А Сос­ру­ко уме­лый
Их го­лов­ки жу­ет, —
Он жу­ет и сме­ет­ся,
А кон­ца­ми плю­ет­ся!»

«Рот на­бей мне до­от­ка­зу:
Не бо­юсь та­кой ра­боты!» —
Ус­ме­ха­ет­ся и сра­зу
Опус­ка­ет­ся на зем­лю
Ве­ликан ши­роко­ротый,
От­кры­ва­ет пасть боль­шую.
На­бива­ет до­от­ка­зу
Стре­лами ее Сос­ру­ко.
Ни­почем Ины­жу зло­му
Нар­та юно­го улов­ки!
Ве­ликан жу­ет го­лов­ки,
А кон­ца­ми стрел плю­ет­ся
И сме­ет­ся над Сос­ру­ко:

«Пас­ту­шонок нарт­ский! Пра­во,
Хо­роша за­бава эта:
При­да­ет слю­не сви­репость,
А зу­бам — сталь­ную кре­пость!
Мне иг­ра приш­лась по нра­ву,
Но за­баву пот­руднее,
Мо­жет быть, пас­тух, ты зна­ешь?..»

Где, Сос­ру­ко, твой ра­зум?
Ох, бе­да с од­ногла­зым:
Смерть к не­му не при­ходит!
Тут уво­дит по­даль­ше
Ве­лика­на Сос­ру­ко,
Го­ворит ве­лика­ну:

«Тот, чье имя — Сос­ру­ко,
Те­шит ду­шу та­кою
Уда­лою за­бавой:
Пе­ред ним, храб­ре­цом,
Нар­ты ста­вят ко­тел,
На­пол­ня­ют свин­цом
Ис­по­лин­ский ко­тел,
На огонь его ста­вят,
И сви­нец они пла­вят
Де­вять дней и но­чей —
Вот иг­ра си­лачей!
Ой, Сос­ру­ко не­даром
Сре­ди нар­тов прос­лавлен!
Вот в сви­нец он са­дит­ся,
Что ки­пит, что рас­плав­лен,
И си­дит он в кот­ле,
Слов­но всад­ник в сед­ле,
Ждет, ког­да, на­конец,
Зат­верде­ет сви­нец!»

«Мне ли это не под си­лу? —
Го­ворит Иныж с зе­вотой, —
Я в ко­тел с охо­той ся­ду!»

Юный нарт огонь раз­во­дит —
На огонь ко­тел пос­тавлен.
Де­вять дней-но­чей про­ходит —
И сви­нец в кот­ле рас­плав­лен.
Ве­ликан в сви­нец са­дит­ся,
Вмес­те с ним зат­верде­ва­ет,
Но рыв­ком мо­гучим те­ло
От свин­ца он от­ры­ва­ет,
Вос­кли­ца­ет од­ногла­зый:
«Я сво­им до­волен де­лом,
Те­лом стал сток­рат силь­нее,
За­хоте­лось по­обе­дать!
Мне иг­ра твоя по нра­ву,
Но за­баву пот­руднее,
Мо­жет быть, пас­тух, ты зна­ешь?
А не зна­ешь — бу­дет ху­до:
Сам се­бя я по­забав­лю,
Я живь­ем те­бя рас­плав­лю!»

Где, Сос­ру­ко, твой ра­зум?
Ох, бе­да с од­ногла­зым:
Смерть к не­му не при­ходит!
Смуг­ло­лицый Сос­ру­ко
Речь та­кую за­водит:

«Ой, дву­жиль­ный, двуг­ла­вый,
Не спе­ши по­обе­дать,
Чтоб ус­пел я по­ведать
О за­баве пос­ледней:
Там, где в оке­ан глу­бокий
Ус­трем­ля­ют­ся, вски­пая,
Всех се­ми мо­рей по­токи, —
Опус­ка­ет­ся в пу­чину,
Дна сто­пой не дос­та­вая,
Ртом во­ды не на­бирая,
Тот, ко­го зо­вут Сос­ру­ко.
Ду­ют, ду­ют стар­цы-нар­ты,
Семь но­чей, семь дней кол­ду­ют,
За­мора­жива­ют мо­ре,
Смуг­ло­лицо­го Сос­ру­ко
За­мора­жива­ют в мо­ре.
Он в пу­чине, в лед оде­тый,
Семь но­чей, семь дней про­водит,
До­жида­ет­ся рас­све­та,
Гор­до пле­чи рас­прям­ля­ет,
Лед ло­ма­ет и вы­ходит».

«Мне ли это не под си­лу!» —
Вос­кли­ца­ет од­но­окий.
Нарт его ту­да при­водит,
Где се­ми мо­рей по­токи
В оке­ан глу­бокий, гроз­ный
Ус­трем­ля­ют­ся, сли­ва­ясь.
Опус­ка­ет­ся в пу­чину
Ве­ликан Иныж, ста­ра­ясь
Не кос­нуть­ся дна сто­пою
И в во­де не зах­лебнуть­ся.
Хо­лод на­пус­тил Сос­ру­ко
И в пу­чине оке­ана
Ве­лика­на за­моро­зил.
В той пу­чине ве­лика­на
Семь но­чей, семь дней дер­жал он,
А по­том ска­зал он: «Вый­ди!»

Не был ве­ликан в оби­де.
Под­на­тужась, од­ногла­зый
Силь­ны­ми по­вел пле­чами —
Лед мо­гучий трес­нул сра­зу.
«По­годи! — вскри­чал Сос­ру­ко. —
Я наг­нал не все мо­розы,
Тре­щины не все за­делал,
Лед еще не очень кре­пок!»

Ду­нул нарт — взви­лись ме­тели,
Зат­ре­щал мо­роз жес­то­кий,
И се­ми мо­рей по­токи
На бе­гу оце­пене­ли!
Нарт в пу­чине оке­ана
Ве­лика­на за­моро­зил,
Креп­ким ль­дом ско­вал он во­ду,
Злоб­но­му уро­ду крик­нул:

«Эй, Иныж, поп­ро­буй, выр­вись,
Ты из пле­на ле­дяно­го!»

Под­на­тужась, од­ногла­зый
Пле­чи рас­прям­ля­ет сно­ва,
Гнев­но си­лы нап­ря­га­ет.
Вот на лбу на­дулись жи­лы,
Глаз единс­твен­ный мор­га­ет, —
Поз­дно: в этом ль­ду мо­гучем
За­моро­жен од­ногла­зый!
Вы­нув быс­трый меч из но­жен,
Тут по­думал нарт Сос­ру­ко:
«Я вра­га ско­вал на­деж­но,
Ду­шу мож­но по­заба­вить —
Обез­гла­вить ве­лика­на!»

Но по­дул Иныж сви­репый
И от­бро­сил он Сос­ру­ко
Сра­зу на два пе­рехо­да.
Прис­ка­кал на­зад Сос­ру­ко,
Сза­ди под­ска­кал к Ины­жу,
Оса­дил на ль­ду Тхо­жея,
Чтоб зло­дея обез­гла­вить,
Но бес­си­лен меч дву­ос­трый:
Во­лос­ка снес­ти не мо­жет
И ца­рапин­ки ос­та­вить!

Заг­ре­мел од­ногла­зый:
«Ес­ли б не был я глу­пым,
До­гадал­ся бы сра­зу
По тво­им тон­ким ик­рам,
По тво­им хит­рым иг­рам,
Что я ви­жу Сос­ру­ко:
Смерть при­ходит к Ины­жу!

Ой, Сос­ру­ко бу­лат­ный,
Рат­ный всад­ник ты нарт­ский!
Не тру­дись по­нап­расну, —
Го­ловы не от­ру­бишь,
Толь­ко меч ты за­тупишь!
Под­ни­мись-ка ты луч­ше
На по­рог мо­ей баш­ни,
На две­рях мо­ей баш­ни
Меч уви­дишь мо­гучий.
Этот меч ты прос­ла­вишь:
Обез­гла­вишь Ины­жа!»

По­вер­нул ко­ня Сос­ру­ко,
К баш­не ве­лика­на ска­чет.
«Нет ли хит­рости, об­ма­на,
За­пад­ни в ре­чах Ины­жа?»
Так по­думав, нарт Сос­ру­ко
От­кры­ва­ет две­ри баш­ни,
Толь­ко сам не вхо­дит в баш­ню,
А по­лено он бро­са­ет
И сры­ва­ет­ся мгно­вен­но
С при­толо­ки меч мо­гучий
И вон­за­ет­ся в по­лено.

На­гиба­ет­ся Сос­ру­ко,
Меч за ру­ко­ять хва­та­ет,
И на­зад с ме­чом Ины­жа
Воз­вра­ща­ет­ся Сос­ру­ко.
Ве­ликан, его уви­дев,
За­рыдал ры­дань­ем гром­ким:

«Ой, Сос­ру­ко, всад­ник рат­ный,
Нарт бу­лат­ный, стат­ный во­ин!
Я спо­ко­ен был, я ду­мал,
Что мо­им ме­чом ты бу­дешь
Обез­глав­лен, что на­веки
Бу­ду от те­бя из­бавлен.
Меч в тво­их ру­ках я ви­жу,
Смерть приш­ла к Ины­жу ны­не.
Ес­ли так — в мо­ей кон­чи­не
Пусть от­ра­ду, нарт, най­дешь ты.
Обез­главь ме­ня ско­рее,
Вы­тяни из шеи жи­лу,
Опо­яшь се­бя, и си­лу
Ве­лика­на об­ре­тешь ты,
И тог­да ник­то из нар­тов
И ник­то из ве­лика­нов
Одо­леть те­бя не смо­жет!»

От­ве­чал ему Сос­ру­ко:
«Не за сказ­ка­ми я при­был, —
При­был на твою по­гибель,
Чтоб до­быть огонь для нар­тов,
Чтоб спас­ти дру­зей от смер­ти.
Не нуж­на твоя мне жи­ла,
Пол­ная от­ра­вы мер­зкой:
Толь­ко си­ла че­лове­ка
На зем­ле дос­той­на сла­вы!»

Так вос­клик­нув, нарт Сос­ру­ко
Обез­гла­вил ве­лика­на
И ко­ня к друзь­ям нап­ра­вил,
Зах­ва­тив огонь Ины­жа.
От мо­роза, от ме­тели
Ко­чене­ли, сжав­шись в ку­чи,
Нарт мо­гучий, конь ле­тучий, —
Ис­хо­дили в горь­ком пла­че.
Прис­ка­кал к друзь­ям Сос­ру­ко
И раз­вел огонь го­рячий,
Отог­рел ко­ней и нар­тов.
Нар­ты пок­ля­лись в пус­ты­не:
«Ой, от­ны­не без Сос­ру­ко
Ни­куда мы не по­едем —
Ни в по­ходы, ни в на­беги,
В том на­веки мы кля­нем­ся!»