Песнь об Ахумиде и Ашамезе

Ран­ней звез­дою свер­ка­ет,
Всех кра­сотой зат­ме­ва­ет.
Лик ее — сол­нцу по­добен,
Стан ее с то­полем схо­ден.
Сла­вит­ся ко­жею неж­ной,
Ум­ной, при­леж­ной слы­вет.
От же­нихов нет от­бою,
Хо­дят тол­пою за ней.
Де­вуш­ка всех от­верга­ет,
Но Аша­мез рас­сужда­ет:
«Чем бы я ей не же­них?
Я не из тех, кто в жи­лище
Роб­ким, как ни­щий, идет.
Не по­жела­ет — от­ка­жет,
Рта не за­вяжет — ска­жу!
Лишь свы­сока пусть не смот­рит,
За прос­та­ка не соч­тет,
Не на­рушаю при­личья,
Свя­то обы­чай блю­ду».

В дом он во­шел к Аху­миде,
Слу­ги, уви­дя его,
Так до­ложи­ли о гос­те:
«Знат­ный при­ез­жий там ждет,
Ред­ко, мы ви­дели кра­ше,
Это сын Аши — юнец,
Слав­ный де­лами сво­ими,
Имя его Аша­мез».
Но обер­ну­лась не­вес­та
Вет­ром ко­лючим су­хим,
Зной­ным и жгу­чим ды­хань­ем
Зем­лю вок­руг обож­гла,
Выж­гла и во­ды и зла­ки,
Вя­нет во мра­ке зем­ля.

Взял Аша­мез спра­вед­ли­вый
Жиз­ни ис­точник — сви­рель,
Ти­хо за­пел свой счас­тли­вый,
Свой за­душев­ный на­пев.
Он на сви­рели иг­ра­ет,
И ожи­ва­ет зем­ля,
До­лы, по­ля рас­цве­та­ют,
Вновь улы­ба­ют­ся ли­ца,
Ве­селы зве­ри и пти­цы,
Сно­ва стру­ит­ся ре­ка.
Не уня­лась Аху­мида:
Шлет Аша­мезу она
Гор­сточ­ку шер­сти овечь­ей
Вмес­те с ло­зин­кой су­хой.
При­нял он дар Аху­миды
И, по­раз­мыслив, от­ве­тил:

«Ни ско­тово­дом я не был,
Ни са­дово­дом я не был,
Ес­ли ж ты тре­бу­ешь ста­да — —
Взгля­дом окинь этот луг,
Хо­чешь цве­тов и де­ревь­ев —
Вый­ди во двор, пог­ля­ди!»

Выш­ла во двор Аху­мида,
Ви­дит — ота­ры на скло­нах,
Двор весь в зе­леных кус­тах,
Яб­ло­ками зо­лоты­ми
Вет­ви де­ревь­ев пол­ны.
Тут она в дом пос­пе­шила,
Сто­лик тре­ногий нак­ры­ла,
Мис­ку с пох­лебкой взя­ла.
Хле­ба на­реза­ла круп­но,
Хлеб из му­ки про­сяной,
В ва­реве, буд­то глаз­ки,
Пла­ва­ют жи­ра круж­ки.
Пе­реда­ла со слу­гою
Вмес­те с едою за­гад­ку:
«Хоть пол­но­лунье се­год­ня,
А в пре­ис­подней свет­лей.
В ту­чах все звез­дное не­бо…»

Юно­ша при­нял да­янье,
Инос­ка­занью в от­вет:
«Тут од­но­го нех­ва­та­ет, —
Плет­ка твоя не­ис­прав­на,
Глав­но­го нет — ре­меш­ка!
Да и по­тем­ки се­год­ня,
Впрямь в пре­ис­подней свет­лей,
В не­бе не вид­ны све­тила,
Знать, пол-лу­ны от­хва­тило
Ос­трым ме­чом в не­бесах».
Пе­редал хит­рое сло­во
Быс­тро, тол­ко­во слу­га.
Смот­рит не­вес­та на сто­лик:
Столь­ко ли бы­ло еды?
Хле­ба все­го по­лови­на,
В мис­ке не вид­но круж­ков…
И на слу­гу рас­серди­лась,
Раз­го­рячи­лась она.
Нар­ту ж ска­зала сер­ди­то:

«Еже­ли не из сам­ши­та
Плет­ки тво­ей ру­ко­ять,
Мож­но ль счи­тать ее плет­кой?!
Шея ко­ня, как у гу­ся,
Не раз­бе­русь я в те­бе,
Кто ты: пе­тух иль со­ва?
Чья у те­бя го­лова?
Еже­ли ты пе­тушок,
То ре­мешок для че­го же?»

Смот­рит на де­вуш­ку нарт
И от­ве­ча­ет ей крот­ко:
«Плет­ка моя — это плет­ка;
Как вы­шива­ешь ты шел­ком —
С тол­ком я плет­кой вла­дею.
Вот ру­ко­ять из сам­ши­та,
Креп­ки ко­пыта ко­ня,
Шея его не с гу­синой,
А с ле­беди­ною схо­жа,
Мно­гих до­роже мне альп!
Я не по­хож на со­ву, —
Нар­том слы­ву не пос­ледним.
Пти­цей ле­таю я ран­ней,
Быс­трою ланью бе­гу.
Зве­рем не рыс­кал в ок­ру­ге, —
Доб­рой под­ру­ги ис­кал!»

Не уня­лась Аху­мида,
Мет­кие ме­чет сло­ва:
«А, ес­ли плет­ка от­менна,
И ру­ко­ять из сам­ши­та,
Креп­ки ко­пыта ко­ня,
Шей его не с гу­синой,
А с ле­беди­ною схо­жа,
Не­ту до­роже ко­ня,
Ес­ли с со­вой ты не схо­ден,
И бла­горо­ден и смел, —
Ста­ло-быть все в тво­ей си­ле,
Съ­ез­ди к вер­ховь­ям Ин­ды­ла,
В даль­ние да­ли ска­чи,
И из пар­чи при­вези мне
Див­ной го­луб­ки на­ряд!»

Быс­тро вско­чив­ши на аль­па,
Вдаль пос­ка­кал Аша­мез.
Вот они, пол­ные во­ды!
Бро­да не ищет ез­док,
Едет по­лями, ле­сами,
Ви­дит он пла­мя кру­гом.
Пла­менем не­опа­лимый,
Не­уто­мимо впе­ред
Едет он и по­пада­ет
В гроз­но ре­вущую бу­рю!
Скрю­чились чер­ные вет­ки,
Ве­тер де­ревья, как тра­вы,
Рвет из го­рячей зем­ли,
Ска­лы с до­роги сме­та­ет.
Ли­вень сме­ня­ет ме­тель,
Лю­тым трес­ку­чим мо­розом
Ло­зам при­рода гро­зит,
Ре­ки вок­руг об­ме­лели.
И о сви­рели сво­ей
Вспом­нил ез­док бла­город­ный,
Дуд­ку к ус­там при­ложил.

Звон­кий на­пев раз­ли­ва­ет­ся —
Пре­об­ра­жа­ет­ся мир,
Уж не ле­жит опа­лен­ной,—
Ста­ла зе­леной зем­ля.
Едет к вер­ховью на­ез­дник
И у вер­ховья ре­ки
Ви­дит вы­сокую го­ру,
Взо­ру от­кры­лась на ней
Хи­жина чья-то прос­тая.
К стае сквоз­ных об­ла­ков
Тя­нет­ся креп­кий, вет­вистый
Зе­лено­лис­тый чи­нар.
А на чи­наре вы­соком
Сви­то гнез­до, а в гнез­де
Баш­ня, а в баш­не с го­луб­кой
Де­вуш­ка ти­хо жи­вет.
Див­но го­луб­ки об­личье,
Платье не птичье на ней, —
Платье на ней из пар­чи.
Каж­дое ут­ро к Ин­ды­лу,
Крылья рас­пра­вив свои,
Эта го­луб­ка сле­та­ет, —
Лю­бит ку­пать­ся она.

И Аша­мез со сви­релью
Ут­ром в ущелье при­шел,
Выс­ле­дил юно­ша пти­цу:
Ско­ро спус­тить­ся дол­жна!
Пти­ца по­лет за­мед­ля­ет
И ос­тавля­ет в тра­ве
Див­ный на­ряд свой пар­чо­вый.
Нарт тон­кобро­вый спе­шит,
Яр­кое платье хва­та­ет,
Платье блис­та­ет за­рей.
Юно­ша в край свой вер­нулся,
Платье не­вес­те при­вез.
Платья не хо­чет не­вес­та,
Вмес­то то­го го­ворит:
«Ты, Аша­мез тон­костан­ный,
Всю­ду же­лан­ный ты гость.
Зря ты ска­кал так да­леко,
Зря до­бывал мне на­ряд,
Платья мне вов­се не на­до, —
Вер­ность твоя мне нуж­на.
Ну­жен же­них мне бесс­траш­ный,
Лю­бящий зем­лю свою,
Ну­жен же­них спра­вед­ли­вый,
А не спе­сивый бах­вал.
Чтоб его звез­дные очи
В от­чем си­яли до­му,
Что­бы ска­лой из гра­нита
Сла­ва джи­гита бы­ла.
Меч был бы мол­ни­ей гроз­ной,
И смер­то­нос­ной зме­ей;
Ну­жен мне тот, кто в по­ходе
Ду­ма­ет лишь о на­роде,
Тот, кто пу­тем бла­город­ным
Вмес­те с на­родом идет,
Тот, кто зо­вет­ся муж­чи­ной,
Си­лою ль­ви­ной си­лен,
Сер­дцем же чист, слов­но го­лубь,
Го­лову сло­жит свою
За до­рогую от­чизну,
За изо­билье зем­ли.
Ну­жен мне ве­лико­душ­ный,
Сер­дцу пос­лушный же­них,
Чтоб его пес­не вни­мали
Доб­рые да­ли стра­ны,
Шли к не­му лю­ди и зве­ри,
Нак­репко ве­ря ему.
Вот ка­кой ви­тязь мне ну­жен,—
Су­женый мой — это ты!
Ты, Аша­мез тон­костан­ный,
Сер­дцу же­лан­ный ге­рой».

Так она сер­дце рас­кры­ла,
Гор­дость свою по­забы­ла.
Так Аша­мез с Аху­мидой
Счастье свое об­ре­ли.