Тлепш и Дабеч

Тру­дит­ся в куз­не Да­беч,
Меч бо­гатыр­ский ку­ет.
Нет у Да­беча кле­щей,
Мо­лотом — глы­ба ска­лы,
А на­коваль­ней — ва­лун.
Уголь куз­нечный — ки­зил,
Шку­ра оленья — ме­хи,
Сол­нце — пы­ла­ющий горн.

К де­лу куз­нечно­му всех
Рад при­охо­тить Да­беч.
Но, обо­шед­ши кру­гом
Го­ры, до­лины, ле­са,
Не отыс­кал ни­кого,
Кто бы по­мерять­ся мог
С мощью же­лез­ной ру­ды.
Знать, бес­по­лез­но ис­кать, —
Ста­рый куз­нец оди­нок.

Вновь за­дыша­ли ме­хи,
За­полы­хала за­ря,
Заг­ро­хота­ла зем­ля.
Ра­дос­тен труд куз­не­ца:
В ду­шу ру­ды он про­ник,
По­нял же­леза язык.
Вдруг за­меча­ет ста­рик:
В куз­ню сквозь ще­ли тай­ком
Юно­ша зор­ко гля­дит.
Он куз­не­цу нез­на­ком.
«Чей ты, от­ку­да?..» Но вмиг
Гость не­из­вес­тный ис­чез.
Лишь от­вернул­ся куз­нец —
Вновь он воз­ник за сте­ной.
Пос­ле к Да­бечу при­вык,
Вый­дя навс­тре­чу, ска­зал:

«Да бу­дет огонь твой доб­рым,
Да­беч, сто­ящий у гор­на,
Ши­роко рас­ста­вив но­ги,
Всей грудью ды­ша глу­боко!
Ме­ня возь­ми ты под­ручным,
И я в дол­гу не ос­та­нусь, —
Те­бе по­могу в ра­боте.
Мне в куз­ни­цу дверь от­кро­ешь —
От­крою, до­верю ду­шу».
Был юно­ша ве­лика­ном.
Мо­гучий, ши­рокоп­ле­чий.
Во взгля­де — ль­ви­ная си­ла.

Ему Да­беч от­ве­ча­ет:
«Мой гость же­лан­ный! го­дами
Ты мне го­дишь­ся во вну­ки,
Но ру­ки твои мо­гучи,
А ре­чи твои сер­дечны.
Как звать те­бя? Ты мне ну­жен!»

«Я Тлеп­шем зо­вусь, рож­денный
От ма­тери не­рожав­шей.
Отец, не знав­ший от­цовс­тва,
Ме­ня име­ну­ет сы­ном.
Я пра­щур мо­лото­бой­цев.
Я всех куз­не­цов гря­дущих
Еди­ный ро­дона­чаль­ник.
При­шел я в пер­вую куз­ню.
Про­шусь к те­бе в под­мастерья.
Впус­ти же ме­ня, хо­зя­ин!»
Вой­дя, при­нял­ся за де­ло.
Уме­ло ку­ет, про­вор­но.
Да­беч у гор­на ста­ре­ет,
А Тлепш му­жа­ет у гор­на.
Од­нажды пол­ночью чер­ной
Да­бечу ста­рому снит­ся:

В куз­не же­лезо
Тлепш зак­ли­на­ет,
По­веле­ва­ет
Гор­ной ру­дою.
Та по­коря­лась
Бес­пре­кос­ловно,
Слов­но же­лезо
Ста­ло во­дою.
Ра­до же­лезо
Слу­шать­ся взгля­да:
Лас­ко­во гля­нет —
Ста­нет го­рою.
Гля­нет су­рово —
Ста­нет баг­ро­во,
Вос­пла­менит­ся
Си­лою злою.
Ду­нул — про­пала
Ярость на­кала.
В этот же миг —
Звон бла­город­ный
Ста­ли хо­лод­ной
Слы­шит ста­рик.
Он буд­то в куз­ню
Вхо­дит, и сра­зу,
Как по при­казу,
Скры­лось же­лезо.
Тут и прос­нулся
Ста­рый куз­нец:
«Вот он, ко­нец мой,
Вер­ный ко­нец!»
Ут­ром, ти­хонь­ко
Стоя за дверью,
На под­мастерья
Мас­тер ди­вит­ся:

Рас­ка­лен­ное же­лезо юный Тлепш
Вы­нул го­лыми ру­ками из ог­ня.
Пы­шет по­лымя в ла­донях, а куз­нец
Мнет же­лезо, гнет под­ко­вы, и ему
С вос­хи­щень­ем ста­рый мас­тер го­ворит:
«Ты же­лезо рас­ка­лен­ное бе­решь,
Нас­то­ящим ты муж­чи­ной бу­дешь, Тлепш!..»

Вхо­дят в куз­ню двое нар­тов мо­лодых,
Вно­сят треть­его, с про­лом­ленным бед­ром,
Про­сят ста­рого Да­беча им по­мочь:
«Бог бо­гов да наг­ра­дит те­бя, Да­беч!
Трое брать­ев, мы рез­ви­лись на ко­нях:
Кто ко­го ско­рее выбь­ет из сед­ла.
Ве­села бы­ла иг­ра, но сред­ний брат
Не вста­ет из-за раз­би­того бед­ра.
За­иг­ра­лись мы без па­мяти, прос­ти!
Про­вини­лись мы по мла­дос­ти, Да­беч!
Зак­ле­пай сталь­ное нарт­ское бед­ро.
Всем при­носишь ты доб­ро, не от­ка­жи!»

Ста­рый мас­тер, по­мол­чавши, от­ве­чал:
«Трое ви­тязей, что сто­ят вось­мис­та!
Де­ла мно­го у ме­ня, до­суга нет.
Вот уме­лый мой по­мощ­ник — юный Тлепш.
Он ува­жит прось­бу ва­шу, удаль­цы».
Уда­ля­ет­ся из куз­ни­цы Да­беч.
Нар­ты, ис­ко­са на Тлеп­ша пог­ля­дев,
Бра­та под­ня­ли и прочь пош­ли, бра­нясь:
«Под­шу­тил Да­беч над на­ми, Тлепш — ма­лец.
Где ж бед­ро ему сталь­ное по­чинить!
Уче­ник и мас­тер — оба хо­роши.
Мы те­перь к Да­бечу в куз­ню ни но­гой!»

В это вре­мя воз­вра­ща­ет­ся Да­беч
И га­да­ет-раз­мышля­ет на хо­ду:
«Тлепш уп­ра­вит­ся с бед­ром, по­ка дой­ду.
Он все­силен, ес­ли сон мой не сов­рал!»
«Как ра­бота­лось?» — под­ручно­го спро­сил.
Тлепш в от­вет ему: «С през­ре­ни­ем ко мне
Нар­ты прочь пош­ли и бра­та унес­ли.
Ес­ли толь­ко им на­де­ешь­ся по­мочь,
Во­роти их пос­ко­рее с пол­пу­ти.
Ра­зоби­жены они, воз­му­щены».
Ста­рый нар­тов ок­ли­ка­ет, и юн­цы
Воз­вра­ща­ют­ся, увеч­но­го не­ся.
Бь­ет­ся мас­тер воз­ле гор­на так и сяк
И ни­как бед­ро не мо­жет зак­ле­пать.
Лишь прит­ро­нет­ся к же­лезу, тут же Тлепш
Под­мигнет тай­ком же­лезу, и ко­нец —
Ус­коль­знет же­лезо, выр­вется из рук.
Пос­мотрел на Тлеп­ша прис­таль­но Да­беч
И за­думал­ся глу­боко, и ска­зал:

«Мой Тлепш, ты один
Куз­нец нас­то­ящий,
Гля­дящий бесс­траш­но
Же­лезу в гла­за!
Бес­по­мощен я,
Как вста­нешь ты ря­дом,
Ты влас­тву­ешь взгля­дом
Над мощ­ной ру­дой.
Уме­лой ру­кой
Бед­ро по­чини ты,
Хоть мой уче­ник ты, —
Скло­нюсь пред то­бой.
Пос­тиг ты впол­не
Куз­нечное де­ло,
Те­бе я на­веч­но
Его от­даю.
И куз­ню мою
Те­бе ос­тавляю,
Я счас­тлив — те­бя я
На­шел, на­конец.
Ты — нарт­ский куз­нец.
На ста­рость, на ра­дость
Мне бо­ги под­ручным
Пос­ла­ли те­бя!»

Скло­нив­шись, Да­беч
Вы­ходит из куз­ни,
А Тлепш чи­нит-ле­чит
Сталь­ное бед­ро.

Лишь спра­вил­ся с де­лом, —
О нем за­шуме­ла
Люд­ская мол­ва.
И Ха­са ста­рей­ших
За Тлеп­шем пос­ла­ла
Быс­трей­ших гон­цов.
Он вхо­дит на Ха­су,
Его там встре­ча­ют
С по­четом боль­шим.
И са­но семь бо­чек
В честь бо­га же­леза
На ра­дос­тях пь­ют.