Тлепш и Худим

Жил в се­лении Алеж­де
Ста­рый нарт — куз­нец Ху­дим.
Смо­лоду он до­бивал­ся
Мо­лот вы­ковать же­лез­ный.
Бес­по­лез­ны ока­зались
Все до­гад­ки и по­пыт­ки.
У ко­го бы ни спро­сил он —
Каж­дый по­жимал пле­чами.
Но Ху­дим од­нажды встре­тил
У­ор­сар на са­нопитье,
И ска­зал Ху­дим ста­рухе:

«Пусть бы все твои не­дуги,
Ста­ли, У­ор­сар, мо­ими!
Ты — ста­рей­шая средь нар­тов,
Ты — муд­рей­шая средь нар­тов,
Мо­жет быть, те­бе из­вес­тно,
Как до­быть же­лез­ный мо­лот?»
И от­ве­тила ста­руха:
«Это­го ник­то не зна­ет,
Кро­ме Тлеп­ша-ме­ходу­ва,
По­вели­теля же­леза,
О ко­тором зна­ют все.
Есть в до­лине Ятоп­сы­ко
На краю боль­шо­го ле­са
По­та­ен­ная пе­щера,
В той пе­щере куз­ня Тлеп­ша,
За­ходить в нее нель­зя.
Ес­ли нар­там на­до к Тлеп­шу,
Не до­шед­ши до пе­щеры,
Тро­ек­ратно ок­ли­ка­ют, —
И яв­ля­ет­ся на ок­лик
Бог-куз­нец с ме­чом в ру­ке.
Ра­зуз­нав же­ланья нар­тов,
Воз­вра­ща­ет­ся в пе­щеру,
Там вы­ковы­ва­ет втай­не
И оружье и дос­пе­хи,
И вы­носит нар­там сам.
Вот в до­лину Ятоп­сы­ко
Ты схо­ди-ка и у ле­са
Тлеп­ша клик­ни тро­ек­ратно,
И дож­дись его; он вый­дет —
Пок­ло­нись ему по­ниже,
Объ­яс­ни, че­го ты хо­чешь.
Ес­ли дель­ное — ис­полнит…»

Поб­ла­года­рив ста­руху,
К Тлеп­шу пос­пе­шил Ху­дим.
Вот до­лина Ятоп­сы­ко.
Влез Ху­дим на холм вы­сокий
И уви­дел лес дре­мучий
Со ска­лою на опуш­ке.
В глу­бине ска­лы — пе­щера,
Из пе­щеры дым и пла­мя
Вы­лета­ют, ис­че­зая
В яр­ких сол­нечных лу­чах.

По­дошел Ху­дим к пе­щере
И, ок­ликнув Тлеп­ша триж­ды,
Выж­дал вре­мя, — вы­шел мас­тер,
И Ху­дим ска­зал с пок­ло­ном:
«Доб­ро­го ог­ня, куз­нец!»

«Доб­ро­го здо­ровья, пут­ник!
Хоть и стар ты, но от­ва­жен.
По­рыва­ешь­ся к же­лезу,
Слов­но юно­ша го­рячий.
Го­вори, за­чем при­шел?»

«Все­могу­щий бог же­леза!
Я при­шел с ду­шой от­кры­той
И с боль­шой за­вет­ной ду­мой.
У под­ножья Ош­хо­махо
На ве­ликом са­нопитье
Я уз­нал, что ты куз­не­чишь
Мо­лотом гро­може­лез­ным.
Ес­ли мо­жешь, рас­ска­жи мне,
Как вы­ковы­ва­ешь мо­лот.
Ес­ли мо­жешь, по­кажи мне,
Как ты мо­лотом куз­не­чишь.
Ес­ли мо­жешь, по­дари мне
Мо­лот свой гро­мог­ре­мящий,
Как в обы­чае у нас».

«Мо­лот — дос­то­янье бо­га,
Вы­ковать его не прос­то,
По­дарить его нель­зя.
Но уж ес­ли ты куз­не­чишь,
По­могу те­бе охот­но.
Рас­ка­лив же­лезо, клик­ни, —
Мо­лот ми­гом пе­реки­ну,
А от­на­добит­ся мо­лот,
Пе­реб­рось не­мед­ля мне».

«Да жи­вешь ты в ми­ре веч­но,
Бог куз­нечный, Тлепш ве­ликий!»
Го­ворит Ху­дим и быс­тро
Воз­вра­ща­ет­ся до­мой.
За­горев­шись не­тер­пень­ем,
Рас­па­лил гор­ни­ло в куз­не,
По­ложил в огонь же­лезо,
Вы­шел вон и зак­ри­чал:
«Эй, же­леза по­вели­тель,
До­заре­зу ну­жен мо­лот!
Эй, удач­ли­вый, мо­гучий,
Мне ко­вать прис­пе­ло вре­мя,
Брось Ху­диму мо­лот свой!»
Тлепш, тру­див­ший­ся у гор­на,
Вы­шел с мо­лотом из куз­ни,
Под­нялся на холм вы­сокий,
Гля­нул зор­ки­ми гла­зами
И уви­дел, слов­но ря­дом,
Как за семь­юс­та хол­ма­ми,
За семью час­тя­ми све­та,
Семь кра­ев зем­ли цве­тущих,
Семь бе­гущих рек ми­нуя,
На при­гор­ке воз­ле куз­ни
Вдаль гля­дит не­тер­пе­ливо
Ста­рый нарт, куз­нец Ху­дим.

Тлепш, се­миж­ды раз­махнув­шись,
Бро­сил мо­лот в под­не­бесье.
Мо­лот мол­ни­ей ле­тучей
Мчит­ся, ту­чи рас­се­кая.
Про­летел еди­ным ми­гом
По-над семь­юс­та хол­ма­ми,
Семь кра­ев зем­ли цве­тущих,
Семь бе­гущих рек ми­нуя,
И у са­мых ног Ху­дима
Рух­нул, гро­мом заг­ре­мев.

И по­ка Ху­дим, ли­куя,
Во­инам ку­ет дос­пе­хи,
В ог­ненном гор­ни­ле Тлеп­ша
Рас­ка­ля­ет­ся же­лезо.
Тлепш вы­ходит из пе­щеры,
И кри­чит Ху­диму Тлепш:

«Эй, Ху­дим доб­ро­сер­дечный!
Пе­рекинь куз­нечный мо­лот!
До­жида­ючись, же­лезо
Рас­ка­лилось до­бела!»
И Ху­дим ус­лы­шал Тлеп­ша.
Вы­шел с мо­лотом из куз­ни
И, се­миж­ды раз­махнув­шись,
Ки­нул мо­лот в под­не­бесье.
Мо­лот мол­ни­ей ле­тучей
Сно­ва ту­чи рас­се­ка­ет.
Про­летев еди­ным ми­гом
По-над семь­юс­та хол­ма­ми,
Семь кра­ев зем­ли цве­тущих,
Семь бе­гущих рек ми­нуя,
Рух­нул к Тлеп­ше­вым но­гам.

Так тру­дились Тлепш с Ху­димом,
Пе­реб­ра­сывая мо­лот,
Но од­нажды, пог­ло­щен­ный
Не­от­ложною ра­ботой,
Тлепш Ху­дима не ус­лы­шал,
Мо­лота не пе­рес­лал.
Ста­рику без де­ла ску­ка,
И ре­шил: «Пой­ду-ка к Тлеп­шу,
Пог­ля­жу — не за­немог ли.
По­могу, хоть он и бог».

И от­пра­вил­ся не­мед­ля.
Но в пу­ти ему слу­чилось
Заб­рести на са­нопитье.
Ве­сели­лись там нас­ла­ву,
Пи­ли-ели, пес­ни пе­ли,
В плав­ном пля­се шли кру­жась.
Нас­та­ет че­ред Ху­диму
Ка­фу-удж пля­сать по кру­гу.
Но Ху­дим с пок­ло­ном низ­ким
Ста­рым нар­там го­ворит:

«Во­робья про­вор­ней
На пи­рах пля­шу я.
Но спе­шу в до­рогу,
От­пустить про­шу!
Ско­ро честь по чес­ти
Бу­ду гос­тем ва­шим.
И тог­да уж вмес­те
Спля­шем ка­фу-удж!»

И Ху­дим с по­пут­ным вет­ром
Уле­тел быс­трее ды­ма.
Он в пу­ти уви­дел по­ле,
Где по­пар­но, друг за дру­гом,
Плуг тя­нули, спо­тыка­ясь,
Во­семь ло­дырей-во­лов.
Ме­ходув, прим­чась на паш­ню,
Сду­нул па­харя ме­хами.
Без по­мехи, для по­техи
Всех во­лов увел к се­бе,
И, кну­том заг­навши в куз­ню,
На две­ри за­сов зад­ви­нув,
Вски­нул куз­ню на зап­лечье
И к пи­ру­ющим спе­шит.

Воз­вра­тясь на круг ве­селый,
В буй­ный пляс пус­тился с хо­ду.
Всех про­вор­ней, всех ис­кусней
Пля­шет с куз­ней на пле­че.
Под­не­бесье пыль зак­ры­ла,
Хо­дуном зем­ля хо­дила,
Лю­ди па­дали впо­вал­ку,
А Ху­дим все пу­ще пля­шет
И, с пле­ча стрях­нувши куз­ню,
То за об­ла­ко за­кинет,
То под­хва­тит на ле­ту.
И во­лы от пляс­ки лю­той,
Не вы­дер­жи­вая встряс­ки,
Об уг­лы тол­ка­ясь в куз­не,
Ввось­ме­ром сши­ба­ясь нас­мерть,
С хрип­лым ре­вом по­гиба­ли.
Круг ши­рокий мес­та пляс­ки,
Слов­но ток утоп­тан ров­но:
Так Ху­дим не­ук­ро­тимый
Семь но­чей и дней у нар­тов
Без ус­татку, в оди­ноч­ку
Ве­селит­ся на кру­гу.

Толь­ко вво­лю раз­гу­лял­ся,
Как его в раз­га­ре пляс­ки
Ста­рики ос­та­нови­ли,
С уко­риз­ной го­воря:
«Зря, Ху­дим, пля­сать на­думал.
Вось­ме­рых во­лов при­кон­чил.
Пе­рес­тань, ина­че нас­мерть
Луч­ших нар­тов за­кача­ешь.
И ни сла­вы, ни по­чета
Ты не вып­ля­шешь, Ху­дим!
Раз­до­будь-ка луч­ше мо­лот.
Вот тог­да те­бя прос­ла­вим!»

Прис­ми­рел пля­сун и сра­зу
По­кида­ет Ха­су нар­тов,
По­шагал он в Ятоп­сы­ко.
Где сту­пал — зи­яют ямы.
(И по­ныне о лож­би­не
Го­ворят: «Ху­димов ров».)
Се­мису­точ­ной до­рогой
Доб­рался до куз­ни Тлеп­ша.
И, ти­хонь­ко в щел­ку гля­нув,
Ста­рый нарт ос­толбе­нел:
В гор­не пла­мя по­лыха­ет,
В гор­не ве­тер за­выва­ет.
Бог вы­ковы­ва­ет мо­лот,
От­слу­жив­ше­му вза­мен.

Сер­дце нар­та за­горе­лось:
«Для че­го мне пе­ред Тлеп­шем
В жал­ких прось­бах уни­жать­ся?
Я се­бе та­кой же точ­но
Мо­лот вы­ковать су­мею.
Ве­селее, тя­желее
Бу­дет нарт­ский мо­лот мой!»
Он до­мой за­торо­пил­ся.
За­гуде­ло в гор­не пла­мя.
И не ху­же, чем у Тлеп­ша,
Мо­лот вы­ковал Ху­дим.

Как прос­лы­шал бог же­леза
О Ху­димо­вой уда­че,
Он раз­гне­вал­ся жес­то­ко
И с вы­соко­го кур­га­на
Нар­ту гнев­но го­ворит:
«Знай, Ху­дим, что кро­ме Тлеп­ша,
По­вели­теля же­леза,
Меж­ду не­бом и зем­лею
Не име­ет­ся дос­той­ных
Мо­лотом гро­може­лез­ным
Са­мов­лас­тно об­ла­дать.
Я да­вал те­бе мой мо­лот,
По­могал те­бе, бы­вало,
Ес­ли ма­ло по­каза­лось,
По­лучай мое копье!»

Раз­махнул­ся, разъ­ярен­ный,
И мет­нул копье в Ху­дима.
Мол­ни­ей быс­тро­лету­чей
По-над ту­чами мель­кнув­ши,
Се­мимо­лот­ным уда­ром
В са­модель­ный щит Ху­дима
Бь­ет зве­нящее копье.
Не вон­зи­лось, от­ле­тело,
Вниз по скло­ну по­кати­лось
С под­не­бес­но­го кур­га­на,
Где сто­ял куз­нец Ху­дим.

Пря­модуш­ный Тлепш ли­ку­ет:
«Эй, Ху­дим, ты слав­ный мас­тер!
Ты щи­ты ку­ешь от­менно,
Не взы­щи за гнев неп­ра­вый!
Мы те­перь с то­бою вмес­те
Мас­те­рить для нар­тов ста­нем —
Мо­лоты, сер­пы и плу­ги,
Шле­мы, копья и коль­чу­ги,
Пан­цы­ри, ме­чи, кол­ча­ны,
Стре­лы, стре­мена, под­ко­вы,
На­колен­ни­ки, щи­ты».
И Ху­дим от­ве­тил Тлеп­шу:
«Мой учи­тель все­могу­щий!
Для ме­ня и честь и счастье
У ог­ня сто­ять с то­бой!»

С той по­ры вдво­ем куз­не­чат,
Друж­бу в гор­не за­каляя,
Ста­рый нарт и бог же­леза,
Куз­не­цы Ху­дим и Тлепш.