Золотое дерево

Нарт­ской зем­ле на сла­ву,
Нар­там на удив­ленье
Де­рево зо­лотое
Вы­рас­тил бог пло­дородья:
Ут­реннею за­рею
Яб­ло­ко на­рож­да­лось,
И до за­ката зре­ло
Яб­ло­ко на­лив­ное.

Спе­лый и нес­равни­мый,
Плод из пло­дов не­быва­лый:
Бе­лый — на­поло­вину,
На­поло­вину — алый.
Сол­нце пол-яб­ло­ка ут­ром
Кра­сило крас­ным цве­том,
Скры­тое от све­тила
Бе­лым пол-яб­ло­ка бы­ло.
Жен­щи­на доч­ку ро­жала,
Ес­ли в бес­плодье съ­еда­ла
Бе­лую по­лови­ну;
Жен­щи­на сы­на ро­жала,
Ес­ли в бес­плодье съ­еда­ла
Алую по­лови­ну.
Толь­ко од­но каж­доднев­но
Яб­ло­ко вы­рас­та­ло.
Зре­ло на де­реве за день,
Ночью же ис­че­зало…

Нар­там не­ведо­мо: вред­ный,
Кто по­хити­тель бес­след­ный?
Как из­ло­вить его?.. Нар­ты
В гне­ве сош­лись на Ха­су:
«Нам, одо­лев­шим го­ры
И оке­анов прос­то­ры,
Нам не снес­ти по­зора,
Яб­ло­ко по­хища­ют, —
Мы не на­ходим во­ра…»

Нар­ты вкруг де­рева-чу­да
Кре­пость из кам­ня воз­двиг­ли:
Нет в эту кре­пость вхо­да,
Вы­хода нет от­ту­да.

Кре­пость не ог­ражда­ет, —
Яб­ло­ко ис­че­за­ет…

В гне­ве, в пе­чали нар­ты
Сно­ва соб­ра­ли Ха­су.
И по­реши­ли ста­вить
На ночь по­оче­ред­но
Из мо­лодых и ста­рых
По-двое на ох­ра­ну.
Под­ня­ли ро­ги са­но,
Ха­сы скре­пив ре­шенье,
Вы­пили боч­ку са­но
И ра­зош­лись с пес­но­пень­ем…

Ви­тязи, сна не зная,
Яб­ло­ню ох­ра­ня­ют
И еже­нощ­но стра­жу —
Как ре­шено — ме­ня­ют.
Стра­жа в смя­тенье: сно­ва
Каж­дую ночь про­пажа, —
С де­рева зо­лото­го
Яб­ло­ко ис­че­за­ет.
Бро­дят по све­ту до­зоры, —
Во­ра и сле­ду не­ту.
Тай­ный, нес­лышный, нез­ри­мый
Вор был не­уло­вимый.
* * *
В знат­ном ро­ду Гу­азо
Бы­ли у нар­та Да­да
Два близ­не­ца, два сы­на,
Два удаль­ца-джи­гита.
Оче­редь их нас­та­ла
К яб­ло­не стать до­зором.
Сол­нце вда­ли по­ник­ло,
Те­ни лег­ли ко­сого­ром.
В сум­ра­ке, на за­кате
Аль­пов-ко­ней осед­ла­ли,
Взя­ли свои са­мос­тре­лы,
Се­ли под яб­ло­ней братья…

И на ис­хо­де но­чи,
Лишь об­ла­ка пос­ветле­ли,—
К де­реву зо­лото­му
Три го­луб­ка при­лете­ли.

Пид­жа дре­мал бес­печно.
Ви­дел Пид­гаш, как с вет­ки
Го­луби яб­ло­ко рва­ли.
Он са­мос­трел свой мет­кий
В бе­лую грудь нап­ра­вил:
Го­лубя ра­нил стре­лою.
С яб­ло­ком го­луби скры­лись,
След ос­тавляя кро­вавый.
Ви­тязь пла­ток из шел­ка
Кровью смо­чил го­луби­ной,
Спря­тал на грудь и бра­ту
Все рас­ска­зал, что бы­ло.

Се­ли на аль­пов братья,
Едут кро­вавым сле­дом.
След их при­водит к мо­рю,
Даль­ше им путь не­ведом:
На бе­регу про­пада­ет
След го­луби­ный, алый.
С ду­мой еди­ной братья
Слез­ли с ко­ней ус­та­ло…

В пол­ночь ро­дились братья:
Как две звез­ды, две кап­ли
Свет­лой во­ды — по­хожи,
Схо­жи ли­цом и те­лом.
Ко­ни их од­но­мас­тны,
Ос­тры ме­чи и стре­лы, —
Брать­ям ме­чи и стре­лы,—
Де­лал из рав­ной ста­ли
Тлепш — бог оружья и мас­тер…

«Пид­жа! — Пид­гаш про­мол­вил, —
Вмес­те мы в чре­ве ле­жали,
Мать нас од­на вскор­ми­ла,
Ду­шу од­ну вло­жила.
Дал нам отец в нас­ледс­тво
Ль­ви­ное сер­дце нар­та.
Не опо­зорим ро­да,
Мать не ос­та­вим в го­ре:
Мы го­лубей бе­лог­ру­дых
Бу­дем ис­кать пов­сю­ду.
Нарт­ской кля­нем­ся честью:
Мы их жи­лище оты­щем!
С яб­ло­ком див­ным на Ха­су
К нар­там вер­немся вмес­те!
Пид­жа! На дно мор­ское
Я опу­щусь раз­ве­дать.
Жди ме­ня год у мо­ря,
У го­луби­ного сле­да.
Ес­ли со дна мор­ско­го
Я че­рез год не вый­ду,
Пом­ни пос­леднее сло­во:
Род наш да бу­дет счас­тлив!»

«Бра­тец! — от­ве­тил Пид­жа. —
Нар­том рож­ден я на све­те:
Зем­лю трях­нет — не вздрог­ну,
Мо­ре взре­вет — не ох­ну.
Мать нас од­на вскор­ми­ла,
Ду­шу од­ну вло­жила.
Клят­ву свою не на­рушу, —
Жду те­бя год у мо­ря…»

Гля­нул Пид­гаш в стрем­ни­ну,
Пря­нул Пид­гаш в пу­чину,
Вол­ны рас­кры­ли объ­ятья, —
Так раз­лу­чились братья.
* * *
Ти­хого дна дос­тигнув,
Шел по рав­ни­не ви­тязь.
Ви­дит: сре­ди пус­ты­ни
Свет­лый чер­тог под­водный.

Нас­то­рожен, бесс­тра­шен,
По дво­ру он про­ходит.
В се­ни ве­дут сту­пени, —
Нет ни ду­ши, ни те­ни.
Ви­тязь во­шел в по­кои,
Сел под ок­ном ожи­дая.
Меч, на бо­ку свер­кая,
Был, слов­но пес, на­гото­ве.

Ждал он ни мно­го, ни ма­ло,
Вдруг рас­пахну­лись две­ри,—
Се­меро юно­шей стат­ных,
Се­меро брать­ев вбе­жало.
С по­чес­тя­ми, ра­душ­но
Братья встре­ча­ют нар­та, —
Гос­тем его ве­лича­ют,
Гос­тя за стол са­жа­ют.

Брать­ям под­стать кра­сав­цам
Сле­дом две де­вуш­ки ми­лых
Яс­тва внес­ли и на блю­де —
Яб­ло­ко на­лив­ное,
Див­ное яб­ло­ко нар­тов
С де­рева зо­лото­го.

«Яб­ло­ко неп­ростое, —
Стар­ший из брать­ев мол­вил. —
Жи­тели мы мор­ские.
Мать на­ша с ло­на зем­но­го
Из­гна­на все­могу­щим
Тха за не­пос­лу­шанье.
Тай­но от гнев­но­го бо­га
Скры­лась она в пу­чине.
Ста­ла в под­водном ми­ре
Рек и мо­рей бо­гиней.
Тха, лишь уз­нал об этом,
Зем­лю пот­ряс, не­годуя,
Все взбу­шевал мо­ря он,
Вих­ря­ми ярос­тно дуя;
Ска­лы ло­мал, пы­та­ясь
На­ше жи­лище раз­ру­шить…
Нас прок­ли­на­ет У­аш­хо,
Сол­нцем баг­ро­вым свер­кая.
Стре­лы вон­зая в мо­ре,
Злобс­тву­ет мол­ни­енос­ный
Ог­ненно-гроз­ный Шиб­ла…
На­ша не сгиб­ла си­ла!
Знай: А­уш­дгер — отец наш,
Мать — всех мо­рей бо­гиня;
Семь сы­новей — семь брать­ев
И три сес­тры — под стать нам…»

Ви­дя двух де­вушек строй­ных,
Двух яс­но­лицых кра­савиц,
Мол­вил Пид­гаш, улы­ба­ясь:
«Где же сес­три­ца третья?»

Стар­ший из брать­ев от­ве­тил:
«Вы­рос­ли на­ши сес­тры,
О же­нихах за­гада­ли:
Нет их в кра­ях под­водных!
И, прев­ра­ща­ясь в го­лубок,
В Нарт­скую зем­лю ле­тали,
Там, на пу­тях пе­рек­рес­тных,
Все же­нихов ис­ка­ли.
По­ис­ки бы­ли нап­расны.
И по­реши­ли сес­тры:

«Ес­ли есть ви­тязи в ми­ре, —
Мы их най­дем сре­ди нар­тов.
Бог пло­дородья нар­там
Вы­рас­тил де­рево-ди­во:
Де­рево каж­доднев­но
Яб­ло­ко при­носи­ло:
Спе­лый и нес­равни­мый,
Плод из пло­дов не­быва­лый:
Бе­лый — на­поло­вину,
На­поло­вину— алый.
Яб­ло­ко это ста­нем
Красть по но­чам у нар­тов;
Выс­та­вят нар­ты стра­жей —
Ви­тязей са­мых от­важных;
Нас той по­рой зас­тигнут,
Сле­дом пой­дут за на­ми,
Без­дны мор­ской дос­тигнут, —
Их на­зовем же­ниха­ми…»

Но еже­нощ­но сес­тры
Яб­ло­ко по­хища­ли, —
Ви­тязей с ос­трым взо­ром,
Во­инов, сме­лых ду­шою,
По сер­дцу им дос­той­ных,
Так и не повс­тре­чали…
Вот оно, пред то­бою,
Яб­ло­ко на­шей пе­чали:
В бе­лую грудь глу­боко
Ра­нен­ная стре­лою
Нарт­ско­го стра­жа, третья
При смер­ти на­ша сес­три­ца…
Мо­жет спас­ти от смер­ти
Кровь, что на зем­лю нар­тов
Про­лита ею. Но к нар­там
Гнев­ным не под­сту­пить­ся…»

«Вот ее кровь!» — су­рово
Ви­тязь Пид­гаш вос­клик­нул,
Вы­нул пла­ток он, от кро­ви
Го­лубя яр­ко­баг­ро­вый.

К ми­лой сес­тре пос­пе­шили
Братья с плат­ком баг­ря­ным.
Ра­ны плат­ком кос­ну­лись, —
Ра­зом сес­тру из­ле­чили.
Ра­дос­тно братья ска­зали:
«Ви­тязь зем­ли и мо­ря!
Нас ты от го­ря из­ба­вил,—
Чем мы те­бе от­пла­тим?
Сес­тры те­бе по­доб­ных
В Нарт­ской Стра­не ис­ка­ли.
Три здесь сес­тры пред то­бою, —
В же­ны бе­ри лю­бую.

Брать­ям Пид­гаш от­ве­тил:
«Та, ко­го по­разил я,
Та, ко­го ис­це­лил я, —
Бу­дет мо­ей суп­ру­гой…»

Де­вуш­ка с бе­лою грудью
И с го­лубы­ми гла­зами,
«Да, — Ми­газеш ска­зала, —
Да, — про­шеп­та­ла, — бу­ду…»

…Дол­го род­ня пи­рова­ла
В свет­лом чер­то­ге под­водном,
Ро­ги под­няв, кри­чала
Здра­вицу, чес­твуя юных
И же­ниха и не­вес­ту.

Ве­село в мо­ре глу­боком.
Жар­ки же­ны объ­ятья.
Год ис­те­ка­ет сро­ку, —
Вспом­нил Пид­гаш о бра­те.

И с Ми­газеш из пу­чины
Выш­ли на бе­рег пус­тынный.
Бра­та Пид­гаш не встре­тил, —
Ви­дит: ша­лаш у мо­ря.
Но в ша­лаше — лишь ве­тер,
Ве­тер шу­мел кры­латый.
С кри­ком на по­ис­ки бра­та
К ле­су Пид­гаш ус­тре­мил­ся.

Вско­ре с удач­ной охо­ты
К мо­рю вер­нулся Пид­жа, —
Жир­ную ту­шу оленью
Нес к ша­лашу на ужин.
«Где же твой брат? По­чему же
Ты оди­нок воз­вра­тил­ся?..»
Так Ми­газеш ска­зала,
Так повс­тре­чала нар­та.
Грудью к не­му приль­ну­ла,
Неж­но об­няв и це­луя.
Так Ми­газеш об­ма­нулась,
Пид­жа при­няв за му­жа…

Грус­тный Пид­гаш в то вре­мя
Вы­шел на холм приб­режный;
Он уви­дал, как бра­та
Неж­но же­на об­ни­мала.
Сер­дце его за­пыла­ло:
Не пе­режить из­ме­ну!
Взял он стре­лу из кол­ча­на,
Лук на­тянул с ко­лена,—
Взви­лась стре­ла за ту­чу
И на ле­ту об­ратном
Те­мя про­била нар­та,
Те­ло стре­ла прон­зи­ла,
В зем­лю уш­ла, взъ­яри­лась —
За семь зе­мель за­рылась.

Пид­жа, объ­ятый го­рем,
Вых­ва­тил меч из но­жен:
«Смер­тное ло­же раз­де­лим.
Мес­то мне — ря­дом с бра­том!..»
В сер­дце се­бя по­ражая,
Пид­жа пал ря­дом с бра­том.

«О! — Ми­газеш вскри­чала, —
В смер­ти их я ви­нова­та!..
Как две звез­ды, не­раз­лучно
Ва­ши си­яли ду­ши, —
Вмес­те угас­ли, вер­ность
Брат­скую не на­рушив…»

Дол­го она при­чита­ла,
Дол­го ры­дала, тос­куя.
Вы­рыла брать­ям мо­гилу,
По­хоро­нила брать­ев.
И, пок­ло­нясь кур­га­ну
На бе­регу пус­тынном,
Бро­силась в си­ние вол­ны,
В без­дну без­мол­вной пу­чины.
Так Ми­газеш вер­ну­лась
К лю­дям под­водно­го края…

Ви­дит бо­гиня мор­ская, —
Дочь ее ма­терью бу­дет.
«Брать от зем­ли не на­до
То, что зем­ле при­суще.
Тха все­могу­щий гро­зен, —
Нам он не даст по­щады.
Дочь моя! — мать ска­зала, —
К нар­там иди бесс­траш­ным.
Род ум­но­жая нарт­ский,
Нар­тов рас­ти от­важных…»

И Ми­газеш по­сели­лась,
Мо­ре по­кинув, у нар­тов.
Вско­ре у ней два сы­на,
Два близ­не­ца на­роди­лись,
Как две звез­ды, две кап­ли
Свет­лой во­ды, — по­хожи.
Звать од­но­го Имы­сом,
У­азыр­ме­сом дру­гого.