Девушка, которая ускользнула от Ама-ирми

В дав­ние вре­мена раз­ра­зилась ужас­ная за­суха, дождь не вы­падал на зем­лю в те­чение мно­гих лет. Па­лящее сол­нце без­жа­лос­тно выж­гло тра­вы, де­ревья, кус­ты. Из всех во­до­ёмов ос­тался толь­ко не­боль­шой пруд, во­да в ко­тором ед­ва пок­ры­вала дно. Жи­телям ближ­них и даль­них мест при­ходи­лось де­лить её меж­ду со­бой. Соб­ра­лись они од­нажды все вмес­те око­ло пру­да и ста­ли мо­лить­ся:

— Отец Нет­ланга! Дай про­лить­ся дож­дю!

Вдруг они по­чувс­тво­вали, что кто-то брыз­га­ет на них во­дой. Ис­пу­гались они и раз­бе­жались по до­мам. До­ма они по­веда­ли друзь­ям и со­седям о стран­ном про­ис­шес­твии, слу­чив­шемся с ни­ми, а на сле­ду­ющий день у пру­да соб­ра­лась ог­ромная тол­па лю­дей. Они пов­то­рили ту же са­мую мо­лит­ву о дож­де, ко­торую воз­но­сили вче­ра. Ког­да на них опять упа­ли брыз­ги во­ды, лю­ди пе­репу­гались, но один че­ловек наб­рался сме­лос­ти и спро­сил:

— Кто ты? От­веть!

— Я — Ама-ир­ми, — раз­дался го­лос со дна пру­да, — эта во­да при­над­ле­жит мне, а не Нет­ланге.

— Что же ты хо­чешь в об­мен на во­ду для нас? — спро­сили лю­ди.

Ама-ир­ми от­ве­тил:

— Нет у ме­ня же­лания силь­нее, чем зав­ла­деть Сан­ди Мун­да­ре — са­мой кра­сивой де­вуш­кой в ок­ру­ге.

Лю­ди по­обе­щали Ама-ир­ми, что его же­лание бу­дет ис­полне­но. И ста­ли они дер­жать со­вет, как вы­пол­нить это тре­бова­ние, и ре­шили, что де­вуш­ке при­дёт­ся по­жер­тво­вать со­бой, что­бы ос­таль­ные мог­ли вы­жить. Ут­ром они со­об­щи­ли Ама-ир­ми о сво­ём ре­шении и да­ли сло­во, что на сле­ду­ющий ве­чер они приш­лют к не­му Сан­ди Мун­да­ре. Ког­да нас­тал ус­ловлен­ный срок, ро­дите­ли поп­ро­сили де­вуш­ку схо­дить за во­дой. Как толь­ко лю­ди уви­дели, как она идёт с ка­леба­сом на го­лове в сто­рону пру­да, они креп­ко-нак­репко за­пер­ли две­ри хи­жин. Прош­ло нем­но­го вре­мени, и слы­шат лю­ди: бе­жит Сан­ди об­ратно, а за ней го­нит­ся Ама-ир­ми. Под­бе­жала де­вуш­ка к до­му сво­их ро­дите­лей, но к ужа­су сво­ему об­на­ружи­ла, что две­ри за­пер­ты. Ме­чет­ся Сан­ди от од­ной хи­жины к дру­гой и по­ет:

Ах, увы! Не пус­ка­ют ме­ня в дом род­ной,
Я дол­жна жер­твой стать Ама-ир­ми,
Что­бы жаж­ду лю­дей уто­лить дож­де­вою во­дой,
Чтоб во­да вос­кре­сила всех к жиз­ни.

Не ус­пе­ла Сан­ди до­петь пес­ню, как под­ня­лась бу­ря и хлы­нул дождь, ка­кого не мог­ли при­пом­нить лю­ди. А Ама-ир­ми, прес­ле­довав­ший в этот мо­мент де­вуш­ку, про­дол­жал кри­чать:

Де­вуш­ка с ка­леба­сом на го­лове,
Де­вуш­ка с ка­леба­сом на го­лове
При­над­ле­жит мне, при­над­ле­жит толь­ко мне!

На­конец Сан­ди до­бежа­ла до хи­жины сво­ей стар­шей сес­тры, но та, как и все ос­таль­ные, от­ка­залась впус­тить её внутрь. Ама-ир­ми уже поч­ти нас­тиг де­вуш­ку, ког­да муж сес­тры от­крыл дверь и впус­тил Сан­ди.

— По­дож­ди ми­нут­ку, — ска­зал он Ама-ир­ми, ко­торый скре­жетал от гне­ва зу­бами. — Сан­ди сей­час го­товит­ся. Она вот-вот вый­дет к те­бе.

По­ка муж сес­тры го­ворил, он взял боль­шую по­суди­ну с мё­дом, сто­яв­шую за дверью. За­тем поп­ро­сил Ама-ир­ми зак­рыть гла­за и от­крыть рот. Чу­дище по­вери­ло, что ему сей­час от­да­дут де­вуш­ку, и ши­роко рас­кры­ло пасть. В один миг муж­чи­на бро­сил бан­ку мё­да в рот Ама-ир­ми. Но ког­да он по­нял, что чу­дище не удо­воль­ству­ет­ся од­ним мё­дом, он взял от­кор­млен­но­го длин­но­рого­го коз­ла и с си­лой швыр­нул его в пасть Ама-ир­ми. Длин­ные ос­трые ро­га вон­зи­лись чу­дищу в не­бо, оно зах­ри­пело и рух­ну­ло за­мер­тво. Пос­ле это­го муж сес­тры спря­тал Сан­ди у се­бя до­ма, а лю­ди взап­равду по­вери­ли, что её заб­рал Ама-ир­ми, так как дождь про­дол­жал лить­ся в те­чение нес­коль­ких дней и во­ды те­перь хва­тало, что­бы са­мим на­пить­ся и скот на­по­ить. А зем­ля быс­тро оп­ра­вилась от за­сухи и да­ла бо­гатый уро­жай ма­иса, бо­бов и про­са.

Вско­ре в се­ленье сос­то­ял­ся боль­шой праз­дник. Муж сес­тры раз­до­был для Сан­ди ве­лико­леп­ное оде­яние. Ког­да на­чались тан­цы и жи­тели де­рев­ни соб­ра­лись в круг, он за­пел та­кую пес­ню:

Ду­рачьё-ду­рачьё! Как вы сме­ли пос­лать
Дочь лю­бимую на смер­тные му­ки?
Чтоб се­бя сох­ра­нить и от жаж­ды спас­тись,
Вы ре­шили об­ма­ном её Ама-ир­ми скор­мить!

Ус­лы­шав эту пес­ню, жи­тели раз­гне­вались и с уг­ро­зами наб­ро­сились на пев­ца.

— Не уби­вай­те ме­ня, — зак­ри­чал он, — я най­ду Сан­ди и при­веду её сю­да жи­вой.

Тут он поз­вал Сан­ди. Прек­расная де­вуш­ка, ко­торая, как все ду­мали, по­гиб­ла дав­ным-дав­но, не­ожи­дан­но яви­лась пе­ред людь­ми. Уви­дели они Сан­ди жи­вой и нев­ре­димой, ра­дость пе­репол­ни­ла их сер­дца, ибо рас­ка­яние и стыд то­чили их сер­дца. Сан­ди и муж её сес­тры рас­ска­зали на­роду обо всём, что про­изош­ло, и как был убит злой Ама-ир­ми. Лю­ди щед­ро ода­рили смель­ча­ка: да­ли ему сот­ни овец, коз и ко­ров. Счас­тли­во и в бо­гатс­тве про­жил он свой век.