История Маталаи Шамси, принцессы Заря

Жил од­нажды один ко­роль. Бы­ло у не­го шесть сы­новей от за­кон­ных жён и один, са­мый мо­лодой, по име­ни Шам­су­дини, — от на­лож­ни­цы.

Как-то в один прек­расный день си­дел ко­роль со все­ми семью сы­новь­ями в са­ду. Вдруг всё вок­руг оза­рилось яр­ким све­том, и на де­рево, пря­мо над их го­лова­ми, се­ла пти­ца не­опи­су­емой кра­соты. Про­пела и уле­тела, а ко­роль, уви­дев­ши эту пти­цу, по­терял по­кой. И вот об­ра­тил­ся он к прин­цам со сло­вами:

— Сы­новья мои, пусть тот из вас, кто дей­стви­тель­но лю­бит ме­ня, пой­ма­ет пти­цу и при­несёт мне.

Все се­меро прин­цев от­клик­ну­лись:

— Отец, мы сде­ла­ем это для те­бя.

— Хо­рошо, — от­ве­тил ко­роль, — от­прав­ляй­тесь в путь. — А са­мому млад­ше­му зап­ре­тил ло­вить пти­цу: — Ты ещё слиш­ком мо­лод.

Но мо­лодой принц Шам­су­дини так нас­той­чи­во про­сил, что ко­роль на­конец доз­во­лил ему вмес­те с брать­ями пус­тить­ся на по­ис­ки пти­цы. Каж­дый принц по­лучил ло­шадь, слуг и день­ги. Все вмес­те они от­пра­вились в путь. Од­на­ко вско­ре шес­те­ро стар­ших сы­новей ко­роля на­чали шеп­тать­ся друг с дру­гом, а по­том вне­зап­но ок­ру­жили Шам­су­дини и ска­зали ему:

— От­дай нам свою ло­шадь, день­ги и слуг, а не то мы те­бя убь­ём.

— Вам нет на­доб­ности уби­вать ме­ня, — от­ве­тил Шам­су­дини, — я от­дам вам всё, что у ме­ня есть, а сам от­прав­люсь даль­ше пеш­ком.

Слез он с ло­шади и за­шагал по до­роге. А шес­те­ро брать­ев ре­шили: «Наш отец, ви­дать, вы­жил из ума. Где это ви­дано — от­сы­лать всех сво­их сы­новей в по­гоню за ка­кой-то пёс­трой птич­кой. Не пой­дём ни­куда даль­ше. Ус­тро­им­ся здесь, слу­ги выс­тро­ят нам до­ма и бу­дут воз­де­лывать по­ля». Так они и пос­ту­пили. Прош­ло нем­но­го вре­мени, и вы­рос­ла де­рев­ня, где прин­цы ста­ли жить, и же­лание от­ца со­вер­шенно из­гла­дилось из их па­мяти.

А Шам­су­дини всё ша­гал и ша­гал, по­ка не до­шёл до пус­ты­ни, и рос­ло в той пус­ты­не од­но-единс­твен­ное де­рево. По­дошёл он к де­реву, усел­ся меж­ду его кор­ня­ми, что­бы пе­редох­нуть. Нем­но­го по­годя он ус­лы­шал от­да­лён­ный шум, а ещё че­рез нес­коль­ко мгно­вений он уви­дел ог­ромно­го страш­но­го джин­на, под­ни­мав­ше­гося из-за го­ризон­та и быс­тро приб­ли­жав­ше­гося в не­му. Гро­мовым го­лосом джинн спро­сил Шам­су­дини:

— Эй, маль­чик, от­ку­да ты при­шёл и ку­да дер­жишь путь?

— Я не знаю, ку­да я иду и от­ку­да, — от­ве­тил Шам­су­дини.

— Тог­да за­чем же тра­тить столь­ко тру­дов, что­бы прий­ти сю­да? Ты та­кой ма­лень­кий, что те­бя мне не хва­тит да­же на зав­трак.

— Это прав­да, — ска­зал юный принц.

Джинн го­ворит:

— Я выж­му из те­бя кровь, что­бы смо­чить гу­бы, тво­ими кос­точка­ми по­чищу се­бе зу­бы, а по­том пой­маю в ле­су па­ру сло­нов, что­бы бы­ло чем пе­реку­сить.

— Де­лай так, как под­ска­зыва­ет те­бе бог, я при­казы­вать не мо­гу, — мол­вил Шам­су­дини, — толь­ко гос­подь и про­рок его мо­гут при­казы­вать. Я пус­тился в до­рогу из до­ма вмес­те с брать­ями. Я — седь­мой сын, а наш отец, ко­роль, дал нам на­каз най­ти пти­цу, ко­торую он ви­дел в на­шем са­ду. Вот мы и от­пра­вились за пти­цей, да так и не уви­дели её. Братья на­пали на ме­ня и хо­тели убить. Я объ­яс­нил им, что моя жизнь ни­чего не сто­ит, пусть луч­ше они возь­мут всё моё иму­щес­тво и слуг, а ме­ня от­пустят жи­вым. По­это­му я ос­тался в жи­вых и при­шёл сю­да, а всё, что про­изой­дёт со мной даль­ше, бу­дет так, как угод­но бо­гу.

Джинн го­ворит:

— Ес­ли хо­чешь, чтоб я те­бя не тро­нул, оты­щи мне че­го-ни­будь по­есть.

Шам­су­дини спро­сил джин­на, где он мо­жет раз­до­быть еду, — с со­бой у не­го ни­чего нет, и ес­ли да­же он сам, мо­гущес­твен­ный джинн, спо­соб­ный ле­тать на боль­шие рас­сто­яния, не мо­жет най­ти се­бе дос­та­точ­но пи­щи, то как же сла­бому че­лове­ку сде­лать это.

— Ес­ли ты не най­дёшь мне еды, я съ­ем те­бя, — ска­зал джинн.

Тог­да Шам­су­дини взял свя­щен­ную кни­гу и на­чал чи­тать, пов­то­ряя вслух од­ну за дру­гой все мо­лит­вы, ка­кие знал. Под­нял он го­лову и вдруг уви­дел со­рок боль­шу­щих, в че­лове­чес­кий рост, гор­шков с едой, сто­ящих не­пода­лёку. Джинн сра­зу прис­ту­пил к еде и не ос­та­нав­ли­вал­ся до тех пор, по­ка не опус­то­шил все гор­шки.

На­сытил­ся джинн и ска­зал:

— Ну вот, те­перь я до­волен, и мы мо­жем по­гово­рить о том, что де­лать даль­ше. Что ты ищешь?

— Я ищу пти­цу, — от­ве­тил Шам­су­дини, — ко­торая выг­ля­дит как усы­пан­ное жем­чу­гом зо­лото.

— Я знаю, где её ис­кать, но путь ту­да да­лёк.

Он под­хва­тил прин­ца и по­нёс­ся впе­ред, как ве­тер. Мча­лись они три дня и три но­чи и на­конец дос­тигли ка­кого-то го­рода. Джинн по­сове­товал Шам­су­дини:

— Иди во дво­рец. Там ты най­дёшь эту пти­цу и ещё двух птиц. Но за­пом­ни: тот, кто мно­го го­ворит, — спит, а тот, кто мол­чит, — бодрству­ет.

При­шёл принц во дво­рец и уви­дел там ве­ликое мно­жес­тво джин­нов. Они так ув­ле­чён­но спо­рили о чём-то друг с дру­гом, что и не за­мети­ли юно­шу. Он на­шёл клет­ку с пти­цей, ви­сев­шую ря­дом с дву­мя дру­гими клет­ка­ми, и толь­ко хо­тел взять её с со­бой, как джин­ны пов­ска­кива­ли со сво­их мест и за­гал­де­ли пу­ще преж­не­го. Од­ни кри­чали:

— Да­вай­те съ­едим это­го пар­ня на зав­трак!

Дру­гие воз­ра­жали:

— Нет, да­вай­те от­ве­дём его к на­шему ца­рю!

При­вели они его к ца­рю джин­нов, и тот спро­сил у Шам­су­дини, за­чем ему по­надо­билась пти­ца. Шам­су­дини по­ведал ему всю свою ис­то­рию.

— При­неси мне меч-мол­нию, — из­рёк царь. — Ес­ли при­несёшь, мо­жешь заб­рать пти­цу, а к ней в при­дачу ещё двух птиц.

И по­шёл Шам­су­дини об­ратно к сво­ему джин­ну. Тот по­ин­те­ресо­вал­ся, уда­лось ли Шам­су­дини дос­тать пти­цу.

— Нет, сна­чала я дол­жен при­нес­ти меч-мол­нию, — от­ве­тил принц. — Ты не зна­ешь, где он на­ходит­ся?

— Знаю, — от­ве­тил джинн, — но пер­во-на­пер­во я дол­жен по­есть, а по­том мы ре­шим, что де­лать даль­ше.

Шам­су­дини взял свою кни­гу и про­чёл все мо­лит­вы. И опять по­яви­лось со­рок гор­шков с едой, на ко­торую джинн тот­час с жад­ностью наб­ро­сил­ся. Шам­су­дини то­же по­ел, са­мую ма­лость. Пос­ле тра­пезы они вновь от­пра­вились в пу­тешес­твие. Джинн под­хва­тил прин­ца и по­нёс­ся впе­рёд, слов­но ве­тер. Мча­лись они три дня и три но­чи и при­были на­конец в дру­гой го­род. Здесь джинн ска­зал Шам­су­дини:

— Иди во дво­рец, меч на­ходит­ся там.

Шам­су­дини так и пос­ту­пил, а даль­ше с ним про­изош­ло то же са­мое, что и в пре­дыду­щем го­роде. Меч ви­сел на сте­не, ря­дом с дву­мя дру­гими ме­чами. Не ус­пел он снять нуж­ный ему меч со сте­ны, как под­бе­жали джин­ны из двор­цо­вой стра­жи и схва­тили его. Они хо­тели сра­зу же съ­есть Шам­су­дини, но в кон­це кон­цов ре­шили от­вести его к сво­ему ца­рю. Царь по­ин­те­ресо­вал­ся, за­чем юно­ше по­надо­бил­ся меч, и Шам­су­дини по­ведал свою ис­то­рию.

— Ты мо­жешь по­лучить меч-мол­нию и два дру­гих ме­ча в при­дачу при ус­ло­вии, что дос­та­вишь мне прин­цессу За­ря, — из­рёк царь.

Шам­су­дини вер­нулся к сво­ему джин­ну, под­жи­дав­ше­му его в по­ле за го­родом. Джинн по­ин­те­ресо­вал­ся:

— По­чему ты не при­нёс меч-мол­нию?

— Сна­чала мне на­до най­ти прин­цессу За­ря, — ска­зал Шам­су­дини. — Ты не зна­ешь, где её отыс­кать?

— Знаю, — от­ве­тил джинн, — но преж­де все­го дай мне еды, что­бы я мог по­думать и по­лететь.

Шам­су­дини сел, дос­тал свою кни­гу, про­чёл все мо­лит­вы, и, ко­неч­но же, опять по­яви­лось со­рок гор­шков с едой. Принц взял се­бе все­го нес­коль­ко кус­ков, а ос­таль­ное съ­ел джинн.

Пос­ле это­го они вновь пус­ти­лись в до­рогу и вско­ре дос­тигли по­бережья оке­ана. Джинн выр­вал с кор­ня­ми нес­коль­ко де­ревь­ев, и они пос­тро­или прек­расный ко­рабль. Се­ли они на ко­рабль и поп­лы­ли к го­роду, в ко­тором жи­ла прин­цесса За­ря, а её отец был там сул­та­ном.

Джинн ска­зал Шам­су­дини:

— Те­перь будь осо­бен­но ос­то­рожен и дей­ствуй ос­мотри­тель­но. Как при­дёшь в го­род, при­кинь­ся опыт­ным вра­чева­телем. Во двор­це ска­жешь, что у те­бя есть аму­леты, пре­дох­ра­ня­ющие от смер­ти. Ког­да сул­тан поп­ро­сит у те­бя ле­карс­тво для се­бя, дай ему сна­добье. Но ес­ли он по­жела­ет ис­це­лить свою дочь, прин­цессу Ма­талаи Шам­си, ты дол­жен ска­зать, что та­кие ле­карс­тва де­вуш­кам нель­зя при­нимать на су­ше, а толь­ко в от­кры­том мо­ре. Ед­ва прин­цесса взой­дёт на наш ко­рабль, мы по­хитим её.

Ут­ром сле­ду­юще­го дня Шам­су­дини одел­ся док­то­ром и от­пра­вил­ся во дво­рец. Его до­пус­ти­ли ко дво­ру, и он был при­нят сул­та­ном. Юно­ша рас­ска­зал сул­та­ну о сво­их боль­ших поз­на­ни­ях в ме­дици­не и чу­дес­ных сна­добь­ях, убе­рега­ющих от смер­ти. Сул­тан поп­ро­сил Шам­су­дини:

— При­готовь та­кие сна­добья для ме­ня, мо­их жён, на­лож­ниц и всей мо­ей семьи.

Шам­су­дини вер­нулся на ко­рабль и при­гото­вил вол­шебные ле­карс­тва. По­том он опять по­шёл во дво­рец, что­бы раз­дать их сул­та­ну и всем его приб­ли­жён­ным. Ког­да к не­му под­ве­ли прин­цессу За­ря, Шам­су­дини влю­бил­ся в неё с пер­во­го взгля­да, но ска­зал:

— Увы! Я не мо­гу поль­зо­вать её ле­карс­твом здесь, я смо­гу дать их ей толь­ко на мо­ём ко­раб­ле.

— Хо­рошо, — сог­ла­сил­ся сул­тан, — зав­тра она при­дёт на ко­рабль.

Шам­су­дини при­шёл на ко­рабль и объ­яс­нил джин­ну, что прин­цесса бу­дет у них зав­тра.

— Ну что ж, я го­тов к от­плы­тию, — за­верил его джинн.

А в это вре­мя сул­тан нас­тавлял дочь:

— Зав­тра ты пой­дёшь на ко­рабль это­го ле­каря-вол­шебни­ка, что­бы он ис­це­лил те­бя от смер­ти. Возь­ми с со­бой толь­ко од­ну де­вуш­ку-слу­жан­ку.

— Как при­кажешь, отец, — от­ве­тила прин­цесса.

Ут­ром, ког­да она приш­ла на ко­рабль, Шам­су­дини приг­ла­сил её к се­бе в ка­юту и стал по­казы­вать ве­ликое мно­жес­тво пу­зырь­ков и ба­ночек яко­бы с ле­карс­тва­ми. Де­вуш­ка ув­леклась, а джинн меж­ду тем под­нял па­руса, и ко­рабль по­бежал по вол­нам. Прин­цесса За­ря за­мети­ла, что они плы­вут, толь­ко тог­да, ког­да нас­ту­пил ве­чер. Она спро­сила:

— Где мы на­ходим­ся?

— Не бес­по­кой­ся, прек­расная прин­цесса. С доз­во­ления Ал­ла­ха мы поп­лы­вём ко мне до­мой и бу­дем там жить. А поз­днее мы вер­нёмся к тво­ему от­цу, — от­ве­тил Шам­су­дини.

Тем вре­менем отец прин­цессы ед­ва не ли­шил­ся рас­судка от го­ря, ког­да уз­нал, что ко­рабль ис­чез вмес­те с его до­черью. Сул­тан так неж­но лю­бил дочь, что за­был вся­кое бла­гора­зумие. Он при­казал все­му сво­ему фло­ту от­пра­вить­ся в по­гоню за ко­раб­лём мни­мого ле­каря. Мно­го дней ко­раб­ли кру­жили по оке­ану, но в кон­це кон­цов вер­ну­лись ни с чем. Дол­го пла­кал сул­тан по по­терян­ной доч­ке, а по­том по­молил­ся все­выш­не­му и пе­чаль­но за­молк, зам­кнув­шись в се­бе.

Шам­су­дини и Ма­талаи Шам­си вмес­те с джин­ном прип­лы­ли в го­род, ко­торым пра­вил царь с ме­чом-мол­ни­ей. Принц спро­сил джин­на:

— Мой друг, дай мне со­вет. Как сде­лать так, что­бы по­лучить меч, не от­да­вая прин­цессы, ко­торую я силь­но по­любил?

— Для это­го, — от­ве­тил джинн, под­ру­жив­ший­ся с Шам­су­дини за это вре­мя, — есть толь­ко од­на воз­можность. Мы дол­жны от­дать слу­жан­ку вмес­то са­мой прин­цессы.

Шам­су­дини ска­зал Ма­талаи Шам­си:

— Мне мо­жет по­надо­бить­ся твоя слу­жан­ка.

— Она в тво­ём рас­по­ряже­нии, — от­ве­тила прин­цесса, — так же как и я.

Шам­су­дини поб­ла­года­рил де­вуш­ку, одел слу­жан­ку в бо­гатые одеж­ды, что­бы её мож­но бы­ло при­нять за нас­то­ящую прин­цессу, а джинн сво­ими вол­шебны­ми си­лами из­ме­нил её ли­цо так, что она ста­ла по­хожей на прин­цессу За­рю. Ког­да они сош­ли на бе­рег, принц от­вел слу­жан­ку к ца­рю и ска­зал:

— Вот прин­цесса Ма­талаи Шам­си. Мо­гу я те­перь по­лучить меч-мол­нию?

Царь силь­но об­ра­довал­ся и от­ве­тил:

— Бе­ри меч-мол­нию и два дру­гих ме­ча в при­дачу.

Но принц взял лишь один меч.

Шам­су­дини, прин­цесса и джинн про­дол­жи­ли путь, по­ка не дос­тигли го­рода, где хра­нилась во двор­це зо­лотая пти­ца. Принц опять об­ра­тил­ся к джин­ну с воп­ро­сом:

— Что мне те­перь де­лать? Как бы нам за­полу­чить пти­цу, не от­да­вая ме­ча?

Джинн от­ве­тил:

— Я знаю от­ве­ты и на лёг­кие воп­ро­сы, и на труд­ные.

Они рас­ки­нули шат­ры вбли­зи от го­рода, и джинн ска­зал Шам­су­дини:

— Сру­би мне с де­рева тол­стую вет­ку, и мы сде­ла­ем из неё меч.

Принц отыс­кал под­хо­дящую вет­ку, и джинн выс­тро­гал из неё меч, точь-в-точь по­хожий на меч-мол­нию. По­терев меч сво­им вол­шебным сна­добь­ем, джинн прев­ра­тил де­рево в сталь. По­том он по­сове­товал Шам­су­дини:

— От­не­си меч ца­рю и ска­жи: «Вот меч-мол­ния, от­дай мне вза­мен зо­лотую пти­цу».

Принц так и пос­ту­пил. Царь нес­ка­зан­но об­ра­довал­ся и мол­вил:

— Мо­жешь взять всех трёх птиц.

Од­на­ко принц взял толь­ко од­ну из них.

Шам­су­дини и его спут­ни­ки свер­ну­ли ла­герь и сно­ва от­пра­вились в до­рогу, по­ка не дос­тигли мес­та, не­пода­лёку от ко­торо­го обос­но­вались шесть брать­ев прин­ца. Тут джинн рас­прос­тился с Шам­су­дини и ска­зал ему:

— Здесь я повс­тре­чал­ся с то­бой, здесь и по­кину те­бя. Пом­ни, что твои братья — злые лю­ди, за­мыш­ля­ющие убить те­бя. На вся­кий слу­чай я дам те­бе од­но из мо­их перь­ев. Сох­ра­ни его. Ес­ли с то­бой прик­лю­чит­ся ка­кая-ни­будь бе­да или ты ока­жешь­ся в опас­ности, по­ложи пе­ро в огонь, и я тот­час воз­никну пе­ред то­бой.

Шам­су­дини взял пе­ро, клет­ку с пти­цей и меч, поп­ро­щал­ся со сво­им дру­гом — ве­ликим джин­ном, и они вмес­те с прин­цессой тро­нулись в путь.

Ехал принц со все­ми сво­ими бо­гатс­тва­ми, по­ка не доб­рался до по­сёл­ка, где жи­ли и об­ра­баты­вали по­ля его братья. Шам­су­дини поч­ти­тель­но при­ветс­тво­вал их. Братья спро­сили у не­го имя див­ной кра­сави­цы, ко­торую он вёл с со­бой, но Шам­су­дини не наз­вал име­ни. Он ска­зал:

— Я не­дав­но повс­тре­чал эту де­вуш­ку на до­роге. Пой­дём­те-ка луч­ше все вмес­те к на­шему от­цу, и я от­дам ему пти­цу, ко­торую он по­желал иметь.

Братья сог­ла­сились от­пра­вить­ся в путь на рас­све­те, но сре­ди но­чи шес­те­ро брать­ев ти­хо под­ня­лись, бро­сились на Шам­су­дини и ста­ли ду­шить его, по­ка он не по­терял соз­на­ния. За­тем братья унес­ли и бро­сили его по­даль­ше от се­ления. Они свер­ну­ли шат­ры Шам­су­дини и заб­ра­ли се­бе прин­цессу, зо­лотую пти­цу и меч-мол­нию. Пос­ле это­го они нап­ра­вились во дво­рец от­ца.

Ког­да отец уви­дел сы­новей с же­лан­ной пти­цей, он воз­ли­ковал. Од­на­ко всё же спро­сил:

— А где же Шам­су­дини, ваш млад­ший брат?

— О, он не за­хотел ид­ти с на­ми и по­шёл сво­ей до­рогой, — от­ве­тили братья.

Ко­роль раз­гне­вал­ся, ус­лы­шав это, и при­казал выг­нать из двор­ца свою на­лож­ни­цу, мать Шам­су­дини, по­тому что её сын ос­лу­шал­ся от­ца. Приш­лось ма­тери Шам­су­дини по­селить­ся в кро­хот­ной хи­жине за го­родом, в пус­ты­не. По­том ко­роль по­ин­те­ресо­вал­ся у сы­новей:

— А кто эта прек­расная жен­щи­на?

— Не зна­ем, — от­ве­чали сы­новья, — мы наш­ли её на до­роге вмес­те с ме­чом.

Ни­чего не ска­зала на это прин­цесса За­ря. Она си­дела в ве­ликой пе­чали, от­ка­зыва­ясь от вся­кой еды и питья. Братья го­вори­ли, что не зна­ют при­чины её мол­ча­ния и грус­ти. Мо­жет быть, она прос­то тос­ку­ет по род­но­му до­му. А са­мый стар­ший из брать­ев ска­зал, что хо­тел бы же­нить­ся на ней, и во двор­це ста­ли го­товить­ся к свадь­бе.

Ра­но ут­ром, ког­да ве­тер при­нёс с со­бой прох­ла­ду, Шам­су­дини оч­нулся. Он дос­тал пе­ро и бро­сил его в за­туха­ющий кос­тёр. Пла­мя яр­ко вспых­ну­ло, и мгно­вен­но пе­ред прин­цем воз­ник его вер­ный друг, джинн, со сло­вами:

— Ну, при­ятель, что слу­чилось с то­бой?

Шам­су­дини всё по­ведал ему, и джинн ска­зал:

— Я дос­тавлю те­бя к тво­ему от­цу.

Они мча­лись, как ве­тер, и Шам­су­дини вско­ре очу­тил­ся в трон­ном за­ле ко­ролев­ско­го двор­ца. Там бы­ли все его братья, ми­нис­тры и вель­мо­жи. Шам­су­дини при­ветс­тво­вал от­ца и рас­ска­зал ему всё, что с ним прик­лю­чилось. Ед­ва он наз­вал имя Ма­талаи Шам­си, как прин­цесса под­бе­жала к не­му и впер­вые за­гово­рила, об­ра­ща­ясь к ко­ролю:

— Вот мой на­речён­ный.

И в тот же миг раз­дался гро­мопо­доб­ный го­лос джин­на:

— Всё, что ска­зал этот юно­ша, — чис­тая прав­да.

Ко­роль ве­лел па­лачу бро­сить шес­те­рых злых брать­ев в оке­ан, а мать Шам­су­дини вер­ну­ли во дво­рец, и ей вмес­те с сы­ном бы­ли ока­заны ве­ликие по­чес­ти.

Шам­су­дини же­нил­ся на Ма­талаи Шам­си, прин­цессе За­ря, и их свадь­ба про­дол­жа­лась мно­го дней, пос­ле че­го они се­ли на свой ко­рабль и поп­лы­ли в го­род от­ца Ма­талаи Шам­си. Ког­да ста­рый сул­тан уви­дел дочь жи­вой и здо­ровой, вмес­те с суп­ру­гом — прек­расным прин­цем, его сер­дце на­пол­ни­лось ра­достью, и он ска­зал Шам­су­дини:

— Ты хит­ростью увёз мою дочь, но я те­бя про­щаю.

И он при­казал ус­тро­ить ве­ликое пир­шес­тво. И бы­ло на этом пи­ру столь­ко ри­са и ле­пёшек, что каж­дый мог есть, по­ка уже ни крош­ки не лез­ло в рот.