Как дети забросили на небо солнце

Преж­де сол­нце бы­ло че­лове­ком и жи­ло на зем­ле. От од­ной из его под­мы­шек ис­хо­дило си­яние. Ког­да че­ловек-сол­нце под­ни­мал ру­ку, ста­нови­лось свет­ло, опус­кал ру­ку — нас­ту­пала ть­ма. Днём сол­нечный свет был бе­лым, а ночью — крас­ным, как огонь.

Но сто­ило ста­рику-сол­нцу при­лечь, свет­ло ста­нови­лось толь­ко вок­руг его до­ма, а весь мир пог­ру­жал­ся во мрак, буд­то не­бо сплошь за­тяги­вало ту­чами.

Вот на­дума­ла од­на жен­щи­на пос­лать сво­их де­тей к че­лове­ку-сол­нцу: пусть под­ни­мут его да и заб­ро­сят по­выше на не­бо. Очень уж хо­лод­но без сол­нца. А ес­ли заб­ро­сить сол­нце на­верх, ста­нет сра­зу и свет­ло, и теп­ло. И буш­мен­ский рис ми­гом вы­сох­нет.

Поз­ва­ла жен­щи­на де­тей и го­ворит им:

— Ля­жет ста­рик-сол­нце спать, под­бе­ритесь к не­му и, ес­ли уви­дите, что он креп­ко ус­нул, хва­тай­те его пос­ко­рей и бро­сай­те вверх, в не­бо. Да по­выше!

От­пра­вились де­ти к че­лове­ку-сол­нцу. Шли они ос­то­рож­но, ти­хонеч­ко, ста­рик и не за­метил, как де­ти схва­тили его и бро­сили вверх, в не­бо.

И крик­ну­ли де­ти че­лове­ку-сол­нцу:

— О наш де­душ­ка, Сол­нечная Под­мышка! Ос­та­вай­ся там, будь жар­ким сол­нцем, что­бы вся зем­ля бы­ла свет­лой да тёп­лой, что­бы всех нас ты обог­рел. Ста­нешь ты к нам при­ходить, ть­ма сра­зу ум­чится прочь!

С тех пор так и по­велось. Сол­нце при­ходит — ть­ма ухо­дит. Сол­нце са­дит­ся — ть­ма спус­ка­ет­ся на зем­лю. Тог­да вы­ходит лу­на. Она ос­ве­ща­ет всё вок­руг, и ть­ма от­сту­па­ет.

А ког­да по­яв­ля­ет­ся сол­нце, оно го­нит лу­ну, от­ре­за­ет но­жом от лу­ны по ку­соч­ку. Тог­да лу­на про­сит:

— О сол­нце! Ра­ди мо­их де­тей ос­тавь мне хо­тя бы спин­ной хре­бет!

И сол­нце ус­ту­па­ет прось­бам лу­ны. Пос­те­пен­но лу­на сно­ва ста­новит­ся пол­ной и боль­шой. Она ведь сан­да­лия куз­не­чика-бо­гомо­ла Цаг­на, ко­торую он бро­сил в не­бо, при­казав ей стать лу­ной. Вот она и бро­дит в но­чи.

Так по­яви­лось на не­бе сол­нце.

Днём вся зем­ля си­яет, кру­гом свет­ло, лю­ди мо­гут вез­де хо­дить, всё ви­деть: и кус­тарник, и га­зелей, на ко­торых они охо­тят­ся, и ан­ти­лоп, и дру­гих зве­рей.

Лю­ди хо­дят друг к дру­гу в гос­ти, и сол­нце ос­ве­ща­ет им путь.