Как на земле появились горы и реки

В на­чале всех вре­мён, ког­да зем­ля бы­ла плос­кой рав­ни­ной, лишь кое-где по­рос­шей ле­сом, жил в од­ной де­рев­не ве­ликан по име­ни Мву­ка. Од­нажды он соб­рался на охо­ту и поз­вал с со­бой соп­ле­мен­ни­ков, са­мых силь­ных и вы­нос­ли­вых.

— Вы по­несё­те мой лук и од­ну-единс­твен­ную стре­лу, а так­же возь­мё­те боч­ки с паль­мо­вым мас­лом, — ска­зал ве­ликан сво­им спут­ни­кам.

Лук ве­лика­на был сог­нут из ис­по­лин­ско­го ство­ла, те­тива бы­ла втрое тол­ще че­лове­чес­кой ру­ки, а стре­ла — дли­ной в сот­ню че­лове­чес­ких рук.

Не ус­пе­ли охот­ни­ки вый­ти за де­рев­ню, как уже вы­бились из сил, до то­го тя­жёлым ока­залось сна­ряженье Мву­ки. Приш­лось ве­лика­ну ос­во­бодить то­вари­щей от этой но­ши. Он лег­ко за­кинул лук за пле­чи и, по­иг­ры­вая стре­лой, слов­но пё­рыш­ком, дви­нул­ся впе­рёд. Дру­гие охот­ни­ки еле-еле пос­пе­вали за ним.

Вско­ре они приш­ли на по­ляну, где пас­лось боль­шое ста­до но­соро­гов. Охот­ни­ки ска­зали Мву­ке:

— Смот­ри, сколь­ко но­соро­гов, стре­ляй в них.

Мву­ка толь­ко от­махнул­ся:

— Вот ещё, бу­ду я те­рять вре­мя на та­ких мел­ких зве­рюшек!

Че­рез не­кото­рое вре­мя охот­ни­ки нат­кну­лись на ста­до сло­нов. Опять они го­ворят Мву­ке:

— Возь­ми в ру­ки лук, Мву­ка. Ви­дишь, сколь­ко сло­нов.

Тот и го­ловы не по­вер­нул:

— Бы­ло бы на что стре­лу тра­тить! Не нуж­на мне та­кая ме­люз­га!

Лю­ди ди­вились на Мву­ку. Ка­кого же зве­ря хо­чет убить ве­ликан? Вско­ре они уви­дели ста­до жи­рафов, щи­пав­ших лис­тву с вер­ху­шек вы­соких ака­ций.

— Стре­ляй, Мву­ка!

Ве­ликан лишь зас­ме­ял­ся в от­вет:

— Ма­лыш­ки мои, вы, вид­но, про­голо­дались. Бу­дет вам мя­со.

Он взмах­нул ру­кой и по­валил столь­ко жи­вот­ных, сколь­ко у че­лове­ка паль­цев на двух ру­ках.

Охот­ни­ки ос­ве­жева­ли до­бычу, раз­ве­ли кос­тёр и на­жари­ли мя­со жи­рафов. На­елись они до от­ва­ла. Толь­ко Мву­ка ни­чего не ел. Он си­дел по­одаль от кос­тра и ду­мал о чём-то сво­ём. «Для ка­кого зве­ря бе­режёт он стре­лу?» — спра­шива­ли охот­ни­ки друг дру­га. Ка­кую толь­ко дичь не повс­тре­чали они в ле­су, а Мву­ка и не по­мыш­лял об охо­те.

Наб­равшись сил, охот­ни­ки от­пра­вились даль­ше. Они дол­го шли, по­ка не очу­тились в стра­не, ку­да ник­то из их соп­ле­мен­ни­ков преж­де не заб­ре­дал. Тут они ус­тро­или при­вал, и ве­ликан на­конец ска­зал:

— Я хо­чу подс­тре­лить зве­ря нзан­га­муйо, о ко­тором го­ворит­ся в ска­зани­ях пред­ков. Нет ни­чего вкус­ней его мя­са. Ес­ли нам удас­тся спра­вить­ся с этим зве­рем, по­том­ки бу­дут с гор­достью вспо­минать о нас.

Он очис­тил от тра­вы прос­торную по­ляну, а охот­ни­кам ве­лел со­ору­дить длин­ные лес­тни­цы. Ког­да всё бы­ло го­тово, лю­ди по лес­тни­цам взоб­ра­лись на пле­чи Мву­ки и по­лили его те­ло мас­лом из бо­чек. Они тща­тель­но рас­ти­рали мас­лом спи­ну, грудь, шею и ру­ки ве­лика­на, что­бы они за­лос­ни­лись. До поз­дней но­чи охот­ни­ки за­нима­лись этим. Весь сле­ду­ющий день Мву­ка ле­жал на жи­воте, гре­ясь на сол­нце. Пе­ред за­катом он взял свой лук и стре­лу. До са­мой тем­но­ты он на­тяги­вал те­тиву, по­ка не по­чувс­тво­вал, что лук стал дос­та­точ­но ги­бок, что­бы по­разить нзан­га­муйо, ког­да тот по­явит­ся.

Ед­ва взош­ло сол­нце, Мву­ка ушёл от ста­нови­ща, а вер­нулся, не­ся нес­коль­ко жи­рафь­их туш.

— Раз­ве­дите боль­шой кос­тёр, вы­топи­те жир, — ве­лел он.

Охот­ни­ки на­топи­ли мно­го жи­ра и вы­лили его на ве­лика­на, так что жир сте­кал с те­ла Мву­ки, как струи дож­дя. День за днём ве­ликан при­носил обиль­ную дичь. Лю­ди рас­ти­рали жи­ром его те­ло, а мя­со съ­еда­ли. Сам Мву­ка за это вре­мя по­ел лишь один раз, но прог­ло­тил сра­зу столь­ко жи­рафов, сколь­ко у че­лове­ка паль­цев на двух ру­ках.

На­конец нас­ту­пил день, ког­да у са­мого го­ризон­та охот­ни­ки за­мети­ли пыль­ное об­лачко. Сол­нце ус­пе­ло под­нять­ся вы­соко и за­катить­ся, а столб пы­ли слов­но за­мер на мес­те. Но на сле­ду­ющее ут­ро охот­ни­кам по­каза­лось, что он нем­но­го приб­ли­зил­ся.

— Нзан­га­муйо идёт, — ска­зал Мву­ка.

Пыль­ный столб всё приб­ли­жал­ся и приб­ли­жал­ся. Лю­ди со стра­хом жда­ли, что бу­дет. Ве­ликан ус­по­ко­ил их:

— Шесть раз сол­нце сме­нит на не­бе лу­ну, лишь тог­да по­явит­ся го­лова нзан­га­муйо.

И дей­стви­тель­но, ут­ром шес­то­го дня столб пы­ли под­нялся под са­мые об­ла­ка и рас­тёкся по не­бу, точ­но ши­рокое озе­ро. Охот­ни­ки уви­дели го­лову нзан­га­муйо. Она бы­ла на удив­ле­ние ма­лень­кой и плос­кой, ши­риной все­го в де­сять че­лове­чес­ких рук. Че­тыре ро­га тор­ча­ли на его опу­щен­ной го­лове. Зверь как бы бо­дал вы­сокую тра­ву, под­цепляя её сни­зу. Он всё вре­мя же­вал, при этом раз­да­вал­ся звук, по­хожий на жур­ча­ние реч­ных струй; ког­да зверь гло­тал, раз­да­вал­ся гро­хот, по­доб­ный шу­му низ­верга­юще­гося с вы­соты во­допа­да. На мор­де нзан­га­муйо бы­ло че­тыре ноз­дри, по две с каж­дой сто­роны, а гла­за рас­по­лага­лись на те­мени.

Уви­дев го­лову чу­дища, охот­ни­ки в ис­пу­ге бро­сились бе­жать, но Мву­ка их удер­жал. Он взял стре­лу и стал не спе­ша за­тачи­вать же­лез­ный на­конеч­ник, по­том оку­нул стре­лу в со­суд с ядом.

— Стре­ляй же ско­рее! — то­ропи­ли его пе­репу­ган­ные лю­ди.

Мву­ка улыб­нулся в от­вет:

— Ра­но. Нуж­но ждать ещё че­тыре дня.

Весь сле­ду­ющий день охот­ни­ки ви­дели длин­ню­щую и тол­стен­ную шею не­видан­но­го зве­ря. Гус­тая жёс­ткая гри­ва, пок­ры­вав­шая её, во­лочи­лась по зем­ле, сме­тая тра­ву, ва­ля де­ревья, под­ми­ная под се­бя за­зевав­шихся жи­вот­ных. Там, где во­лочи­лась эта гри­ва, ос­та­валась ши­рокая пус­тынная по­лоса, без еди­ной тра­вин­ки.

На тре­тий день по­каза­лись пе­ред­ние ла­пы чу­дови­ща. Они с гро­хотом опус­ка­лись на зем­лю. Лю­ди поч­ти ог­лохли от шу­ма, но про­дол­жа­ли лить рас­топлен­ный жир на те­ло Мву­ки. Пе­ред за­ходом сол­нца ве­ликан взял в ру­ки лук, при­ладил стре­лу. Всю ночь охот­ни­ки под­держи­вали в кос­тре жар­кое пла­мя, что­бы спи­на и пле­чи ве­лика­на не зас­ты­ли в ноч­ной прох­ла­де. Мву­ка мед­ленно на­тяги­вал те­тиву.

На чет­вёртый день охот­ни­ки явс­твен­но раз­гля­дели грудь нзан­га­муйо. Зверь дро­бил но­гами кам­ни, прев­ра­щая их в пыль. Мву­ка на­тянул те­тиву ещё силь­нее и при­целил­ся в са­мое сер­дце нзан­га­муйо. В пол­день Мву­ка спус­тил стре­лу. Слов­но рас­кат гро­ма рас­ко­лол не­бо. Лю­ди по­вали­лись на­земь. Тол­стая, как брев­но, стре­ла прон­зи­ла те­ло нзан­га­муйо нас­квозь. Зверь рух­нул, зем­ля зат­ряслась от его па­дения, слов­но при из­верже­нии вул­ка­на. Мву­ка глу­боко вздох­нул и, обес­си­лен­ный, при­сел от­дохнуть.

Ми­нуло не­мало вре­мени, преж­де чем лю­ди приш­ли в се­бя. Мву­ка си­дел в той же по­зе. На­конец он про­из­нёс:

— Сни­мите с нзан­га­муйо шку­ру и из­жарь­те мя­со. Мы ус­тро­им пир­шес­тво пос­ле удач­ной охо­ты.

Два дня тру­дились лю­ди, но смог­ли ос­ве­жевать лишь ма­лую часть ту­ши. Мву­ка из­жа­рил мя­со на уголь­ях, раз­же­вал его и от­дал сво­им спут­ни­кам. Оно ока­залось та­ким жес­тким, что са­ми охот­ни­ки не смог­ли бы раз­же­вать его. За­то оно бы­ло очень вкус­ным. Ког­да все на­елись, Мву­ка ска­зал:

— Рас­сту­питесь по­шире, я бу­ду тан­це­вать.

Лю­ди от­сту­пили да­леко-да­леко. Ког­да они уда­лились, ве­ликан ис­полнил свя­щен­ную пляс­ку охот­ни­ков. Он бла­года­рил ду­хов пред­ков за то, что они пос­ла­ли ему бо­гатую до­бычу. В тан­це Мву­ка так силь­но при­топы­вал, что рав­ни­на сби­лась в склад­ки. Так на зем­ле по­яви­лись го­ры. Уто­мив­шись, ве­ликан бро­сил­ся на шку­ру нзан­га­муйо и зас­нул. Во сне он так силь­но хра­пел, что на не­бо на­бежа­ли чёр­ные ту­чи. К ут­ру они про­лились не­ис­то­выми дож­дя­ми. Дож­де­вая во­да со­бира­лась в ущель­ях меж­ду гор, прев­ра­тив­шись в бур­ные ре­ки.

До сих пор сто­ят эти го­ры. Во вре­мя дож­дей по ущель­ям те­кут пол­но­вод­ные ре­ки, но в за­суху их рус­ла пе­ресы­ха­ют. Лю­ди смот­рят на них и вспо­мина­ют о ве­ликой охо­те Мву­ки.