Как появилась луна на небе

Ба­ран Нджомм Мбуи под­ру­жил­ся с Ету­ком, ан­ти­лопой.

Ког­да приш­ло вре­мя се­ва, Нджомм за­садил своё по­ле ба­нана­ми, а Етук — ям­сом. И тот и дру­гой по­лучи­ли неп­ло­хой уро­жай. По­ка Нджомм сре­зал гроз­ди ба­нанов, Етук вы­капы­вал клуб­ни ям­са.

Так про­шёл один день. На дру­гой, с са­мого ут­ра, Етук пред­ло­жил:

— Да­вай с то­бой по­меня­ем­ся. Я бу­ду со­бирать ба­наны на тво­ём по­ле, а ты ко­пай ямс на мо­ём.

Нджомм Мбуи сог­ла­сил­ся. Соб­ранные им ба­наны Етук под­ве­сил к по­тол­ку. Ког­да он прит­ро­нул­ся к ним на дру­гой день, ему по­каза­лось, что они че­рес­чур мяг­кие, и он их выб­ро­сил. Про­ходя ми­мо, Мбуи уви­дел пло­ды и, убе­див­шись, что они очень слад­кие, съ­ел все до од­но­го. Ког­да ему встре­тились обезь­яны — Ншум, он со­об­щил им:

— Се­год­ня я на­шёл очень вкус­ные пло­ды.

Ког­да он заг­ля­нул в дом Ету­ка, тот по­жало­вал­ся, что очень го­лоден. Мбуи обе­щал его на­кор­мить. По­шёл на своё по­ле и сор­вал че­тыре гроз­ди ба­нанов. На об­ратной до­роге ему сно­ва по­пались обезь­яны. И вып­ро­сили у не­го всё, что он нёс. На­сытив­шись, обезь­яны пош­ли даль­ше. Им повс­тре­чались ди­кие свиньи — Нгу­ми. Обезь­яны со­об­щи­ли им:

— У Ету­ка и Нджом­ма мож­но раз­жить­ся вкус­ной едой.

Нгу­ми по­вер­ну­ли к до­му Ету­ка.

— Мы хо­тели бы по­есть ям­са, — ска­зали они.

— Ямс при­над­ле­жит мне, — от­ве­тил Етук.

Но свиньи ста­ли уп­ра­шивать его, и в кон­це кон­цов он взял кор­зи­ну, от­пра­вил­ся на своё по­ле и на­копал для них ям­са.

На­ев­шись, свиньи уш­ли. На дру­гой день они уви­дели сло­на — Нджок­ка, поч­ти­тель­но его при­ветс­тво­вали и ска­зали:

— Вче­ра мы очень хо­рошо по­ели вон на тех двух по­лях.

Слон пос­пешно нап­ра­вил­ся ту­да и спро­сил двух дру­зей:

— От­ку­да у вас столь­ко еды?

— Обож­ди нем­но­го, мы и те­бя по­кор­мим, — от­ве­тили они.

Нджомм при­нёс пять гроз­дей ба­нанов, а Етук — пять кор­зин ям­са. Слон съ­ел всё это, поб­ла­года­рил и ушёл.

Кто толь­ко не пе­ребы­вал у дво­их дру­зей, и они ни­кому не от­ка­зыва­ли. Пос­ледним за­явил­ся но­сорог — Мфонг. И он то­же на­ел­ся до­сыта.

Не­пода­лёку про­тека­ла боль­шая ре­ка Акар­рам. В са­мом глу­боком её мес­те оби­тал кро­кодил. Од­нажды, при­дя на во­допой, Мфонг рас­ска­зал ему, где мож­но по­живить­ся вкус­ной едой. Кро­кодил вы­полз на бе­рег и за­ковы­лял ту­да, где на­ходи­лись по­ля обо­их дру­зей. Он зас­тал их обо­их вмес­те.

— Я уми­раю от го­лода. По­жалуй­ста, на­кор­ми­те ме­ня, — поп­ро­сил кро­кодил.

— Для дру­зей мне ни­чего не жаль, — ска­зал Етук. — Но ведь ты не мой друг. По­это­му я не дам те­бе еды.

Но Нджомм по­жалел кро­коди­ла.

— Лад­но, так и быть, дам те­бе связ­ку ба­нанов.

Кро­кодил унёс пло­ды с со­бой, ска­зав на про­щанье:

— Не за­пирай­те две­ри се­год­ня ночью. Я вер­нусь и куп­лю у вас ещё еды. И за всё рас­пла­чусь, не сом­не­вай­тесь.

Вер­нулся кро­кодил в ре­ку, на­шёл там во­дяную змею и ска­зал ей:

— Там, на зем­ле, жи­вут двое, у ко­торых пол­но вкус­ной пи­щи.

— Я го­лод­на, — по­жало­валась змея. — На­кор­ми ме­ня.

Кро­кодил угос­тил её ба­нана­ми.

— До че­го слад­кие! — ска­зала змея. — Схо­ди при­неси ещё.

— А чем я рас­пла­чусь? — спро­сил кро­кодил.

— Я дам те­бе од­ну очень цен­ную вещь, — от­ве­тила змея, дос­та­ла изо рта свер­ка­ющий ка­мень и про­тяну­ла его кро­коди­лу. Тот взял его и за­торо­пил­ся к дво­им друзь­ям. Ночь опус­ти­лась, а ка­мень так яр­ко го­рит, что свет­ло, буд­то днём.

Отыс­кал кро­кодил обо­их дру­зей и го­ворит:

— Смот­ри­те, что я вам при­нёс.

По­ложил ка­мень, а он весь све­тит­ся: лю­бую пес­чинку мож­но раз­ли­чить.

— До­рогой ка­мень. Це­лого по­ля сто­ит.

— Та­кую це­ну я не мо­гу зап­ла­тить, — ска­зал Етук. — Ес­ли я от­дам своё по­ле, чем же я бу­ду кор­мить­ся? Не по­мирать же мне с го­лоду.

Но Нджомм не ус­то­ял про­тив соб­лазна.

— За­бирай всё моё по­ле, вплоть до са­мой ре­ки, — ска­зал он, — толь­ко от­дай мне этот свер­ка­ющий ка­мень.

Друзья ра­зош­лись по до­мам. Нджомм по­весил ка­мень сна­ружи над дверью, что­бы ос­ве­щал весь мир. А Етук, как вер­нулся, сра­зу улёг­ся спать.

Прос­нувшись, Нджомм по­чувс­тво­вал силь­ный го­лод. Но есть бы­ло не­чего, ведь он про­дал всё своё по­ле вмес­те с ба­нана­ми.

Два дня го­лодал ба­ран, на тре­тий от­пра­вил­ся к ан­ти­лопе.

— Дай мне, по­жалуй­ста, ям­са, — поп­ро­сил он.

— Ни­чего я те­бе не дам, — от­ве­тил Етук, — ты ведь всё рав­но не смо­жешь вер­нуть долг. Мож­но от­дать мень­шее, ес­ли у те­бя ос­та­нет­ся боль­шее, но толь­ко глу­пец мо­жет по­жер­тво­вать всем, что име­ет, ра­ди ка­кого-то блес­тя­щего кам­ня.

— Не та­кой уж он бес­по­лез­ный, этот ка­мень, — ска­зал Нджомм. — Рань­ше в тем­но­те ни­чего не бы­ло вид­но. А те­перь он ос­ве­ща­ет до­рогу всем пут­ни­кам. Раз­ве это пло­хо?

И в этот день ба­ран ни­чего не ел. Ис­то­щён­ный и обес­си­лев­ший, он по­полз ночью к ре­ке.

Ка­кой-то че­ловек пы­тал­ся сор­вать в тем­но­те со сто­яв­шей там паль­мы оре­хи, но ему ни­как не уда­валось это сде­лать.

— Кто ты? — спро­сил Нджомм.

— Эф­фи­он Обас­си, — от­ве­тил тот.

— Что ты де­ла­ешь?

— Хо­чу сор­вать оре­хи. Да толь­ко это труд­но, тем­но очень.

— Ес­ли те­бе это удас­тся, дай мне нес­коль­ко оре­хов. А я по­кажу те­бе од­ну за­меча­тель­ную вещь.

Эф­фи­он Обас­си сбро­сил три оре­ха, и Нджомм уто­лил свой го­лод.

— Спус­тись, — ска­зал он. — Пой­дём ко мне до­мой.

Ког­да они заш­ли в дом к ба­рану, тот ска­зал:

— Обож­ди ме­ня здесь. Я дол­жен по­сове­товать­ся с со­седя­ми.

Он за­шёл к Ету­ку и поп­ро­сил:

— Дай мне один клу­бень, что­бы я мог на­сытить­ся. Смот­ри, ка­мень, ко­торый я об­ме­нял на своё по­ле, ос­ве­ща­ет всю зем­лю, но я уми­раю с го­лоду.

— Ни­чего я те­бе не дам, — уп­ря­мо пов­то­рил Етук. — Вер­ни ка­мень его хо­зя­ину, а мы бу­дем жить в тем­но­те, как и жи­ли.

Нджомм обо­шёл всех со­седей, но ник­то не по­желал угос­тить его хоть чем-ни­будь съ­едоб­ным.

Вер­нулся Нджомм до­мой и про­тянул блес­тя­щий ка­мень Эф­фи­ону Обас­си.

— Я люб­лю тех, кто об­ра­баты­ва­ет зем­лю. Но они ме­ня не лю­бят. Я знаю, что ты жи­вёшь на не­бесах. Возь­ми же этот ка­мень, по­весь его вы­соко-вы­соко, так, что­бы все лю­ди ви­дели.

Эф­фи­он взял ка­мень, заб­рался на ту же паль­му, с ко­торой слез. Листья её ста­ли вы­тяги­вать­ся, вы­тяги­вать­ся вверх. По ним он и вска­раб­кался в своё не­бес­ное жи­лище. Ока­зав­шись до­ма, он соз­вал всех бо­гов не­бес­ных и ска­зал им:

— Я при­нёс ка­мень, ко­торый бу­дет ос­ве­щать всю зем­лю.

Бо­ги по­сове­щались меж­ду со­бой и смас­те­рили ко­роб. Эф­фи­он по­ложил в не­го свой ка­мень и ска­зал:

— От­ны­не вам при­дёт­ся но­сить мне пи­щу. Сам я не хо­чу её до­бывать.

Но­сили, но­сили бо­ги пи­щу, из сил вы­бились. Тог­да Эф­фи­он прик­рыл ко­роб, что­бы ка­мень не мог си­ять, по­ка ему сно­ва не при­несут что-ни­будь по­есть. С тех пор вся­кий раз, ког­да ему пе­рес­та­ют но­сить пи­щу, он зак­ры­ва­ет ко­роб с блес­тя­щим кам­нем. Вот по­чему лу­ны иног­да не вид­но. Тог­да лю­ди на зем­ле го­ворят: «Го­лоден Эф­фи­он Обас­си. По­ка ему не при­несут еды, он не от­кро­ет сво­его кам­ня».