Почему больше никто не относит крокодилов в воду

Ба­ма, кро­кодил-кай­ман, ска­зал:

— Хо­чу есть.

Он вы­лез из во­ды вмес­те со сво­ими ма­лыша­ми-кро­коди­лята­ми и от­пра­вил­ся на по­ис­ки че­го- ни­будь съ­едоб­но­го.

Но во­да вне­зап­но спа­ла и ока­залась да­леко по­зади них.

Лё­жа на пес­ке и ши­роко от­крыв пас­ти, ста­рый Ба­ма и его ма­лыши зе­вали от го­лода.

— Крак! Крок! — щёл­ка­ли они че­люс­тя­ми.

Ми­мо про­ходил охот­ник.

Он ска­зал:

— Ба­ма, за­чем ты вы­лез из во­ды?

Кро­кодил ска­зал:

— Я прос­то по­шёл про­гулять­ся, про­гулять­ся со сво­ими ма­лыша­ми. И вдруг во­да спа­ла и ос­та­лась да­леко по­зади нас. Крак! Крок! Есть хо­чу!

Охот­ник го­ворит:

— Ес­ли бы ты не был та­ким неб­ла­годар­ным зве­рем, я, по­жалуй, от­нёс бы те­бя и тво­их ма­лышей об­ратно к во­де.

— О! Ко­неч­но, — го­ворит Ба­ма, — от­не­си нас ско­рее к во­де, ме­ня и мо­их ма­лышей.

Тог­да охот­ник сплёл ве­рёв­ку из во­лок­нистой ко­ры ка­кого-то де­рева и свя­зал кро­коди­ла, что­бы бы­ло лег­че нес­ти его на го­лове. По­том он при­вязал к его хвос­ту кро­коди­лят, что­бы всех вмес­те от­нести на бе­рег ре­ки.

По­дой­дя к во­де, охот­ник спро­сил:

— Ба­ма, опус­тить те­бя здесь?

Кро­кодил от­ве­тил:

— Прой­ди ещё нем­ножко.

Охот­ник сде­лал по во­де три ша­га и ска­зал:

— Ба­ма, опус­тить те­бя здесь?

Кро­кодил от­ве­тил:

— Прой­ди ещё нем­ножко.

Охот­ник сде­лал ещё три ша­га. Во­да бы­ла ему уже по ко­лено. Он ска­зал:

— Кро­кодил-кро­кодил, опус­тить те­бя здесь?

Ба­ма ска­зал:

— Прой­ди ещё нем­ножко.

Охот­ник сде­лал ещё три ша­га. Во­да те­перь до­ходи­ла ему до бё­дер.

Он крик­нул:

— Кро­кодил-кро­кодил, опус­тить те­бя здесь?

Ба­ма ска­зал:

— Да­вай, опус­кай.

Охот­ник опус­тил его в во­ду и раз­вя­зал ве­рёв­ку.

И в ту же ми­нуту кро­кодил схва­тил охот­ни­ка за но­гу:

— Всё, те­перь не уй­дёшь. Ка­кой ла­комый ку­сочек! Я го­лоден. Вот те­бя-то я и съ­ем.

— От­пусти ме­ня! — кри­чал охот­ник.

— Нет, я те­бя не от­пу­щу, — ска­зал ему Ба­ма. — Сей­час я то­бой слав­но по­обе­даю.

— От­пусти ме­ня! — кри­чал, охот­ник, вы­рыва­ясь.

Но Ба­ма и его ма­лыши дер­жа­ли его креп­ко.

Тог­да охот­ник ска­зал:

— Зна­чит, Ба­ма, ты всё-та­ки неб­ла­годар­ный зверь! — и при­тих. Он был уже по по­яс в во­де. А боль­ше он ни­чего не го­ворил и уже не ше­велил­ся.

Ми­мо про­бегал за­яц.

Он ска­зал:

— Охот­ник, ты че­го тут тор­чишь?

Охот­ник от­ве­тил:

— Ме­ня схва­тил Ба­ма.

За­яц опять спро­сил:

— За­чем он те­бя схва­тил?

Тог­да охот­ник про­гово­рил очень быс­тро, так как уже ус­пел ис­пу­гать­ся:

— Я шёл к бе­регу ре­ки. Во­да в ней спа­ла, и ре­ка от­сту­пила. Кро­кодил и его ма­лыши ока­зались на ме­ли. Им бы­ло очень пло­хо. Я им ска­зал: «Не будь ты неб­ла­годар­ным, Ба­ма, я бы от­нёс вас всех к во­де». Ста­рый Ба­ма про­сил ме­ня от­нести их. Я от­ве­тил: «Не по­несу я вас, вы ме­ня по­том съ­еди­те». Ста­рый Ба­ма ска­зал мне: «Мы те­бя не тро­нем». Тог­да я взва­лил их всех на се­бя и от­нёс в во­ду, а ста­рый Ба­ма схва­тил ме­ня за но­гу, и де­ти его то­же в ме­ня вце­пились. И те­перь я им кри­чу: «От­пусти­те ме­ня! Да от­пусти­те же!» А они мне от­ве­ча­ют: «Нет уж, мы те­бя не вы­пус­тим!» Что ты на это ска­жешь? Раз­ве это чес­тно?

За­яц ска­зал:

— Не­уже­ли ты смог нес­ти та­кого тя­жело­го кро­коди­ла на го­лове?

Охот­ник от­ве­тил:

— Смог.

— Со все­ми его кро­коди­лята­ми?

— Со все­ми его кро­коди­лята­ми.

— Ты смог до­нес­ти их до ре­ки?

— Смог.

— Не ве­рю, — ска­зал за­яц и зак­ри­чал: — Ба­ма, прав­да то, что он го­ворит?

Кро­кодил от­ве­тил:

— Прав­да.

За­яц ска­зал охот­ни­ку:

— Зна­ешь, ни­ког­да я не по­верю в это, ес­ли ты мне пря­мо сей­час это­го не по­кажешь, — и зак­ри­чал кро­коди­лу:

— Ба­ма, не хо­чешь ли ты, что­бы он ещё ра­зок про­нёс те­бя на го­лове?

Кро­кодил от­ве­тил:

— Что ж, я не про­тив.

Тог­да охот­ник опять свя­зал ог­ромно­го кро­коди­ла ве­рёв­кой, соб­рал кро­коди­лят и при­вязал их к хвос­ту кро­коди­ла, что­бы всех их вмес­те от­нести на бе­рег, ту­да, где он впер­вые с ни­ми встре­тил­ся.

Вый­дя на су­шу, он уже со­бирал­ся их раз­вя­зать, что­бы по­ложить на преж­нее мес­то. Но за­яц ска­зал ему:

— Убей их те­перь, прос­то­филя, и съ­ешь!

Охот­ник убил Ба­му и всех его кро­кодиль­чи­ков. Их ту­ши он от­нёс до­мой, где и рас­ска­зал обо всём, что с ним прик­лю­чилось.

С тех пор ник­то боль­ше не от­но­сит кро­коди­лов в во­ду.

Они неб­ла­годар­ные зве­ри.