Жизнь и Смерть

Странс­тво­вали вмес­те два стар­ца — Жизнь и Смерть. Встре­тил­ся им на пу­ти ру­чей, и они спро­сили ду­ха, ко­торый в нём жил, мож­но ли им на­пить­ся.

— Пей­те, — от­ве­тил дух. — Толь­ко пом­ни­те, что по обы­чаю пер­вым дол­жен пить тот, кто стар­ше.

— Ко­неч­но же, я стар­ше, — ска­зал ста­рец по име­ни Жизнь.

— Нет, я стар­ше, — воз­ра­зил ста­рец по име­ни Смерть.

— Что ты го­воришь? — воз­му­тил­ся ста­рец по име­ни Жизнь. — Жизнь есть на­чало всех на­чал. Уме­реть мо­жет толь­ко жи­вой. Ты су­щес­тву­ешь толь­ко по­тому, что су­щес­твую я.

— Нет, Жизнь, до тво­его по­яв­ле­ния на свет всё при­над­ле­жало мне, Смер­ти. Всё жи­вое по­яв­ля­ет­ся из не­бытия и в кон­це кон­цов не­из­бежно воз­вра­ща­ет­ся в не­бытие.

— Нет, ты не прав, Смерть, ког­да ут­вер­жда­ешь, что из­на­чаль­но всё при­над­ле­жало те­бе. Этот мир сот­во­рен Соз­да­телем из не­види­мой суб­стан­ции. Ты, Смерть, по­явил­ся лишь тог­да, ког­да умер пер­вый на зем­ле че­ловек. Ста­ло быть, ты мо­ложе.

— Да нет, Жизнь. Ты заб­лужда­ешь­ся. Соз­да­тель и впрямь сот­во­рил мир из не­види­мой суб­стан­ции. Это как раз и до­казы­ва­ет, что имен­но Смерть по­роди­ла жизнь.

Дол­го спо­рили они, стоя на бе­регу ручья. И на­конец поп­ро­сили ду­ха рас­су­дить их.

Вот что он ска­зал:

— Как мож­но, го­воря о Смер­ти, не упо­мянуть о Жиз­ни, ко­торая ей пред­шес­тву­ет? И как мож­но от­де­лить Жизнь от Смер­ти, к ко­торой не­ук­лонно дви­жет­ся всё су­щее. Ни один из вас не мо­жет су­щес­тво­вать без дру­гого. Ник­то не стар­ше и ник­то не млад­ше. Жизнь и Смерть — два ли­ка еди­ного твор­ца. Вы ро­вес­ни­ки. Вот вам тык­венная бу­тыль с во­дой. Пей­те од­новре­мен­но.

Стар­цы уто­лили свою жаж­ду и от­пра­вились даль­ше. Что мож­но ска­зать об этих дво­их? Странс­тву­ют они всег­да вмес­те, ни­ког­да не раз­лу­ча­ясь. Ник­то из них не стар­ше и не мо­ложе. Мно­го есть на све­те тайн, и эта — од­на из са­мых важ­ных.