Билмен

Жил-был ко­роль. Од­нажды прис­лал ему дру­гой ко­роль, что пра­вил по со­седс­тву, ог­ромную же­лез­ную па­лицу и пе­редал та­кие сло­ва:

— Кто ра­зобь­ет эту па­лицу вдре­без­ги, за то­го я вы­дам за­муж свою дочь!

Соб­ра­лись со все­го ко­ролевс­тва храб­ре­цы, но ни один из них не смог да­же при­под­нять па­лицу, не то чтоб раз­бить. Пос­ледним ре­шил ис­пы­тать се­бя Бил­мен, а си­лища у не­го бы­ла не­веро­ят­ная. Схва­тил он же­лез­ную па­лицу, под­нял ее, уда­рил оземь, и рас­ко­лолась па­лица на сот­ни мел­ких ос­колков! Все, кто соб­ра­лись вок­руг, ста­ли пов­то­рять:

— Бил­мен раз­бил па­лицу! Бил­мен раз­бил па­лицу! Мо­лодец Бил­мен — он раз­бил ко­ролев­скую па­лицу!

Ко­роль, ус­лы­хав об этом, поз­вал к се­бе Бил­ме­на и ска­зал:

— Мне пе­реда­ли, что ты су­мел раз­бить па­лицу. Те­перь нуж­но сна­рядить сва­тов, по­ехать и заб­рать не­вес­ту, дочь со­сед­не­го ко­роля.

— А то как же, — от­ве­тил Бил­мен, — ко­неч­но, нуж­но. Сей­час пой­ду да за­беру. Толь­ко я брать ни­кого с со­бой не бу­ду, сам при­везу ее сю­да.

— Нет, — воз­ра­зил ко­роль, — те­бе од­но­му ко­роль со­сед­не­го го­сударс­тва ни за что не от­даст свою дочь. Я дол­жен пос­лать с то­бой сва­тов и вой­ско.

— Нет, — ска­зал Бил­мен, — я пой­ду ту­да один. Уж как я су­мею по­лучить ее у ко­роля, это мое де­ло. Ко­ли я раз­бил па­лицу, то дос­та­вить сю­да не­вес­ту — мой долг.

От­пра­вил­ся Бил­мен за ко­ролев­ной и встре­тил по до­роге че­лове­ка, ко­торый си­дел на бе­регу реч­ки и пил во­ду. Пил, пил, до тех пор пил, по­ка реч­ка не вы­сох­ла.

— Вот это да! — вос­клик­нул Бил­мен. — А ты, я смот­рю, мо­лодец!

— Нет, — спо­кой­но от­ве­тил тот, кто вы­пил це­лую реч­ку во­ды. — Ка­кой я мо­лодец! Вот уж кто мо­лодец, так это Бил­мен, ко­торый раз­бил па­лицу ко­роля!

— Ес­ли бы ты встре­тил его, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту? — спро­сил Бил­мен.

— А то нет! Ко­неч­но, по­шел бы.

— Ну, тог­да идем со мной, по­тому что я и есть Бил­мен, — ска­зал Бил­мен.

Идут они даль­ше и ви­дят: на бой­не мяс­ник ре­жет скот и све­жу­ет ту­ши, а ря­дом с ним при­мос­тился здо­ровен­ный де­тина и по­еда­ет эти ту­ши од­ну за дру­гой.

— Вот это да! — вос­клик­нул Бил­мен. — Ка­ков мо­лодец! Не­уже­ли ты съ­ешь все это мя­со?

— Да ну, — от­махнул­ся тот, — ве­лика ли зас­лу­га съ­есть чу­точ­ку мя­са? Кто у нас и вправ­ду мо­лодец, так это Бил­мен, ко­торый раз­бил па­лицу ко­роля!

— Ес­ли бы ты встре­тил его, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту?

— Еще бы не по­шел! — от­ве­тил тот. — Ко­неч­но, по­шел бы.

— Тог­да идем, по­тому что я и есть Бил­мен, — ска­зал ему Бил­мен.

От­пра­вились они втро­ем даль­ше и приш­ли на вы­сокий пе­ревал. Ви­дят: вок­руг, буд­то зи­мой, ле­жат глу­бокие сне­га, а на по­ляне го­рят кос­тры из ог­ромных бре­вен. Вплот­ную к кос­трам си­дит доб­рый мо­лодец, за­кутав­шись в гун­ну, и дро­жит от хо­лода:

— Бр-бр-бр-бр…

Бил­мен ему го­ворит:

— Ну и мо­лодец же ты! Как ты мо­жешь вы­тер­петь та­кую жа­рищу? Как ты во­об­ще не сго­ришь в этом ог­не?

— Ба! — уди­вил­ся нез­на­комец. — На­шел о чем го­ворить! Мо­лодец — это Бил­мен, ко­торый раз­бил па­лицу ко­роля, а не та­кой мер­зля­ка, как я, ко­торый ни­как не мо­жет сог­реть­ся от двух го­рящих хво­рос­ти­нок.

— Ес­ли бы ты встре­тил Бил­ме­на, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту? — спро­сил Бил­мен.

— Ко­неч­но, — от­ве­тил тот. — Как не пой­ти? Обя­затель­но по­шел бы.

— Тог­да пой­дем с на­ми. Я и есть Бил­мен.

Те­перь у Бил­ме­на бы­ло трое то­вари­щей, сам чет­вертый, и пош­ли они даль­ше. Шли, шли и встре­тили че­лове­ка, ко­торый все слы­шал — и то, что де­ла­ет­ся на зем­ле, и то, что де­ла­ет­ся под зем­лей.

— Как это ин­те­рес­но! — вос­клик­нул Бил­мен. — Ка­кие ты чу­деса уме­ешь тво­рить, ока­зыва­ет­ся! Ка­ков мо­лодец!

— По­чему же я мо­лодец? — воз­ра­зил тот. — Толь­ко по­тому, что слы­шу все, что го­ворят на зем­ле и под зем­лей? Это де­ло еще не де­ло. Кто у нас нас­то­ящий мо­лодец, так это Бил­мен, ко­торый раз­бил па­лицу ко­роля.

— Ес­ли бы ты встре­тил его, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту? — спро­сил Бил­мен.

— А то нет?! — от­ве­тил тот. — Где же най­ти луч­ше­го то­вари­ща, чем он?

— Тог­да пош­ли, — ска­зал Бил­мен, — по­тому что Бил­мен — это я.

От­пра­вились они даль­ше впя­тером и ви­дят: сто­ит у до­роги пе­кар­ня и в ней пе­карь пе­чет хлеб. Ря­дом си­дит ог­ромно­го рос­та де­тина и съ­еда­ет один ка­равай за дру­гим. Пе­карь толь­ко лот­ки из пе­чи ус­пе­ва­ет вы­нимать да ему под­но­сить, а го­лод­ный де­тина в мгно­венье ока за­пихи­ва­ет го­рячие ка­раваи се­бе в рот и прог­ла­тыва­ет.

Бил­мен и го­ворит:

— Ого! Ну и мо­лодец же ты, ес­ли мо­жешь съ­есть столь­ко хле­ба!

— Э-э, — от­ве­тил тот, — мо­лодец — это Бил­мен, ко­торый раз­бил ко­ролев­скую па­лицу. А я что та­кого сде­лал? Съ­ел ма­лень­кую гор­бушку хле­ба?

— Ес­ли бы ты встре­тил Бил­ме­на, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту?

— Да, — от­ве­тил тот. — Как бы я мог не пой­ти? Раз­ве най­дешь то­вари­ща луч­ше?

Взял Бил­мен с со­бой и это­го си­лача, и от­пра­вились они вшес­те­ром даль­ше. Идут, идут, и вдруг зем­ля вок­руг них как за­кача­ет­ся! «Вид­но, на­чалось зем­летря­сение», — по­дума­ли при­яте­ли. Ста­ли ос­матри­вать­ся и ви­дят: сто­ит че­ловек и иг­ра­ючи под­бра­сыва­ет вверх две ог­ромные ка­мен­ные глы­бы. Ког­да глы­бы па­да­ют и уда­ря­ют­ся оземь, до­лины и го­ры от их уда­ров вздра­гива­ют, как при зем­летря­сении.

Бил­мен ему и го­ворит:

— Ну и мо­лодец же ты! Так под­бра­сыва­ешь эти ка­мен­ные глы­бы, что вся зем­ля хо­дуном хо­дит!

— Да что там, — от­ве­тил си­лач. — Мо­лодец Бил­мен, ко­торый раз­бил па­лицу ко­роля. А я, от­то­го что по­иг­рал дву­мя ка­меш­ка­ми, так уж и стал мо­лод­цом?

— Ес­ли бы ты встре­тил Бил­ме­на, по­шел бы с ним по­гулять по бе­лу све­ту? — спро­сил Бил­мен.

— Ко­неч­но, — от­ве­тил тот. — Где я на­шел бы то­вари­ща луч­ше, чем он?

— Тог­да идем, по­тому что Бил­мен — это я, — от­ве­тил ему Бил­мен.

Те­перь их ста­ло се­меро, и они все вмес­те от­пра­вились за не­вес­той. Ко­роль, уви­дев из ок­на сво­его двор­ца Бил­ме­на с шестью то­вари­щами, ска­зал прид­ворным:

— Что это та­кое? Как он пос­мел без сва­тов явить­ся за мо­ей до­черью? Ну нет, ему я дочь не от­дам. По­чему ко­роль прис­лал за не­вес­той все­го семь че­ловек?! А что я бу­ду де­лать с уго­щени­ем, ко­торое за­гото­вил для сва­тов и ко­ролев­ско­го вой­ска?

Бил­мен спро­сил сво­его при­яте­ля, ко­торый слы­шал все, что де­ла­ет­ся на зем­ле и под зем­лей:

— Пос­лу­шай-ка, о чем го­ворит ко­роль? По­чему нас не приг­ла­ша­ют во дво­рец?

Тот прис­лу­шал­ся и от­ве­тил:

— Не хо­чет ко­роль от­да­вать те­бе не­вес­ту.

Тог­да Бил­мен об­ра­тил­ся к то­му при­яте­лю, ко­торый мог иг­ра­ючи под­бро­сить вверх две ка­мен­ные глы­бы:

— Ус­трой-ка ты им хо­рошее зем­летря­сение!

Си­лач на­шел две под­хо­дящие ка­мен­ные глы­бы и стал под­бра­сывать их квер­ху. Зем­ля тут же за­кача­лась, а вмес­те с ней и ко­ролев­ский дво­рец.

— Пос­лу­шай-ка, что они те­перь го­ворят? — по­ин­те­ресо­вал­ся Бил­мен у пер­во­го то­вари­ща. Тот от­ве­тил:

— Ко­роль го­ворит сво­им прид­ворным: «Ой-ой-ой! Что они выт­во­ря­ют! На­до от­дать им не­вес­ту, а то они, то­го гля­ди, пе­ревер­нут нам всю зем­лю, а вмес­те с ней мой дво­рец и ва­ши до­ма!»

Бил­мен с то­вари­щами нап­ра­вил­ся во дво­рец, и стра­жа не­замед­ли­тель­но про­пус­ти­ла их к ко­ролю.

— Э-э, что за де­ла? — спро­сил Бил­мен, под­хо­дя к тро­ну ко­роля. — По­чему ты не от­да­ешь нам свою доч­ку? За­чем же ты мо­рочил го­лову на­шему ко­ролю и го­ворил, буд­то вы­дашь ее за­муж за то­го, кто ра­зобь­ет твою же­лез­ную па­лицу?

— Это вер­но, — от­ве­тил ко­роль, — по­сылал я па­лицу ва­шему ко­ролю и обе­щал от­дать доч­ку в же­ны то­му, кто эту па­лицу ра­зобь­ет. Я и сей­час не от­ка­зыва­юсь от сво­их слов. Но ска­жи мне на ми­лость, что я дол­жен де­лать со всем этим уго­щени­ем, ко­торое за­гото­вил? Я ведь ждал ко­роля со сва­тами и вой­ском, а вой­ско, зна­ешь, сколь­ко мо­жет съ­есть и вы­пить?

— Пос­тавь свое уго­щение, — ска­зал Бил­мен, — и уви­дишь, что всей тво­ей еды не хва­тит на нас се­мерых, не го­воря уж о на­шем вой­ске.

Ко­роль воз­ра­зил:

— Не ве­рю я, что семь че­ловек мо­гут съ­есть все, что я за­гото­вил для це­лого вой­ска!

— Кля­нусь, что нам не хва­тит тво­его уго­щения! — рас­сме­ял­ся Бил­мен.

Ко­роль ве­лел при­нес­ти все про­дук­ты, ко­торые он при­гото­вил для встре­чи со­сед­не­го ко­роля со сва­тами и вой­ском, и раз­ло­жить их во дво­ре. Ког­да все бы­ло при­несе­но, Бил­мен поз­вал то­го при­яте­ля, ко­торый за­мер­зал, си­дя воз­ле са­мого ог­ня, и поп­ро­сил его:

— Ра­зож­ги-ка, дру­жище, нес­коль­ко де­сят­ков кос­тров да при­готовь нам что-ни­будь го­рячень­кое к обе­ду.

За­тем он поз­вал при­яте­ля, ко­торый лю­бил по­лако­мить­ся мя­сом, и ска­зал ему:

— Тут для те­бя сей­час при­гото­вят за­кус­ку, ешь на здо­ровье.

При­ятель не зас­та­вил се­бя ждать и с ап­пе­титом при­нял­ся за еду. Ам-ам, хруп-хруп — и от го­ры за­жарен­ных го­вяжь­их и ба­рань­их туш ни­чего не ос­та­лось. Си­лач съ­ел все до пос­ледне­го ку­соч­ка, хря­щики по­об­грыз и кос­точки об­со­сал. Мя­со он за­кусы­вал хле­бом, но все же хле­ба ос­та­лось еще очень мно­го. Тог­да поз­вал Бил­мен дру­гого при­яте­ля и ска­зал ему:

— До­ешь этот хлеб, дру­жочек.

И тот не зас­та­вил се­бя уп­ра­шивать. Ам-ам, хруст-хруст — быс­трень­ко подъ­ел он весь хлеб до пос­ледней ко­роч­ки. Оба они мя­со и хлеб за­пива­ли ви­ном, но ви­на ос­та­лось еще очень мно­го. Поз­вал тог­да Бил­мен то­го при­яте­ля, ко­торый мог вы­пить це­лую реч­ку во­ды, и ска­зал ему:

— Ви­дишь эти ря­ды бо­чек с ви­ном? Вы­пей их, дру­жок, и не стес­няй­ся.

При­ятель по­дошел к боч­кам, под­нял их од­ну за дру­гой, зап­ро­кинул и — плюм-плюм! — вы­пил до дна.

— Ох, как пло­хо ты под­го­товил­ся к на­шему при­ез­ду! Еды-то ока­залось сов­сем ма­ло, — по­сето­вал Бил­мен, под­хо­дя к ко­ролю. — Я сам еще и за обед не при­нимал­ся. Най­дет­ся у те­бя еще че­го-ни­будь пе­реку­сить?

— Ой-ой-ой! — вос­клик­нул ко­роль, всплес­нув ру­ками. — Что же мне те­перь де­лать? Как это три че­лове­ка смог­ли съ­есть все, что я за­гото­вил для ко­роля, его сви­ты, сва­тов и це­лого вой­ска?!

— Да, — от­ве­тил Бил­мен, — в на­шем ко­ролевс­тве лю­ди едят очень мно­го. Это по­тому, что мя­са, хле­ба и про­чей сне­ди у нас та­кое изо­билие, ка­кое вам и не сни­лось.

Ко­роль не стал боль­ше мед­лить, сна­рядил в путь дочь, и Бил­мен с то­вари­щами по­вез­ли не­вес­ту и ее при­даное в свое ко­ролевс­тво. Об­ратно они по­еха­ли той же до­рогой, ка­кой еха­ли сю­да, и в пу­ти Бил­мен про­щал­ся то с од­ним, то с дру­гим при­яте­лем: каж­дый из них ос­та­вал­ся на том мес­те, где Бил­мен его встре­тил. Ко двор­цу сво­его ко­роля Бил­мен подъ­ехал уже вдво­ем с де­вуш­кой и крик­нул стра­жам:

— Пе­редай­те ко­ролю: «При­ехал Бил­мен и при­вез не­вес­ту!»

Стра­жа на ра­дос­тях ста­ла бить в ба­раба­ны и тру­бить в тру­бы. Бил­ме­на и не­вес­ту с по­чес­тя­ми вве­ли в по­кои ко­роля.

Ког­да ко­роль уви­дел, что Бил­мен явил­ся к не­му один с не­вес­той, он страш­но уди­вил­ся и спро­сил:

— Как же те­бе все-та­ки уда­лось по­лучить у ко­роля не­вес­ту без сва­тов?

Бил­мен от­ве­тил:

— Как уда­лось, так и уда­лось, это уж мое де­ло, как я ее по­лучил. Прос­то я про­из­вел на не­го слиш­ком силь­ное впе­чат­ле­ние.

Тог­да ко­роль ве­лел сыг­рать сра­зу две свадь­бы: он же­нил сво­его сы­на на до­чери ко­роля, а Бил­ме­ну от­дал в же­ны собс­твен­ную дочь. То-то бы­ло ве­селья! Обе мо­лодые че­ты жи­ли по­том дол­го и так хо­рошо, что луч­ше и не бы­ва­ет.