Чангалоз

Жи­ли три бра­та-бед­ня­ка. Ни­чего у них не бы­ло, кро­ме трех сер­пов, ко­торые ос­та­вил им отец в нас­ледс­тво. До­ели они пос­ледний ку­сок хле­ба и пош­ли ку­да гла­за гля­дят. Идут, а навс­тре­чу им пут­ник.

— Дай нам хле­ба ку­сочек го­лод уто­лить, — про­сят братья.

— Хле­ба я вам не дам, нет лиш­не­го хле­ба, — от­ве­ча­ет пут­ник. — За­то дам вам доб­рый со­вет: ви­дите ту ни­ву у под­но­жия го­ры? По­чему бы вам не сжать ее? Хо­зя­ин оце­нит ва­шу ра­боту и на­кор­мит вас.

Братья так и сде­лали. Пош­ли на ни­ву и ста­ли жать про­со.

Хо­зяй­ка ни­вы за­мети­ла из ок­на, что кто-то ра­бота­ет у них на по­ле, и ска­зала:

— Му­женек, по­ди пос­мотри, кто это со­бира­ет наш уро­жай?

Муж вско­чил на ло­шадь и пос­ка­кал в по­ле. Ког­да братья уви­дели его, то очень уди­вились — у хо­зя­ина во лбу был все­го-нав­се­го один глаз.

— Бог в по­мощь, ре­бята! Кто ве­лел вам ра­ботать на этой ни­ве? — спро­сил од­ногла­зый.

— Пут­ник, — от­ве­тили братья. — Мы поп­ро­сили у не­го хле­ба, а он ска­зал: «По­рабо­тай­те на этом по­ле, и хо­зя­ин вас на­кор­мит».

— Хо­рошо, пусть так и бу­дет. Вы ра­ботай­те, а я вас на­кор­млю. А не зна­ет ли кто из вас гра­моте?

— Я знаю, — отоз­вался стар­ший брат.

— И я знаю, — отоз­вался сред­ний.

— А я нет, — от­ве­тил млад­ший по име­ни Чан­га­лоз, хо­тя и он хо­рошо чи­тал и пи­сал.

— Ну вот, те­бе тог­да в са­мый раз за обе­дом ид­ти! — ве­село ска­зал хо­зя­ин. На­писал он же­не за­пис­ку и объ­яс­нил млад­ше­му бра­ту, ку­да ее от­нести. По до­роге Чан­га­лоз раз­вернул бу­маж­ку и вот что в ней про­читал:

«Че­лове­ка, ко­торый при­несет те­бе эту за­пис­ку, за­режь, за­жарь и приш­ли нам на обед».

Млад­ший брат очень ис­пу­гал­ся. Он по­нял, что по­пали они в ла­пы к лю­до­едам. Ду­мал, ду­мал и ре­шил: «На­пишу-ка я хо­зяй­ке дру­гое пись­ме­цо». И, под­де­лав по­черк хо­зя­ина, на­писал:

«До­рогая же­на! Че­лове­ка, ко­торый при­несет те­бе это пись­мо, при­ми хо­рошо, на­кор­ми и приш­ли с ним вся­кой сне­ди, бу­тыл­ку ви­на и сдоб­ную бул­ку».

Же­на хо­зя­ина, по­лучив пись­мо, так и пос­ту­пила.

Ког­да хо­зя­ин уви­дел, что Чан­га­лоз воз­вра­ща­ет­ся жи­вым и нев­ре­димым, он воз­му­щен­но вос­клик­нул:

— Ах, что нат­во­рил этот Чан­га­лоз!

— Ку­шай­те на здо­ровье! Уго­щай­тесь! — ска­зал Чан­га­лоз, рас­став­ляя пе­ред хо­зя­ином и брать­ями еду.

— Ешь­те вы, а я сыт, — не­доволь­но про­бур­чал хо­зя­ин.

Братья по­обе­дали, а по­том до са­мого ве­чера про­дол­жа­ли ра­ботать. Нас­ту­пили су­мер­ки. На по­ле ос­та­валось еще мно­го про­са, и хо­зя­ин ска­зал:

— До­тем­на вы все рав­но не уп­ра­витесь. Пой­дем­те к нам ужи­нать и но­чевать, а зав­тра ут­ром за­кон­чи­те ра­боту.

Пос­ле ужи­на братья улег­лись спать в до­ме лю­до­еда. Стар­шие, уто­мив­шись в по­ле, сра­зу зас­ну­ли, а млад­ший сде­лал вид, что спит. Хо­зя­ин, у ко­торо­го бы­ло трое сы­новей, ска­зал же­не:

— Нак­рой бе­лым оде­ялом на­ших сы­новей, а крас­ным этих чу­жаков. Ночью, ког­да все бу­дут креп­ко спать, я их за­режу, и зав­тра мы их съ­едим.

Же­на так и сде­лала. Толь­ко она уш­ла, Чан­га­лоз, ко­торый все слы­шал, вско­чил, ста­щил с хо­зяй­ских сы­новей бе­лое оде­яло и нак­рыл им сво­их брать­ев, а на хо­зяй­ских сы­новей на­кинул крас­ное оде­яло.

Глу­бокой ночью встал од­ногла­зый, под­крал­ся к сво­им сы­новь­ям, спав­шим под крас­ным оде­ялом, и за­рубил их то­пором.

Ког­да он ушел, Чан­га­лоз раз­бу­дил стар­ших брать­ев и ска­зал:

— Вста­вай­те ско­рее, хо­зя­ин за­рубил сво­их сы­новей, сей­час он убь­ет и нас! Бе­жим от­сю­да ско­рее!

Братья вско­чили и в спеш­ке по­кину­ли дом лю­до­еда. Ут­ром хо­зяй­ка прос­ну­лась и уви­дела, что ее сы­новья уби­ты. Она ста­ла кри­чать и пла­кать в го­лос:

— Муж, уби­ли на­ших де­тей! Уби­ли на­ших де­тей!

На ее кри­ки при­бежал лю­до­ед:

— Же­на, как же это слу­чилось! Ведь я ска­зал те­бе: нак­рой бе­лым оде­ялом на­ших сы­новей!

— Я и нак­ры­ла!

— Зна­чит, это все Чан­га­лоз! Вот что он на­делал! — вскри­чал од­ногла­зый, вско­чил на ко­ня и га­лопом пом­чался вдо­гон­ку за брать­ями. Но не ус­пел дог­нать и убить их — братья уже пе­ресек­ли гра­ницу его вла­дений, ко­торую сам он пе­рес­ту­пить не мог.

— Что ты на­делал, Чан­га­лоз! — крик­нул ему вслед лю­до­ед.

Чан­га­лоз ус­лы­шал его, обер­нулся и от­ве­тил:

— По­годи, я те­бе еще не то сде­лаю!

Лю­до­ед вер­нулся до­мой и рас­ска­зал же­не:

— По­думай, он крик­нул мне: «По­годи, я те­бе еще не то сде­лаю!»

— Ах, муж, — от­ве­тила ему же­на, — раз­ве он мо­жет сде­лать нам что-ни­будь ху­же то­го, что сде­лал?

А братья вско­ре приш­ли в од­но ко­ролевс­тво и пос­ту­пили на служ­бу к ко­ролю. Ста­ли они жить сыт­но и в дос­татке, да вот бе­да: очень уж за­видо­вали стар­шие братья млад­ше­му, ко­торый был са­мым спо­соб­ным из них и пос­то­ян­но от­ли­чал­ся на служ­бе. Ре­шили стар­шие братья по­губить Чан­га­лоза и ска­зали ко­ролю:

— Наш млад­ший брат зна­ет, где на­ходит­ся са­мое кра­сивое в ми­ре крас­ное до­мот­ка­ное оде­яло, и мо­жет его те­бе при­нес­ти.

Ко­роль поз­вал к се­бе Чан­га­лоза и ве­лел ему не­мед­ленно от­пра­вить­ся в путь за са­мым кра­сивым в ми­ре крас­ным до­мот­ка­ным оде­ялом.

— Я не пой­ду, — от­ве­тил Чан­га­лоз, — по­тому что это оде­яло при­над­ле­жит лю­до­еду. Он ме­ня съ­ест.

— Или ты пой­дешь и при­несешь мне это оде­яло, или я ве­лю те­бя каз­нить, — ска­зал ко­роль.

Де­лать не­чего, Чан­га­лоз по­думал и поп­ро­сил:

— Дай мне ме­ру се­мян ви­ки, лес­тни­цу и нем­но­го еды в до­рогу.

Ко­роль дал ему все, о чем он про­сил, и Чан­га­лоз от­пра­вил­ся в путь. К до­му лю­до­еда он по­дошел ночью. Дож­давшись, ког­да од­ногла­зого и его же­ну смо­рил сон, Чан­га­лоз под­ста­вил лес­тни­цу, за­лез на кры­шу и бро­сил на ка­мен­ный двор горсть се­мян ви­ки.

— Муж, сно­пы про­са осы­па­ют­ся, мы по­теря­ем уро­жай, — ска­зала же­на лю­до­еда, про­сыпа­ясь.

— По­ди и пос­те­ли ро­гожу, же­на, — про­бор­мо­тал тот сквозь сон.

Же­на вста­ла и рас­сте­лила во дво­ре ро­гожу ря­дом с соб­ранны­ми не­дав­но сно­пами про­са но­вого уро­жая. Ког­да она вер­ну­лась в дом и улег­лась спать, Чан­га­лоз сно­ва стал ки­дать гор­сти се­мян во двор.

— Муж, у нас про­падет весь уро­жай, про­со осы­па­ет­ся! — ска­зала же­на, рас­талки­вая спя­щего му­жа.

— Ну по­ди да пос­те­ли ря­дом со сно­пами крас­ное оде­яло! — ска­зал, зе­вая, муж.

Же­на рас­ки­нула во дво­ре крас­ное оде­яло и сно­ва улег­лась спать. Нас­ту­пила ти­шина.

Чан­га­лоз слез с кры­ши, схва­тил оде­яло и был та­ков. Ут­ром же­на лю­до­еда вста­ла и выш­ла во двор. Ка­ково же бы­ло ей уви­деть, что ис­чезло их са­мое кра­сивое крас­ное шер­стя­ное оде­яло, а по все­му дво­ру рас­сы­паны се­мена ви­ки! С кри­ками воз­му­щения вбе­жала она в дом:

— Ах, муж, что на­делал этот Чан­га­лоз! Он по­хитил на­ше крас­ное шер­стя­ное оде­яло! Сед­лай ско­рее ко­ня, до­гони его и убей!

Лю­до­ед не зас­та­вил се­бя ждать. Он вско­чил на сво­его быс­тро­ного­го ко­ня и пом­чался вслед за Чан­га­лозом. Но не нас­тиг — тот ус­пел пе­ресечь гра­ницу его вла­дений. Тог­да лю­до­ед крик­нул ему вслед:

— Что ты на­делал, Чан­га­лоз!

А тот ему от­ве­тил:

— По­дож­ди, я те­бе еще не то сде­лаю!

Вер­нулся лю­до­ед до­мой ни с чем и рас­ска­зал же­не:

— По­думай толь­ко, что ска­зал мне Чан­га­лоз. Он ска­зал: «По­дож­ди, я те­бе еще не то сде­лаю!»

— Ху­же то­го, что он уже сде­лал, не бы­ва­ет, — от­ве­тила же­на.

А Чан­га­лоз вер­нулся тем вре­менем во дво­рец ко­роля и от­дал ему крас­ное до­мот­ка­ное шер­стя­ное оде­яло не­обык­но­вен­ной кра­соты. Ко­роль дол­го вос­хи­щал­ся оде­ялом и хва­лил Чан­га­лоза.

Стар­шие братья очень уди­вились, уви­дев, что Чан­га­лоз вер­нулся жи­вым и здо­ровым, и ста­ли за­видо­вать ему еще боль­ше. Еще силь­нее ох­ва­тило их же­лание по­губить удач­ли­вого бра­та. Че­рез не­кото­рое вре­мя они пош­ли к ко­ролю и ска­зали:

— Наш млад­ший брат зна­ет, где на­ходит­ся конь, ко­торый ска­чет так быс­тро, буд­то ле­та­ет на крыль­ях!

Ко­роль поз­вал Чан­га­лоза и при­казал ему:

— При­веди мне ко­ня, ко­торый ска­чет так быс­тро, буд­то ле­та­ет на крыль­ях!

Юно­ша от­ве­тил:

— Я не пой­ду за ним, по­тому что хо­зя­ин это­го ко­ня — лю­до­ед. Он ме­ня съ­ест.

Ко­роль ска­зал:

— Или ты при­ведешь мне ко­ня, или я ве­лю от­ру­бить те­бе го­лову.

Де­лать не­чего, Чан­га­лоз по­думал и сог­ла­сил­ся:

— Хо­рошо, я от­прав­люсь за ко­нем, но дай мне тор­бу с изю­мом, лом и кир­ку.

По­лучив все, что нуж­но, Чан­га­лоз сно­ва от­пра­вил­ся к лю­до­еду и ночью при­шел к не­му во двор. Он под­дел дверь ко­нюш­ни ло­мом, под­це­пил ее кир­кой, от­во­рил и во­шел. По­том зак­рыл дверь за со­бою, пог­ла­дил быс­тро­ного­го ко­ня лю­до­еда по мор­де и дал ему горсть изю­ма. Конь съ­ел изюм, но тут же зак­ри­чал че­ловечь­им го­лосом:

— Чан­га­лоз по­хитил ме­ня! Чан­га­лоз по­хитил ме­ня! Чан­га­лоз по­хитил ме­ня!

Вско­чил лю­до­ед и стал ру­гать ко­ня:

— За­мол­чи не­мед­ленно, или я спу­щу с те­бя шку­ру за то, что ты не да­ешь нам спать!

Тог­да Чан­га­лоз су­нул ко­ню еще горсть изю­му и шеп­нул:

— На, ешь и пош­ли со мной!

Но вер­ный конь про­дол­жал во­пить:

— Чан­га­лоз ме­ня по­хитил! Чан­га­лоз ме­ня по­хитил!

Хо­зя­ин встал, по­шел на ко­нюш­ню и как сле­ду­ет от­хлес­тал нес­час­тное жи­вот­ное.

— Ах ты, ше­луди­вая кля­ча, — ска­зал он ко­ню. — Бу­дет те­бе на­ука! А то: «Чан­га­лоз ме­ня по­хитил!» От­ку­да ему тут взять­ся ночью, это­му Чан­га­лозу?

Ког­да хо­зя­ин улег­ся спать, Чан­га­лоз сно­ва су­нул ко­ню горсть изю­му и ска­зал:

— Ну что, хо­рошо те­бе дос­та­лось? Ешь луч­ше изюм да пош­ли со мной.

Конь на­ел­ся изю­му и спо­кой­но вы­шел из ко­нюш­ни. Чан­га­лоз вско­чил на не­го, и конь ти­хо и ос­то­рож­но по­вез его в кро­меш­ной ть­ме к гра­ницам вла­дений лю­до­еда.

Ут­ром же­на лю­до­еда выш­ла во двор, уви­дела от­кры­тую ко­нюш­ню и зак­ри­чала:

— Муж, уве­ли на­шего ко­ня! Ах, опять этот Чан­га­лоз! Муж, бе­ги ско­рее, вер­ни ко­ня и убей Чан­га­лоза!

Лю­до­ед по­бежал вслед за Чан­га­лозом, бе­жал, бе­жал, но ког­да дос­тиг гра­ницы сво­их вла­дений, юно­ша вер­хом на его ко­не был уже да­леко. Лю­до­ед крик­нул:

— Что ты на­делал, Чан­га­лоз!

А тот от­ве­тил из­да­лека:

— По­годи, я те­бе еще не то сде­лаю!

При­тащив­шись до­мой, лю­до­ед ска­зал же­не:

— По­думать толь­ко, что крик­нул мне Чан­га­лоз! По­годи, го­ворит, я те­бе еще не то сде­лаю!

— Ни­чего ху­же то­го, что сде­лал, он нам уже не сде­ла­ет, — ус­по­ко­ила его же­на.

Чан­га­лоз при­вел ко­ня к ко­ролю, и тот дол­го вос­хи­щал­ся им. А стар­шие братья еще боль­ше огор­чи­лись, уви­дев, что Чан­га­лоз вер­нулся жи­вым и нев­ре­димым, да еще при­вел быс­тро­ного­го ко­ня и зас­лу­жил пох­ва­лу ко­роля. И, за­думав окон­ча­тель­но по­губить его, они приш­ли к ко­ролю и ска­зали:

— Наш млад­ший брат зна­ет, где жи­вет че­ловек с од­ним гла­зом во лбу. Это та­кое ди­во, ка­кого здесь ник­то не ви­дел! Ве­ли ему при­вес­ти это­го че­лове­ка сю­да!

Ко­роль поз­вал Чан­га­лоза и при­казал ему:

— По­ди и при­веди сю­да че­лове­ка с од­ним гла­зом во лбу!

— Нет, ко­роль, при­вес­ти это­го че­лове­ка не­воз­можно, — от­ве­тил тот. — Он лю­до­ед и как толь­ко уви­дит ме­ня, неп­ре­мен­но съ­ест.

Ко­роль ска­зал:

— Я те­бе при­казы­ваю, и ни­каких раз­го­воров!

Юно­ша дол­го от­не­кивал­ся, но, ви­дя, что ко­роль не от­ка­жет­ся от сво­их слов, по­думал и ска­зал:

— Хо­рошо, я пой­ду, но дай мне с со­бой по­воз­ку, зап­ря­жен­ную ло­шадью, пи­лу, те­сак, ящик с не­боль­ши­ми гвоз­дя­ми, де­сяток очень длин­ных гвоз­дей, мо­лоток и, ко­неч­но же, еды в до­рогу.

По­лучив все, что ему нуж­но, Чан­га­лоз сел в По­воз­ку и от­пра­вил­ся в путь. При­ехав во вла­дения лю­до­еда, он ос­та­новил ло­шадь воз­ле ста­рого грец­ко­го оре­ха, взял пи­лу, по­валил орех и стал рас­пи­ливать его ствол на дос­ки.

Ког­да же­на од­ногла­зого уви­дела в ок­но, что упа­ло их оре­ховое де­рево, она вос­клик­ну­ла:

— Муж, бе­ги ско­рее, кто-то спи­лил наш орех!

Лю­до­ед мгно­вен­но вско­чил, по­бежал к оре­ху и зак­ри­чал Чан­га­лозу:

— Бог в по­мощь, ра­бот­ни­чек! А кто те­бе поз­во­лил спи­лить наш орех?

— Да вот под­рался я тут с од­ним пар­нем, зо­вут его Чан­га­лозом, — от­ве­тил Чан­га­лоз. — Я его стук­нул как сле­ду­ет и свя­зал, он сей­час ле­жит без па­мяти. По­это­му я хо­чу ско­рее ско­лотить гроб и за­копать его в зем­лю.

Лю­до­ед не уз­нал Чан­га­лоза и вос­клик­нул:

— Ах, этот Чан­га­лоз, сколь­ко он мне вре­да при­чинил! Сколь­ко бед на­делал!

— Ну, ес­ли так, ува­жа­емый гос­по­дин, то по­моги мне ско­лотить этот гроб как мож­но ско­рее, — ска­зал Чан­га­лоз.

Лю­до­ед при­нял­ся усер­дно ему по­могать, и вско­рос­ти они ско­лоти­ли креп­кий гроб. Чан­га­лоз пос­та­вил его на по­воз­ку и ска­зал лю­до­еду:

— Чан­га­лоз при­мер­но та­кой же круп­ный, как и ты, гос­по­дин, хо­тя, мне ка­жет­ся, он силь­нее те­бя. Я бо­юсь, как бы он из это­го ящи­ка не выб­рался. При­мерь­ся, креп­ко ли мы его сби­ли.

— Лад­но, — от­ве­тил лю­до­ед и улег­ся в гроб, при­меря­ясь.

Чан­га­лоз зак­рыл гроб крыш­кой, вбил че­тыре длин­ных гвоз­дя и спро­сил:

— Гос­по­дин, поп­ро­буй, смо­жешь ли ты от­крыть крыш­ку?

Лю­до­ед по­вер­нулся, дви­нул пле­чом, и крыш­ка мгно­вен­но от­ско­чила.

— Нет, так не го­дит­ся, — ска­зал лю­до­ед. — За­бей-ка в крыш­ку все длин­ные гвоз­ди!

Чан­га­лоз вбил в крыш­ку все длин­ные гвоз­ди и ска­зал:

— Те­перь от­кры­вай!

Лю­до­ед под­на­тужил­ся, по­вер­телся в гро­бу, но так и не смог сор­вать крыш­ку. Он ска­зал:

— Ну, те­перь все в по­ряд­ке. От­кры­вай! От­сю­да он уже не выр­вется. Не мо­жет он быть силь­нее ме­ня!

Чан­га­лоз соб­рал свои ве­щи, взял ло­шадь под уз­дцы, и по­воз­ка тро­нулась в путь, а на ней лю­до­ед в за­коло­чен­ном гро­бу.

— Вот я на­конец и сде­лал то, что хо­тел! Вот я и пой­мал те­бя! — ра­дос­тно пов­то­рял Чан­га­лоз, ша­гая по до­роге.

— Го­ворю те­бе, от­крой ящик по­доб­ру-поз­до­рову!

— Вот я и пой­мал те­бя!

— Да это же Чан­га­лоз! — до­гадал­ся вдруг лю­до­ед. — Чан­га­лоз, что же ты на­делал!

Ве­село на­певая ка­кую-то пе­сен­ку, Чан­га­лоз при­вез од­ногла­зого зло­дея во дво­рец и ска­зал ко­ролю:

— Я хо­тел бы, что­бы гроб с лю­до­едом от­кры­ли мои братья!

Ко­роль поз­вал его брать­ев и при­казал им:

— От­кры­вай­те гроб! Ну, быс­тро, быс­тро, не меш­кай­те!

Но стар­шие братья Чан­га­лоза рас­пла­кались и, дро­жа от стра­ха, ска­зали:

— Нет у нас сил от­крыть этот гроб, не уме­ем мы его от­кры­вать, пусть сам Чан­га­лоз от­кры­ва­ет!

Тог­да Чан­га­лоз поп­ро­сил ко­роля:

— Ве­ли при­нес­ти мне рас­ка­лен­ный вер­тел.

Ког­да при­нес­ли ему рас­ка­лен­ный вер­тел, Чан­га­лоз при­под­нял крыш­ку и вы­жег лю­до­еду его единс­твен­ный глаз. По­том он вы­тащил его из гро­ба и ска­зал:

— Отой­ди­те все как мож­но даль­ше, по­тому что он очень силь­ный и мо­жет схва­тить ко­го-ни­будь из вас и ра­зор­вать на час­ти.

Юно­ша свя­зал лю­до­еда, а по­том по­вел его по все­му го­роду по­казы­вать на­роду. Лю­ди ди­вились храб­рости и от­ва­ге Чан­га­лоза. А ко­роль ре­шил, что бо­лее ум­но­го и сме­лого зя­тя ему не най­ти, и вы­дал за не­го за­муж свою дочь.