Девушка и ведьма

Вы­дали де­вуш­ку за­муж в даль­ние края. Пять лет про­жила она в семье му­жа и за это вре­мя ни ра­зу не ви­дела сво­их род­ных, ни ра­зу не по­лучи­ла от них вес­точки.

Пош­ла она од­нажды к род­ни­ку за во­дой, вспом­ни­ла свой род­ной дом, се­ла на ка­мушек и зап­ла­кала. Вдруг ви­дит: идет ми­мо древ­няя ста­руха. Мо­лодой де­вице и нев­до­мек, что это бы­ла не прос­то ста­руха, а ведь­ма, у ко­торой к то­му же ока­залось че­тыре гла­за: два спе­реди, как у всех лю­дей, а два сза­ди. Но ведь­ми­ных глаз на за­тыл­ке она не ви­дела, по­тому что ста­руха прик­ры­ла их плат­ком.

— По­чему ты пла­чешь, доч­ка? — спро­сила ста­руха, по­рав­нявшись с де­вицей.

— Как же мне не пла­кать, гос­по­жа, — от­ве­тила та. — Вот уже пять лет как я не ви­дела от­ца с ма­терью и не знаю, жи­вы они или нет. Моя род­ная де­рев­ня на­ходит­ся очень да­леко, и нет у ме­ня про­вожа­того, что­бы пой­ти с ним и на­вес­тить их.

— А где на­ходит­ся твоя де­рев­ня?

Де­вица ей объ­яс­ни­ла.

— Вот и хо­рошо, — ска­зала ста­руха. — Я ведь иду как раз в твою де­рев­ню, у ме­ня там де­ло. Да­вай быс­трей от­не­си до­мой во­ду и воз­вра­щай­ся сю­да, а я бу­ду те­бя ждать.

Де­вица пос­пе­шила до­мой, пе­ре­оде­лась, соб­ра­лась в до­рогу и вер­ну­лась к род­ни­ку, где ее жда­ла ста­руха.

От­пра­вились они в путь. Шли, шли и ча­са че­рез два очу­тились в тем­ном ле­су. Там в глу­хих за­рос­лях сто­яла ма­лень­кая из­бушка. Ста­руха при­вела де­вицу в эту из­бушку. Ког­да та вош­ла внутрь, то сра­зу по­няла, что ее спут­ни­ца ведь­ма.

Пос­ре­ди из­бушки сто­яла ог­ромная печь, а ря­дом с ней си­дела доч­ка ведь­мы и жда­ла, ког­да при­дет мать и при­несет ей че­го-ни­будь по­есть.

Ведь­ма ве­лела до­чери раз­жечь печ­ку и сте­речь де­вицу, а са­ма от­пра­вилась в лес за хво­рос­том.

Ког­да ведь­ма уш­ла, де­вица спро­сила у ведь­ми­ной доч­ки:

— За­чем ты раз­жи­га­ешь печь?

Ведь­ми­на доч­ка от­ве­тила:

— Что­бы те­бя за­жарить. Мы те­бя съ­едим.

— Как же вы ме­ня за­жари­те? — схит­ри­ла де­вица. — Смот­ри, у те­бя уже и огонь в пе­чи по­тух.

— Ни­чего, я его сно­ва раз­дую.

Ведь­ми­на доч­ка наг­ну­лась и ста­ла раз­ду­вать пла­мя в двер­це печ­ки, а де­вица под­бе­жала, об­хва­тила ее сза­ди обе­ими ру­ками, за­пих­ну­ла в печь и зак­ры­ла двер­цу на зад­вижку.

По­том она выс­ко­чила из из­бушки и, тре­пеща от стра­ха, что ведь­ма мо­жет вер­нуть­ся рань­ше, чем она су­ме­ет скрыть­ся в ле­су, со всех ног бро­силась бе­жать в свою де­рев­ню. До­ма она рас­ска­зала свек­ро­ви, что с ней про­изош­ло. Все, кто бы­ли там и слу­шали ее рас­сказ, ди­вились храб­рости мо­лодой не­вес­тки, ко­торая су­мела за­сунуть в печь ведь­ми­ну доч­ку и убе­жать от ведь­мы. Я то­же там был и все слы­шал, а что бы­ло, че­го не бы­ло, не знаю.