Друзья по несчастью

Жил на све­те осел. Его хо­зя­ин был че­лове­ком жад­ным и жес­то­ким. Нас­тра­дал­ся осел от не­го. От­пра­вят­ся они, бы­вало, в лес за дро­вами. Всю до­рогу хо­зя­ин едет вер­хом на ос­ле, а там наг­ру­зит на не­го та­кие охап­ки дров, ка­кие под­нять не под си­лу да­же двум ос­лам, не то что од­но­му, да еще по до­роге под­ни­мет и по­ложит на спи­ну бед­ня­ге нес­коль­ко па­лок, ко­торые уви­дит на обо­чине, или ка­кую-ни­будь ко­рягу, упав­шую в во­ду, а то и прос­то кир­пич или ка­мень.

— Та­щи, та­щи, без­дель­ник, ра­ботай, хва­тит бак­лу­ши бить, — го­ворил хо­зя­ин ос­лу. Ему буд­то и нев­до­мек, что у ос­ла спи­на рас­ка­лыва­ет­ся от тя­жес­ти. А то по­гонит хо­зя­ин ос­ла на мель­ни­цу с меш­ка­ми зер­на, а об­ратно, кро­ме сво­их меш­ков, ки­нет ему на спи­ну еще два-три меш­ка сво­их со­седей и дру­зей, что­бы уго­дить им.

— У ме­ня осел креп­кий, — хва­лил­ся он сво­им зна­комым и при­яте­лям. — На не­го сколь­ко ни гру­зи, он все под­ни­мет и по­тянет!

И так зи­мой и ле­том, из го­да в год. Ког­да на­до бы­ло по­кор­мить ос­ла, хо­зя­ин счи­тал каж­дую охап­ку се­на, за­то на по­бои ни­ког­да не ску­пил­ся. Тер­пел осел, тер­пел, на­конец и его тер­пе­нию при­шел ко­нец, и ре­шил он уй­ти от хо­зя­ина. Что ре­шено, то сде­лано: од­нажды на рас­све­те, ког­да хо­зя­ин еще спал, вы­шел осел из хле­ва и от­пра­вил­ся по до­роге, ве­дущей в го­ры. Шел он на­лег­ке, и на ду­ше у не­го то­же ста­нови­лось все лег­че, по­тому что не бы­ло у не­го боль­ше ни зло­го хо­зя­ина, ни тя­желой пок­ла­жи.

У ог­ра­ды не­боль­шо­го до­мика уви­дел он здо­рово­го ба­рана, ко­торый бле­ял и ве­рещал так, слов­но ему к гор­лу прис­та­вили ос­трый нож.

— Что ты так рас­кри­чал­ся, бра­тец? — спро­сил его осел. — Что за нес­частье с то­бою слу­чилось? Мне ка­жет­ся, ты здо­ров и хо­рошо на­кор­млен, мя­са и жи­ра на те­бе дос­та­точ­но, а ро­га у те­бя ос­трые, как копья.

— Как же мне, нес­час­тно­му, не бле­ять и не во­пить от го­ря? — от­ве­тил ему ба­ран. — Мой хо­зя­ин сей­час то­чит нож, что­бы ме­ня за­резать. Что мне де­лать?

— Что де­лать? Пош­ли со мной.

— А ку­да?

— На гор­ное пас­тби­ще. Там най­дет­ся мно­го хо­роше­го кор­ма. Я то­же ушел от сво­его хо­зя­ина, ко­торый за­мучил ме­ня ра­ботой.

— Пош­ли, — ска­зал ба­ран.

От­пра­вились они в путь вдво­ем, осел впе­реди, ба­ран за ним. По до­роге встре­тили кош­ку, ко­торая си­дела на обо­чине и от­ча­ян­но мя­ука­ла.

— Что ты так раз­мя­ука­лась, под­ру­га? — спро­сил ее осел.

— Как же мне, нес­час­тной, не мя­укать? — от­ве­тила кош­ка. — Ког­да я бы­ла мо­лода и про­вор­на, я ло­вила мы­шей в до­ме мо­их хо­зя­ев, тем и пи­талась. Те­перь я сос­та­рилась, мы­шей ло­вить не мо­гу, а хо­зя­ева мне есть не да­ют. Все до­маш­ние осы­па­ют ме­ня нас­мешка­ми, пин­ка­ми и зат­ре­щина­ми. Что мне де­лать?

— Пош­ли с на­ми!

— Ку­да?

— В го­ры. Там еды на всех хва­тит.

— Пош­ли, — ска­зала кош­ка.

Так и от­пра­вились они все вмес­те даль­ше: впе­реди осел, за ос­лом ба­ран, а за ба­раном кош­ка. Идут и ви­дят пе­туха, ко­торый си­дит на ого­роде и ку­каре­ка­ет во все гор­ло.

— Что ты так рас­ку­каре­кал­ся, при­ятель? — спро­сил его осел.

— Как же мне, нес­час­тно­му, не ку­каре­кать? — от­ве­тил пе­тух. — Се­год­ня хо­зяй­ка за­режет ме­ня и сва­рит на ужин. Она уже и ка­зан с во­дой на очаг пос­та­вила, и нож на­точи­ла. Что мне де­лать?

— Пош­ли с на­ми!

— Ку­да?

— В го­ры. Там и для те­бя пи­ща най­дет­ся.

— Пош­ли, — от­ве­тил пе­тух.

От­пра­вились они даль­ше вчет­ве­ром. Идут друг за дру­гом: впе­реди осел, за ним ба­ран, за ба­раном кош­ка, а за­мыка­ет шес­твие пе­тух. Нем­но­го они так прош­ли, и повс­тре­чал­ся им в ущелье волк. За­видев из­да­ли чет­ве­рых дру­зей, волк по­тянул но­сом воз­дух и со всех ног пом­чался им навс­тре­чу. «Вот уда­ча, — по­думал он. — Я тут бе­гаю, ищу, чем бы по­живить­ся, а до­быча са­ма идет мне в рот». Боль­ше ос­таль­ных пон­ра­вил­ся ему жир­ный ба­ран, при ви­де его у вол­ка да­же слюн­ки по­тек­ли. Он хо­тел пря­мо с хо­ду наб­ро­сить­ся на ба­рана и съ­есть его, но вов­ре­мя раз­гля­дел, что у то­го очень уж длин­ные и ос­трые ро­га. Тог­да он ре­шил схит­рить и об­ма­нуть чет­ве­рых при­яте­лей.

— Доб­рый день, друзья! — об­ра­тил­ся к ним волк. — Ку­да путь дер­жи­те?

— В-в г-го­ры, — от­ве­тил, за­пина­ясь, осел, и ниж­няя гу­ба у не­го зад­ро­жала от стра­ха.

— В го­ры? — с ин­те­ресом пе­рес­про­сил волк. — А ме­ня с со­бой не возь­ме­те? Да­вай­те пой­дем вмес­те и бу­дем жить на гор­ном пас­тби­ще в друж­бе и сог­ла­сии, как братья. Я знаю нес­коль­ко пас­тбищ с очень хо­рошей тра­вой. Вы бу­дете на них пас­тись, а я бу­ду сто­рожить, что­бы ка­кой-ни­будь ди­кий зверь на вас не на­пал.

Те­перь уже у ос­ла зат­ряслись от стра­ха но­ги. Он по­нял за­мысел вол­ка. Ба­ран то­же по­нял, что на уме у вол­ка, но не ис­пу­гал­ся. Ба­раны во­об­ще не бо­ят­ся вол­ков, ес­ли встре­ча­ют­ся с ни­ми нос к но­су, они бо­ят­ся их толь­ко тог­да, ког­да те на­пада­ют на них сбо­ку или сза­ди. По­это­му ба­ран ска­зал вол­ку:

— Пос­лу­шай, волк, хо­чешь, я по­дам те­бе прек­расную мысль?

— Ну, го­вори, — сог­ла­сил­ся волк.

— Ты выг­ля­дишь очень го­лод­ным, а мне не хо­телось бы ис­пы­тывать твое тер­пе­ние. Од­на ста­руха в де­рев­не ска­зала мне, что ра­но или поз­дно я все рав­но за­кон­чу свои дни у те­бя в же­луд­ке. По­это­му да­вай не от­кла­дывать это де­ло в дол­гий ящик. Ты иди, са­дись воз­ле пня и при­готовь­ся: гла­за зак­рой, а рот от­крой. Я раз­бе­гусь и сам вско­чу те­бе пря­мо в пасть.

— Хо­рошо, — ска­зал, об­ра­довав­шись, волк, — так и сде­ла­ем, тем бо­лее, что это сов­па­да­ет и с мо­им же­лани­ем.

Волк по­дошел к пню, усел­ся воз­ле не­го, от­крыл по­шире пасть, зак­рыл гла­за и стал ждать, ког­да ба­ран впрыг­нет ему пря­мо в рот. Ба­ран ото­шел на нес­коль­ко ша­гов на­зад, приг­нул го­лову и, раз­бе­жав­шись, прот­кнул вол­ка ос­тры­ми ро­гами. У вол­ка ис­кры по­сыпа­лись из глаз, он по­валил­ся и за­выл от бо­ли, кор­чась на зем­ле. Тут под­ско­чил осел и нес­коль­ко раз ляг­нул хищ­ни­ка ко­пытом. Волк ис­пустил дух, а при­яте­ли сод­ра­ли с не­го шку­ру, на­били ее листь­ями, взва­лили на ос­ла и пош­ли сво­ей до­рогой.

Вско­ре ста­ло смер­кать­ся. Ку­да ид­ти даль­ше, они не зна­ли.

— Пе­тух, взбе­рись-ка ты на этот вы­сокий дуб и пос­мотри, что в ок­ру­ге де­ла­ет­ся, — ска­зал осел.

Пе­тух взле­тел на вет­ку ду­ба и ос­мотрел­ся.

— Там вда­ли я ви­жу ого­нек, — про­кука­рекал он.

— Пош­ли ту­да, — ре­шил осел.

Чет­ве­ро при­яте­лей при­бави­ли ша­гу и вско­ре приб­ли­зились к не­боль­шо­му до­мику. Заг­ля­нули в ок­но и ви­дят: там ус­тро­или свое ло­гови­ще вол­ки. Тог­да осел сбро­сил воз­ле по­рога шку­ру уби­того вол­ка, пос­ту­чал ко­пытом в дверь и прок­ри­чал:

— А ну, вы­ходи­те все из до­ма на свою по­гибель!

Пос­ле это­го при­яте­ли на­чали гор­ла­нить кто как мог: осел зат­ру­бил, ба­ран заб­ле­ял, кош­ка за­мя­ука­ла, пе­тух за­пел. Вол­ки вспо­лоши­лись, не по­нимая, кто кри­чит та­ким го­лосом, а их во­жак выс­ко­чил на крыль­цо и впоть­мах на­тол­кнул­ся на шку­ру уби­того вол­ка.

— Бе­жим, а то они нас съ­едят! — крик­нул он сво­им со­роди­чам и пус­тился прочь со всех ног. А за ним ки­нулась и вся волчья стая. Не прош­ло и ми­нуты, как они скры­лись в тем­но­те. Ког­да вол­ки убе­жали, при­яте­ли вош­ли в дом. Они уви­дели при­готов­ленный ужин, хо­рошо по­ели, за­дули очаг, и каж­дый выб­рал се­бе удоб­ное мес­то для сна: пе­тух вы­соко под по­тол­ком на бал­ке, кош­ка у теп­ло­го оча­га, ба­ран воз­ле две­ри, а осел сна­ружи, во дво­ре.

А вол­ки бе­жали, бе­жали, сов­сем вы­дох­лись и на­конец ос­та­нови­лись. Соб­равшись все вмес­те и дро­жа от стра­ха, они ста­ли об­суждать слу­чив­ше­еся.

— Кто же это все-та­ки мог быть? — спро­сил во­жак стаи. — На­до бы вы­яс­нить.

— Мо­жет, мне схо­дить пос­мотреть? — пред­ло­жил са­мый мо­лодой волк.

— Схо­ди, — ска­зал ему во­жак, — но будь ос­то­рожен, а то как бы они и те­бя не съ­ели.

Мо­лодой волк со всех ног пом­чался к до­мику, но, при­бежав, не рис­кнул вой­ти в дверь, так как у са­мого по­рога ле­жала шку­ра уби­того вол­ка. Тог­да он по лес­тни­це взоб­рался на кры­шу и про­ник на чер­дак, а от­ту­да ре­шил спрыг­нуть в ком­на­ту. Толь­ко он при­гото­вил­ся пры­гать, как прос­нулся зад­ре­мав­ший бы­ло пе­тух и, рас­сердив­шись, что его раз­бу­дили не вов­ре­мя, клю­нул вол­ка ра­за два-три что бы­ло си­лы пря­мо в го­лову. Волк, оше­лом­ленный вне­зап­ным на­паде­ни­ем, не удер­жался на по­толоч­ной бал­ке, сва­лил­ся в ком­на­ту и от­шиб се­бе все бо­ка. При­дя в чувс­тво и ос­мотрев­шись, он уви­дел в кро­меш­ной ть­ме у оча­га две све­тящи­еся ис­кры и по­полз в ту сто­рону. Но это ока­зались не ис­кры, а гла­за кош­ки. Из­ловчив­шись, она прыг­ну­ла пря­мо на вол­ка, изод­ра­ла ему в кровь мор­ду и чуть не вы­цара­пала гла­за. В ужа­се волк бро­сил­ся к две­ри, но там ба­ран, вско­чив на но­ги, приг­воздил его к сте­не ро­гами. Волк с тру­дом от­бился от не­го и выс­ко­чил во двор, где осел дал ему два та­ких пин­ка ко­пытом, что тот ку­барем по­катил­ся по зем­ле.

За­вывая от бо­ли, мо­лодой волк с тру­дом до­тащил­ся до то­го мес­та, где его жда­ла вся стая.

— Ну, что ты ви­дел? — спро­сил во­жак.

— Наш дом зах­ва­тили раз­бой­ни­ки, — убеж­денно от­ве­тил мо­лодой волк, ед­ва пе­рево­дя дух и за­лизы­вая ца­рапи­ны и ра­ны. — Ког­да я заб­рался на чер­дак, что­бы спрыг­нуть в ком­на­ту, один из них нес­коль­ко раз уда­рил ме­ня мо­лот­ком по го­лове. Я сва­лил­ся вниз и под­полз к оча­гу, но там кто-то ки­нул­ся на ме­ня с но­жом, чуть гла­за не вы­колол. Тог­да я бро­сил­ся бе­жать, но у две­ри сто­ял тре­тий раз­бой­ник, он стук­нул ме­ня бу­лавой с ос­тры­ми ши­пами. А во дво­ре ждал еще один раз­бой­ник и два ра­за уда­рил по спи­не по­леном. А как страш­но они кри­чали! Ка­кой шум под­ня­ли! «Хва­тай его, хва­тай!» — во­пили они на все го­лоса. Не пой­дем ту­да боль­ше, братья вол­ки, там ждет нас ги­бель!

Под­жав хвос­ты от стра­ха, вол­ки скры­лись в го­рах и боль­ше ни­ког­да не под­хо­дили близ­ко к то­му до­мику, где по­сели­лись осел, ба­ран, кош­ка и пе­тух.