Две сестры, богатая и бедная

Жи­ли-бы­ли муж с же­ной, бед­ные-пре­бед­ные, и же­на жда­ла ре­бен­ка. Бы­ла у же­ны сес­тра, жен­щи­на очень бо­гатая, она то­же бы­ла на сно­сях. Бо­гатая сес­тра не лю­била бед­ную за то, что та бы­ла бед­ной, и да­же на гла­за свои ни­ког­да ее не пус­ка­ла.

Нас­тал срок бед­ной сес­тре ро­дить, но так как ни­щета за­мучи­ла ее, а в их хи­жине без окон бы­ло тем­но и сы­ро, она ска­зала му­жу:

— От­ве­ди ме­ня в лес к лав­ро­вому де­реву, я луч­ше там ро­жу.

Муж от­вел ее в лес к лав­ро­вому де­реву, а бы­ло до не­го два ча­са хо­ду, ос­та­вил ее там, и в са­мую пол­ночь ро­дила бед­ная жен­щи­на дочь. В ту же ночь ро­дила доч­ку бо­гатая сес­тра — мы ведь уже го­вори­ли, что она то­же жда­ла ре­бен­ка.

Приш­ли в лес три бо­гини судь­бы и ста­ли оп­ре­делять бу­дущую судь­бу ре­бен­ка. Млад­шая бо­гиня ска­зала:

— Я сде­лаю вот что: ког­да эту де­воч­ку бу­дут рас­че­сывать, у нее из во­лос по­сып­лются ал­ма­зы.

Сред­няя ска­зала:

— А я сде­лаю так: ког­да она бу­дет пла­кать, у нее по­катят­ся жем­чу­га из глаз.

Стар­шая ска­зала:

— И я вне­су свою леп­ту. Ког­да она зас­ме­ет­ся, у нее рас­цве­тут си­яющие ро­зы на ще­ках, а по­том ее возь­мет в же­ны сын ко­роля.

Мать слы­шала их раз­го­вор. Ут­ром от­пра­вилась она с но­ворож­денной до­мой и встре­тила на до­роге сы­на ко­роля, ко­торый со­вер­шал ут­реннюю про­гул­ку в соп­ро­вож­де­нии ог­ромной сви­ты прид­ворных. Но бед­ная жен­щи­на по­нятия не име­ла, что это сын ко­роля. А он взгля­нул на за­пеле­нуто­го мла­ден­ца и сра­зу об­ра­тил вни­мание, что ког­да тот пла­кал, у не­го ка­тились жем­чу­жин­ки из глаз. Ко­роле­вич спро­сил у ма­тери:

— Что это за чу­дес­ный ре­бенок?

Мать объ­яс­ни­ла ко­роле­вичу:

— Это де­воч­ка, у ко­торой сып­лются ал­ма­зы из во­лос, ког­да ее рас­че­сыва­ют, и жем­чу­жины из глаз, ког­да она пла­чет. У нее рас­цве­та­ют свер­ка­ющие ро­зы на ще­ках, ког­да она сме­ет­ся, а ког­да она вы­рас­тет, ее возь­мет в же­ны сын ко­роля.

Ко­роле­вич ей от­ве­тил:

— Я и есть сын ко­роля.

— Ес­ли это ты, — ска­зала мать, — то я за те­бя ее за­муж и вы­дам.

Она про­тяну­ла ему нес­коль­ко жем­чу­жинок, ска­тив­шихся по ще­кам до­чери, а он снял со сво­ей ру­ки коль­цо и про­тянул ей.

— Пом­ни же свое обе­щание, — ска­зал он на про­щанье.

Жен­щи­на вер­ну­лась до­мой, и ско­ро по всей ок­ру­ге про­нес­лась мол­ва, что она ро­дила чу­дес­ную де­воч­ку, ко­торую, ког­да та вы­рас­тет, возь­мет в же­ны сын ко­роля. Бо­гатая сес­тра, ус­лы­шав эту но­вость, тут же бе­гом прим­ча­лась в дом бед­ной сес­тры, что­бы пос­мотреть на пле­мян­ни­цу и яко­бы по­радо­вать­ся за нее, хо­тя до тех пор ни ра­зу не пе­рес­ту­пала по­рога их бед­ной ла­чуги.

Прош­ли го­ды, и нас­та­ла по­ра от­вести де­вуш­ку к же­ниху. В дом бед­ной сес­тры сно­ва при­бежа­ла бо­гатая сес­тра и пред­ло­жила:

— Да­вай вмес­те от­ве­дем на­ших до­черей в го­род.

От­пра­вились сес­тры с дву­мя де­вуш­ка­ми в путь. Шли, шли, ус­та­ли и ос­та­нови­лись в без­людной мес­тнос­ти от­дохнуть. До ближ­ней де­рев­ни бы­ло да­леко, и бо­гатая сес­тра ска­зала бед­ной:

— Схо­ди в де­рев­ню, ку­пи че­го-ни­будь по­есть, а я по­сижу здесь с на­шими де­воч­ка­ми.

Бед­ная сес­тра до­вери­ла ей свою доч­ку и пош­ла в де­рев­ню. А бо­гатая сес­тра, ед­ва мать де­вуш­ки скры­лась за по­воро­том, схва­тила пле­мян­ни­цу, выр­ва­ла у нее гла­за из глаз­ниц, а ее бро­сила в ку­чу на­воза и там за­копа­ла. Гла­за же бед­ной де­вуш­ки она за­вяза­ла в пла­ток и спря­тала у се­бя на гру­ди. Вер­ну­лась мать де­вуш­ки, и бо­гатая сес­тра ей ска­зала:

— Твоя дочь ли­шилась ра­зума, на ее на­пало бе­шенс­тво. Она вдруг вско­чила и с кри­ками убе­жала в го­ры. Ког­да я по­няла, что она не в се­бе, то сра­зу же ки­нулась за ней, но не смог­ла ее дог­нать, и она ис­чезла где-то в го­рах меж­ду рас­се­лина­ми.

Бед­ная мать сно­ва по­вери­ла ей и раз­ры­далась, а бо­гатая сес­тра, си­дя ря­дом, тя­жело взды­хала и тер­ла гла­за, изоб­ра­жая со­чувс­твие и го­ре. На­конец бед­ная мать ска­зала:

— За­чем же нам ид­ти те­перь к сы­ну ко­роля? Да­вай воз­вра­щать­ся об­ратно.

Но бо­гатая сес­тра воз­ра­зила ей:

— Ведь есть еще моя дочь, от­ве­дем ее к ко­роле­вичу вмес­то тво­ей до­чери.

Сна­чала бед­ная сес­тра не сог­ла­шалась, но все же бо­гатая сес­тра уго­вори­ла ее, и они про­дол­жи­ли путь. В го­роде злая сес­тра от­пра­вилась с до­черью ко двор­цу, а свою бед­ную сес­тру ос­та­вила в ус­лу­жении у од­но­го хо­зя­ина, где ей ве­лели пас­ти гу­сей.

Тем вре­менем ос­лепшую де­вуш­ку на­шел кресть­янин, ра­ботав­ший в по­ле. Он очень уди­вил­ся, ког­да уви­дел, что из глаз­ниц де­вуш­ки сып­лются жем­чу­жины, по­жалел ее и при­вел до­мой.

Там они с же­ной преж­де все­го уса­дили нес­час­тную де­вуш­ку, на­кор­ми­ли и на­по­или ее, что­бы она хоть нем­но­го приш­ла в се­бя. Кресть­янин и его же­на так хо­рошо от­неслись к ней, что че­рез нес­коль­ко дней она да­же рас­сме­ялась, и тог­да на ще­ке у нее вдруг рас­цве­ла нес­ка­зан­ной кра­соты ро­за, из­лу­чав­шая див­ный свет. Хо­зя­ева в се­бя не мог­ли прий­ти от изум­ле­ния. Хо­зяй­ка взя­ла ро­зу и ска­зала му­жу:

— Сту­пай в го­род во дво­рец ко­роля, толь­ко там оце­нят та­кой прек­расный цве­ток. Но де­нег за ро­зу ни в ко­ем слу­чае не бе­ри, а про­си толь­ко че­лове­чий глаз.

Кресть­янин по­шел во дво­рец. Ро­за в его ру­ках так све­тилась и си­яла, что ее еще из­да­ли зап­ри­мети­ла бо­гатая сес­тра и бе­гом бро­силась за кресть­яни­ном, что­бы ку­пить у не­го этот прек­расный цве­ток. Поп­ро­сил он за ро­зу че­лове­чий глаз, и зло­дей­ка вы­нула из плат­ка и от­да­ла ему один глаз пле­мян­ни­цы. По­том она на­ряди­ла свою дочь в кра­сивое платье, от­пра­вилась вмес­те с ней к сы­ну ко­роля и от­да­ла ему ро­зу и нес­коль­ко жем­чу­жинок, ко­торые упа­ли из глаз бед­ной де­вуш­ки, ког­да она ее ос­лепля­ла.

— Вот твоя на­речен­ная, — ска­зала она ко­роле­вичу, по­казы­вая на свою дочь. — Она уже вы­рос­ла, и ты мо­жешь на ней же­нить­ся.

Но ко­роле­вича не так-то лег­ко бы­ло об­ма­нуть, как она ду­мала. Ему по­каза­лось, что де­вуш­ка не име­ет ни­чего об­ще­го с тем мла­ден­цем, ко­торо­го он ког­да-то ви­дел, кро­ме то­го, он пом­нил, что от­дал ее ма­тери свое коль­цо.

А кресть­янин при­шел до­мой, вста­вил глаз де­вуш­ке в глаз­ни­цу, и глаз сра­зу при­жил­ся. Де­вуш­ка сно­ва ста­ла зря­чей и так об­ра­дова­лась, что рас­сме­ялась от ра­дос­ти. В то же мгно­венье у нее на вто­рой ще­ке то­же рас­цве­ла ро­за, ко­торая так же лу­чилась и си­яла, как и пер­вая. Же­на кресть­яни­на взя­ла ее и ска­зала му­жу:

— Не­мед­ленно сту­пай в го­род и сно­ва тре­буй в уп­ла­ту за ро­зу толь­ко че­лове­чий глаз.

Кресть­янин нап­ра­вил­ся в го­род. Не ус­пел он по­дой­ти ко двор­цу, как навс­тре­чу ему уже бе­жала злая сес­тра и с ра­достью об­ме­няла и эту ро­зу на вто­рой глаз пле­мян­ни­цы. Она на­де­ялась, что те­перь-то с по­мощью вто­рой ро­зы она су­ме­ет убе­дить ко­роле­вича, что ее дочь и есть его из­бран­ни­ца.

А кресть­янин, вер­нувшись до­мой, вста­вил де­вуш­ке вто­рой глаз. Они с же­ной дол­го изум­ля­лись кра­соте де­вуш­ки и тем чу­десам, ко­торые с ней про­ис­хо­дят, и в кон­це кон­цов ре­шили, что и судь­ба ее дол­жна быть не­обыч­ной: та­кую за­меча­тель­ную де­вуш­ку дол­жен взять в же­ны толь­ко сын ко­роля. Об­ду­мав все и об­су­див, они соб­ра­лись и от­ве­ли ее пря­мо во дво­рец к ко­роле­вичу.

А тот сра­зу уз­нал де­вуш­ку, да и на ру­ке у нее уви­дел свое коль­цо. Он по­казал де­вуш­ку от­цу-ко­ролю, и тот ве­лел не­мед­ленно сыг­рать свадь­бу.

Ког­да ко­роль и его сын уз­на­ли обо всех злок­лю­чени­ях бед­ной де­вуш­ки, они щед­ро наг­ра­дили кресть­яни­на и его же­ну, спас­ших ей жизнь. Злую сес­тру, ко­торая ос­ле­пила свою пле­мян­ни­цу и бро­сила ее, за­копав в ку­чу на­воза, ко­роль ве­лел за­рубить, а труп ее бро­сить со­бакам. Ра­зыс­ка­ли они и мать де­вуш­ки, ко­торая пас­ла гу­сей у хо­зя­ина, на­ряди­ли ее в свер­ка­ющие ко­ролев­ские одеж­ды, бо­гато ода­рили и по­сели­ли во двор­це. И за­жили они все вмес­те в дос­татке, люб­ви и счастье, и жизнь их бы­ла дол­гой и ра­дос­тной.