Глупая жена

Же­нил­ся храб­рый мо­лодец, и по­палась ему в же­ны ду­роч­ка.

Го­ворит он од­нажды сво­ей же­не:

— У нас, же­на, на по­роге ра­мазан. Нуж­но за­купить как мож­но боль­ше при­пасов. Ра­мазан длин­ный, и еды на не­го не на­пасешь­ся.

Же­на ему от­ве­ча­ет:

— Что же де­лать? Ес­ли еды на не­го не на­пасешь­ся, то по­ди на ба­зар и за­купи все­го как мож­но боль­ше, а уж об ос­таль­ном не бес­по­кой­ся, по­ложись на ме­ня.

Муж от­пра­вил­ся на ба­зар, на­купил вся­кой сне­ди и отос­лал ее до­мой же­не. Та сло­жила все, что по­лучи­ла, на ули­це воз­ле во­рот до­ма и усе­лась ря­дом. Каж­до­го че­лове­ка, ко­торый про­ходил ми­мо, она спра­шива­ла:

— Ты длин­ный Ра­мазан?

Но лю­ди шли и не об­ра­щали вни­мания на сло­ва глу­пой жен­щи­ны. На­конец на ули­це по­казал­ся вы­сокий юно­ша и зва­ли его по чис­той слу­чай­нос­ти Ра­маза­ном. Ког­да он по­рав­нялся с во­рота­ми их до­ма, жен­щи­на ос­та­нови­ла его и спро­сила:

— Пос­лу­шай, это ты длин­ный Ра­мазан?

— Да, это я, — от­ве­тил юно­ша.

— Как хо­рошо! — ска­зала жен­щи­на. — А то я уже ус­та­ла си­деть здесь и ждать те­бя. Мой муж ку­пил для те­бя еды на ба­заре, вот за­бирай все ско­рее и иди.

Ра­мазан взва­лил на пле­чи тя­желые меш­ки с при­паса­ми, поб­ла­года­рил жен­щи­ну и от­пра­вил­ся по сво­им де­лам.

Ве­чером при­шел муж и спро­сил же­ну:

— При­нес­ли те­бе с ба­зара меш­ки с едой?

— Да, — от­ве­тила же­на, — при­нес­ли, и я рас­по­ряди­лась ими так, как ты ве­лел. От­да­ла все длин­но­му Ра­маза­ну.

Муж уди­вил­ся:

— О чем ты го­воришь, же­на?

— Как о чем? О том и го­ворю. Всю еду я от­да­ла длин­но­му Ра­маза­ну.

— Ка­кому Ра­маза­ну? — вскри­чал муж.

Же­на ему все под­робно рас­ска­зала. Муж не на­шел ни­чего луч­ше, как хо­рошень­ко ее по­коло­тить.

На сле­ду­ющий день он ска­зал же­не:

— Ку­пить мно­го еды я уже не мо­гу, у ме­ня поч­ти не ос­та­лось де­нег, но все же пос­та­ра­юсь вы­тор­го­вать се­год­ня на ба­заре ба­ранью ту­шу и ве­лю те­бе ее прис­лать.

Же­на спро­сила:

— А как ее едят, эту ба­ранью ту­шу?

Муж от­ве­тил:

— Сна­чала нуж­но ее при­гото­вить, как лю­бое дру­гое мя­со: на­рубить на кус­ки и по­тушить с ка­пус­той. Не за­быть по­солить, ко­неч­но.

— Очень хо­рошо! — от­ве­тила же­на.

Муж по­шел на ба­зар, ку­пил ба­ранью ту­шу и отос­лал ее до­мой. Же­на по­лучи­ла ба­рани­ну и на­руби­ла ее на кус­ки. Ка­пус­ты у нее на ого­роде бы­ло мно­го, но жечь по­нап­расну дро­ва ей не за­хоте­лось. По­это­му она пош­ла на ого­род и раз­ло­жила кус­ки мя­са пря­мо на ка­пус­те.

— В та­кую жа­ру мя­со и на сол­нце ис­пе­чет­ся, — по­дума­ла она, за­тем по­соли­ла кус­ки ба­рани­ны и коч­ны ка­пус­ты и вер­ну­лась в дом за­нимать­ся сво­ими де­лами.

К ве­черу глу­пая же­на выш­ла на ого­род пос­мотреть, го­това ли ба­ранья со­лян­ка. Она уви­дела, что коч­ны ка­пус­ты сто­ят на сво­их мес­тах сы­рые, как и бы­ли, а мя­са нет, по­тому что его съ­ели со­баки. Что бы­ло де­лать бед­ной жен­щи­не? Рас­серди­лась она, пой­ма­ла од­ну со­баку, при­вяза­ла во дво­ре к кра­ну от боч­ки с ви­ном и ста­ла бить. Со­бака взвы­ла, за­мета­лась из сто­роны в сто­рону, дер­гая кран, и до тех пор его дер­га­ла, по­ка ни выр­ва­ла сов­сем. По­том со­бака убе­жала, а ви­но хлы­нуло из боч­ки и тек­ло до тех пор, по­ка боч­ка ни опус­те­ла. Жен­щи­на очень расс­тро­илась, уви­дев во дво­ре лу­жу гря­зи. Она взя­ла серп и дол­го би­ла им по утоп­танной пло­щад­ке пе­ред боч­кой, что­бы ви­но впи­талось в зем­лю. Серп пок­ри­вил­ся и за­тупил­ся, но зем­ля под­сохла и гря­зи боль­ше не бы­ло.

Ве­чером при­шел муж и спро­сил:

— При­нес­ли те­бе мя­со?

Же­на от­ве­тила:

— Да, при­нес­ли, и я сде­лала все, как ты ве­лел: на­реза­ла ту­шу на кус­ки, а дров ре­шила не рас­хо­довать, по­тому что и так на сол­нце жар­ко. Раз­ло­жила ба­рани­ну в ого­роде пря­мо на коч­нах ка­пус­ты и все по­соли­ла, как ты ска­зал, а сте­речь мне бы­ло не­ког­да, и я пош­ла до­мой. К ве­черу вы­хожу пос­мотреть, хо­рошо ли за­пек­лось мя­со, а его и след прос­тыл, все со­баки съ­ели. Ну, я пой­ма­ла од­ну со­баку, при­вяза­ла к кра­ну боч­ки и как сле­ду­ет от­лу­пила. Со­бака дер­га­лась, дер­га­лась, кран из боч­ки выр­ва­ла, по­том убе­жала, а ви­но все вы­тек­ло. Я взя­ла серп и хо­рошень­ко по­била им по зем­ле, что­бы не бы­ло гря­зи, дол­го би­ла, да­же серп пок­ри­вил­ся. За­то на сер­дце у ме­ня те­перь спо­кой­но, по­тому что гря­зи во дво­ре нет.

Муж в от­ча­янии стал бить се­бя в грудь ку­лака­ми, во­пить и кри­чать на весь дом:

— О ал­лах, за­чем ты до­пус­тил, что­бы я же­нил­ся на та­кой ду­роч­ке?! Бед­ный я, го­ремыч­ный! Что мне де­лать те­перь, как жить?

Че­рез нес­коль­ко дней у па­ши, жив­ше­го не­пода­леку от них, убе­жал вер­блюд. Злос­час­тный муж глу­пой же­ны пой­мал это­го вер­блю­да и с по­мощью дру­зей при­вел к се­бе во двор. За­думал он вер­блю­да убить и пус­тить на мя­со, ведь де­нег у не­го боль­ше не бы­ло, что­бы за­купить про­дук­тов на весь дол­гий ра­мазан. Но од­но сму­щало его: бо­ял­ся он, что же­на про­бол­та­ет­ся и вы­даст его па­ше. Взял он тог­да ог­ромный ка­зан, под­ве­сил его к ска­зал же­не:

— При­дет­ся те­бе за­лезть под этот ка­зан и спря­тать­ся там, по­тому что ал­лах ре­шил на­казать нас и за­бить кам­ня­ми нас­мерть, но я хо­чу спас­ти от ги­бели хо­тя бы те­бя.

А сво­им друзь­ям он ска­зал:

— Со­бери­те по­боль­ше кам­ней и си­дите на­гото­ве. Как толь­ко я нач­ну за­пихи­вать же­ну под ка­зан, пусть один из вас бро­са­ет на дно ка­зана кам­ни, а дру­гие в это вре­мя уда­вят вер­блю­да. Тог­да же­на и не пой­мет, что та­кое мы де­ла­ем.

Но глу­пая жен­щи­на, ког­да муж за­пихи­вал ее под ка­зан и дер­жал там, что­бы она рань­ше вре­мени не вы­лез­ла, все же су­мела за­метить, как его друзья уда­вили вер­блю­да, на­руби­ли вер­блюжью ту­шу на кус­ки и поб­ро­сали мя­со в ка­зан. Как толь­ко с вер­блю­дом бы­ло по­кон­че­но, муж вы­тащил же­ну из-под ка­зана и ска­зал:

— Вы­лезай. Ал­лах прос­тил нас.

На сле­ду­ющий день па­ша пос­лал сво­их сы­новей ис­кать вер­блю­да. Сы­новья об­хо­дили дом за до­мом и всех спра­шива­ли:

— Не ви­дали вы на­шего вер­блю­да?

Приш­ли они к глу­пой жен­щи­не и то­же спро­сили:

— Не ви­дала ты на­шего вер­блю­да?

— Ви­дала, — спо­кой­но от­ве­тила жен­щи­на.

— Где же? Ког­да ты его ви­дала? — за­вол­но­вались сы­новья па­ши.

— Ког­да его ду­шили у нас во дво­ре, тог­да и ви­дала, — от­ве­тила жен­щи­на.

Сы­новья па­ши от­пра­вились к от­цу и все ему рас­ска­зали. Па­ша не­мед­ленно поз­вал к се­бе му­жа глу­пой жен­щи­ны и спро­сил:

— Это ты за­душил мо­его вер­блю­да?

Тот ис­пу­гал­ся и стал все от­ри­цать:

— Ни­чего я не знаю. Я во­об­ще не ви­дел вер­блю­да.

Но па­ша нас­та­ивал:

— Твоя же­на го­ворит, что это ты его уда­вил.

— Ни­чего я не знаю, не ви­дал я тво­его вер­блю­да, — от­не­кивал­ся нес­час­тный муж глу­пой жен­щи­ны.

Па­ша не по­верил ему и ве­лел сво­им сы­новь­ям бро­сить его в тем­ни­цу. Но сом­не­ния все же не ос­тавля­ли его. Он ре­шил сам по­бесе­довать с жен­щи­ной и поз­вал ее к се­бе. А па­ша, на­до ска­зать, был ста­рый и кри­вой: глаз он ког­да-то по­терял на вой­не.

Ког­да глу­пая жен­щи­на приш­ла к не­му, он спро­сил:

— Вер­но ли ска­зали мои сы­новья, что твой муж уда­вил мо­его вер­блю­да?

Жен­щи­на от­ве­тила:

— Вер­но, па­ша.

Тог­да па­ша ре­шил уз­нать, как же и ког­да это мог­ло слу­чить­ся.

— А ког­да твой муж уда­вил его? — спро­сил он.

Жен­щи­на от­ве­тила:

— Он уда­вил его в тот день, ког­да ал­лах, рас­сердив­шись на нас, бро­сал с не­ба ка­менья и ка­кие-то дру­гие тя­желые ве­щи и вы­бил те­бе глаз.

Па­ша очень рас­сердил­ся, прог­нал жен­щи­ну, поз­вал сво­их сы­новей и ска­зал им:

— Я не для то­го по­сылал вас ис­кать мо­его вер­блю­да, что­бы вы наш­ли вмес­то не­го эту су­мас­шедшую, ко­торая еще и нас­ме­ха­ет­ся на­до мной.

Он ве­лел ос­во­бодить му­жа глу­пой жен­щи­ны из тем­ни­цы и по­садить ту­да для ос­трастки сво­их сы­новей. Вот та­кая по­лучи­лась ис­то­рия: сна­чала эта не­разум­ная жен­щи­на до­вела му­жа сво­ими глу­пос­тя­ми до тюрь­мы, а по­том, на­гово­рив еще боль­ше глу­пос­тей, су­мела его от­ту­да ос­во­бодить.