Лев даривший золото

Жил на све­те бед­ный ка­мено­тес с же­ною и сы­ном. Его семья ед­ва сво­дила кон­цы с кон­ца­ми. На­вер­но, они дав­но бы умер­ли с го­лоду, ес­ли бы не бы­ло у ка­мено­теса нес­коль­ких ос­лов, на ко­торых он при­возил кам­ни из ка­мено­ломен в де­рев­ню. Обыч­но ка­мено­тес брал кам­ни не­дале­ко от де­рев­ни: он жа­лел ос­лов и ни­ког­да не зас­тавлял их бо­лее од­но­го ча­са та­щить­ся с тя­желой но­шей на спи­не.

Од­нажды при­шел ка­мено­тес со сво­ими ос­ла­ми в ка­мено­лом­ню, где он в пос­леднее вре­мя изо дня в день ко­лол и со­бирал кам­ни, и вдруг уви­дел не­пода­леку ль­ва, ко­торый ле­жал, вы­тянув­шись, на ог­ромной ка­мен­ной пли­те и грел­ся на сол­нце. За­метив че­лове­ка, лев мед­ленно под­нялся на но­ги, а у ка­мено­теса от стра­ха обор­ва­лось сер­дце и он зас­тыл на мес­те. Лев, по­няв, что че­ловек не со­бира­ет­ся его тро­гать, а нап­ро­тив, сам пе­репу­гал­ся до смер­ти, сно­ва улег­ся на пли­ту. Ка­мено­тес со сво­ей сто­роны, ре­шив, что лев не на­мерен бро­сить­ся на не­го, что­бы рас­терзать, сде­лал нес­коль­ко ша­гов впе­ред, но лев опять под­нялся, пос­то­ял нем­но­го, а по­том улег­ся. Ка­мено­тес по­думал: «По­дой­ду-ка я поб­ли­же, пос­мотрю, что он бу­дет де­лать, по­тому что ес­ли бы он хо­тел ме­ня съ­есть, то бро­сил­ся бы сра­зу, как толь­ко уви­дел. Не по­хоже, что он хо­чет при­чинить мне зло, ско­рее, он хо­чет сде­лать мне что-то хо­рошее».

Ког­да ка­мено­тес по­дошел еще бли­же, лев встал, от­крыл пасть, из­рыгнул к его но­гам зо­лотую мо­нету сто­имостью в ты­сячу гро­шей и сно­ва улег­ся на ка­мен­ную пли­ту. Ка­мено­тес страш­но об­ра­довал­ся, по­доб­рал мо­нету, быс­тро наг­ру­зил ос­лов и от­пра­вил­ся до­мой. Там он при­нял­ся раз­гру­жать кам­ни, что-то ве­село на­певая. Нас­тро­ение у не­го бы­ло прек­расное, он да­же сме­ял­ся от счастья. По­дош­ла же­на и спро­сила:

— Что слу­чилось? Че­му ты так ра­ду­ешь­ся?

Ка­мено­тес по­казал ей зо­лотую мо­нету и объ­яс­нил:

— Вот что со мной про­изош­ло, же­на: не­дале­ко от то­го мес­та, где я всег­да наг­ру­жаю ос­лов, се­год­ня на ка­мен­ной пли­те ле­жал лев и грел­ся на сол­нце. Ког­да я по­дошел к не­му, он по­дарил мне эту мо­нету.

На сле­ду­ющий день ка­мено­тес сно­ва от­пра­вил­ся со сво­ими ос­ла­ми на то же са­мое мес­то со­бирать и гру­зить кам­ни. Лев все еще ле­жал на ка­мен­ной пли­те. Как и на­кану­не, он ода­рил ка­мено­теса зо­лотой мо­нетой. Так про­дол­жа­лось нес­коль­ко дней, и на­конец же­на ка­мено­теса ска­зала:

— Зна­ешь, что нуж­но сде­лать? То мес­то, где ле­жит лев, нуж­но ого­родить ка­мен­ным за­бором и же­лез­ной ре­шет­кой, что­бы ник­то, кро­ме нас, не смог ту­да про­ник­нуть. Ко­неч­но, во­рота то­же нуж­но сде­лать, что­бы ты мог вхо­дить че­рез них ко ль­ву. А ль­ва, ко­торый да­ет нам в день по зо­лотой мо­нете, мы дол­жны как-то от­бла­года­рить. Да­вай при­носить ему каж­дый день по че­тыре ока мя­са и по три ока мо­лока.

Ка­мено­тес все сде­лал так, как по­сове­това­ла ему же­на. Он со­ору­дил ог­ра­ду, стал кор­мить ль­ва мя­сом, по­ить мо­локом и ежед­невно по­лучать от не­го по зо­лотой мо­нете. Го­да че­рез три он очень раз­бо­гател, выс­тро­ил се­бе ог­ромные па­латы и за­жил в них, как ба­рин, а для ра­боты на­нял слуг и слу­жанок.

Лю­ди уви­дели, что бед­няк ка­мено­тес стал бо­гачом, и очень удив­ля­лись:

— Ес­ли бы он с ут­ра до но­чи тас­кал кам­ни на де­сяти или да­же двад­ца­ти ос­лах, он ни­ког­да бы не смог за­рабо­тать столь­ко де­нег, что­бы пос­тро­ить та­кой прос­торный дом и при­об­рести столь­ко иму­щес­тва. На­вер­но, он на­шел клад.

Но тай­на ка­мено­теса не­дол­го ос­та­валась тай­ной. Лю­ди уз­на­ли, что ему вы­пало счастье встре­тить ль­ва, ко­торый ода­ривал его зо­лотом.

Од­нажды сын ка­мено­теса си­дел и иг­рал со сво­ими сверс­тни­ками. То­вари­щи ска­зали ему:

— Ты хоть и боль­шой, но глуп не­веро­ят­но, а кро­ме то­го, ты трус. По­это­му ты сту­пай от нас прочь, мы не хо­тим иг­рать с то­бой. Твой отец на­шел та­кое мес­то, где пря­тал­ся лев, и пос­тро­ил вок­руг его леж­би­ща ка­мен­ную ог­ра­ду с же­лез­ной ре­шет­кой, а у ль­ва есть клад, и он каж­дый день да­рит тво­ему от­цу по нес­коль­ку зо­лотых мо­нет, а те­бе ро­дите­ли ни­чего об этом не рас­ска­зыва­ют, по­тому что зна­ют, что ты глуп.

Маль­чиш­ка страш­но вспы­лил, его са­молю­бие и гор­дость не мог­ли пе­ренес­ти та­кого уда­ра. Ро­дите­ли дей­стви­тель­но ни­чего не го­вори­ли ему о том, что наш­ли клад, не знал он и о том, сколь­ко де­нег они каж­дый день по­луча­ют ото ль­ва. Он по­шел и ска­зал ма­тери:

— Ма­ма, мои то­вари­щи ска­зали мне, что рань­ше мы бы­ли бед­ны­ми, что мой отец ког­да-то был ка­мено­тесом и за­раба­тывал на хлеб тем, что ко­лол кам­ни, гру­зил их на ос­лов и при­возил в де­рев­ню. А те­перь мой отец очень бо­гат, дом у нас, слов­но дво­рец, я рас­по­ряжа­юсь слу­гами. Как же мы при­об­ре­ли все это? Го­ворят, что вы ого­роди­ли ка­кое-то мес­то ка­мен­ным за­бором и же­лез­ной ре­шет­кой и со­дер­жи­те там ль­ва, ко­торый зна­ет, где за­рыт клад? По­чему вы мне этот клад не по­каже­те? Раз­ве я не ваш сын?

Мать от­ве­тила ему:

— Да, мы дей­стви­тель­но ого­роди­ли вы­сокой сте­ной и же­лез­ной ре­шет­кой мес­то, где жи­вет лев. Ни­како­го кла­да там нет, прос­то лев из­ры­га­ет нам из сво­ей пас­ти од­ну зо­лотую мо­нету в день, а мы кор­мим и по­им его за это. Но те­бе нель­зя хо­дить ту­да, по­тому что ни­кого дру­гого, кро­ме тво­его от­ца, лев не зна­ет и ода­ривать зо­лотой мо­нетой не ста­нет.

Но сын ре­шитель­но за­явил:

— Я, ма­ма, все рав­но ту­да пой­ду. Я возь­му с со­бой ору­жие, а ес­ли лев за­хочет ме­ня съ­есть, я его убью. Ты мне дай слу­гу и ло­шадь, а глав­ное, клю­чи от той ог­ра­ды, где жи­вет лев, а боль­ше ни в чем не сом­не­вай­ся и ни­чего не бой­ся, по­тому что не так-то прос­то ме­ня съ­есть.

Мать ста­ла пла­кать и при­читать, убеж­дая сы­на, что ес­ли тот вой­дет в ог­ра­ду ко ль­ву, то лев неп­ре­мен­но бро­сит­ся на не­го и ра­зор­вет на час­ти. Она прок­ли­нала его то­вари­щей, ко­торые на­гово­рили глу­пос­тей и толь­ко раз­драз­ни­ли маль­чиш­ку. По­том она ска­зала сы­ну:

— На свой страх я от­пустить те­бя не мо­гу, пой­ду и спро­шу тво­его от­ца. Как он ска­жет, так и бу­дет.

Пош­ла она к му­жу и, пла­ча, все ему рас­ска­зала:

— Наш сын тре­бу­ет, что­бы мы раз­ре­шили ему вой­ти в ог­ра­ду ко ль­ву, по­тому что его при­яте­ли, ко­торые иг­ра­ют вмес­те с ним, драз­нят его, го­ворят, буд­то мы не до­веря­ем ему тай­ну на­шего кла­да.

Отец поз­вал сы­на и стал ему вы­гова­ривать:

— За­чем ты хо­чешь про­ник­нуть в ту ог­ра­ду, где жи­вет лев? Не­уже­ли ты не по­нима­ешь, что лев, ед­ва за­видев чу­жого че­лове­ка, тут же бро­сит­ся и ра­зор­вет его на час­ти? По­чему ты не хо­чешь, что­бы все про­дол­жа­лось по-ста­рому и мы спо­кой­но по­луча­ли от не­го каж­дый бо­жий день это бла­годе­яние — од­ну зо­лотую мо­нету?

Сын от­ве­тил:

— Я все рав­но пой­ду ту­да. Я ду­маю, что он не ра­зор­вет ме­ня на час­ти, прос­то ты хо­чешь за­пугать ме­ня. За­то я уви­жу, что там на са­мом де­ле про­ис­хо­дит и кто там на­ходит­ся. По­это­му луч­ше от­дай мне клю­чи от во­рот его ог­ра­ды по-хо­роше­му, а ес­ли не от­дашь, я за­беру их си­лой.

За­тем он по­шел к ма­тери и ска­зал ей:

— Или ты от­дашь мне клю­чи от во­рот ог­ра­ды ль­ва, или я убью те­бя!

И мать от­да­ла ему клю­чи.

Маль­чик взял слу­гу, ко­ня и от­пра­вил­ся в путь. Подъ­ехав к ог­ра­де, он от­крыл клю­чом во­рота и во­шел внутрь. Лев, за­видев его, встал, но по­том со­об­ра­зил, что это сын то­го са­мого че­лове­ка, ко­торый каж­дый день при­носит ему мя­со и мо­локо, по­это­му ус­по­ко­ил­ся и улег­ся на ка­мен­ную пли­ту. Ког­да же юнец приб­ли­зил­ся к не­му с саб­лей в ру­ке, он сно­ва встал на но­ги и уже сов­сем хо­тел бы­ло бро­сить­ся на не­го, но глу­пый маль­чиш­ка ус­пел рань­ше взмах­нуть саб­лей и от­сечь ему кон­чик хвос­та. Лев взре­вел от бо­ли и в тот же миг ра­зор­вал сы­на ка­мено­теса на час­ти.

Слу­га дол­го ждал маль­чи­ка за ог­ра­дой, по­том заг­ля­нул в во­рота и по­нял, что про­изош­ло. Он сел на ко­ня и вер­нулся в дом хо­зя­ина. Мать маль­чи­ка выш­ла ему навс­тре­чу и, по­чу­яв не­лад­ное, вскри­чала:

— Где мой сын? По­чему ты ос­та­вил его там?

Слу­га ей рас­ска­зал:

— Боль­шое го­ре слу­чилось, хо­зяй­ка. Лев ра­зор­вал мо­лодо­го хо­зя­ина за то, что он от­ру­бил ему саб­лей кон­чик хвос­та.

Ус­лы­шав это, мать раз­ры­далась, ста­ла го­лосить и при­читать. На ее кри­ки при­шел муж и, уз­нав про ги­бель сы­на, то­же горь­ко зап­ла­кал. За­тем он по­шел с же­ной и ра­бот­ни­ками ту­да, где жил лев, соб­рал ос­танки сы­на и по­хоро­нил их там же, воз­ле са­мой ог­ра­ды.

Прош­ло две не­дели, и у ка­мено­теса кон­чи­лись день­ги: не на что бы­ло ку­пить еды, кор­мить­ся са­мим и кор­мить слуг. Тог­да он наг­ру­зил на ос­ла мя­са и мо­лока для ль­ва и от­пра­вил­ся к не­му в на­деж­де по­лучить зо­лотую мо­нету. Но лев был зол и раз­дра­жен. Он ре­шил, что че­ловек при­шел сю­да оп­ла­кивать сво­его сы­на и очень стра­да­ет при ви­де его мо­гилы, и по­тому не дал ему зо­лотой мо­неты.

 Лев даривший золото

Че­рез нес­коль­ко дней ка­мено­тес при­шел сно­ва, при­нес ль­ву пи­щу и питье и стал умо­лять его, об­ли­ва­ясь сле­зами:

— Я про­шу те­бя, лев, дай мне зо­лотую мо­нету! За это вре­мя я сов­сем обед­нел и ра­зорил­ся. Нам да­же хле­ба ку­пить не на что. Прав­да, ты рас­терзал мо­его сы­на, но это не дол­жно нас пос­со­рить.

И тог­да лев от­ве­тил ему:

— Да, я мно­го лет да­вал те­бе зо­лотые мо­неты, а ты за это кор­мил ме­ня и по­ил. Но те­перь на­ша при­язнь на­веки по­кину­ла нас. Каж­дый день, ког­да ты бу­дешь при­ходить сю­да и ви­деть мо­гилу сво­его сы­на, ты бу­дешь прок­ли­нать ме­ня и сер­дце у те­бя бу­дет сод­ро­гать­ся от не­годо­вания и зло­бы. И я, ког­да смот­рю на свой об­рублен­ный и ок­ро­вав­ленный хвост, чувс­твую, что луч­ше бы мне боль­ше ни­ког­да те­бя в жиз­ни не ви­деть. Но что по­дела­ешь? Ес­ли ты ста­нешь по-преж­не­му каж­дый день при­носить мне еду и питье, я бу­ду да­вать те­бе зо­лотую мо­нету.

Пос­ле это­го раз­го­вора ка­мено­тес и его же­на на­чали поп­равлять свое сос­то­яние. Че­рез не­кото­рое вре­мя они сно­ва раз­бо­гате­ли и до­жили до глу­бокой ста­рос­ти в пол­ном бла­годенс­твии и дос­татке.