Лисица и ворон

Сви­ла го­луб­ка гнез­до на вер­ши­не очень вы­соко­го де­рева и вы­вела там птен­цов. Уви­дела од­нажды это гнез­до ли­сица и ста­ла раз­мышлять, как ей до не­го доб­рать­ся и по­живить­ся го­лубя­тиной. На­конец на­дума­ла и ска­зала го­луб­ке:

— Сбрось мне од­но­го птен­ца, ина­че я за­берусь на­верх и съ­ем их всех.

Го­луб­ка ис­пу­галась и, что­бы не по­лучи­лось ху­же, выб­ро­сила из гнез­да од­но­го птен­ца пря­мо ли­сице в ла­пы. В это вре­мя к де­реву под­ле­тел во­рон. Он удоб­но усел­ся на тол­стом су­ку. В клю­ве во­рон дер­жал боль­шой ку­сок сы­ру, ко­торый ему уда­лось ста­щить не­пода­леку на бал­ко­не од­но­го до­ма. Во­рон ви­дел, как го­луб­ка бро­сила ли­сице сво­его птен­ца. Дер­жа сыр во рту и ста­ра­ясь его не уро­нить, он стал хрип­лым и ше­пеля­вым го­лосом вы­гова­ривать го­луб­ке:

— Ты прос­то с ума сош­ла! За­чем ты бро­сила ли­се птен­чи­ка? Ведь эта плу­тов­ка не смо­жет за­лезть так вы­соко!

Ли­сица ус­лы­шала эти сло­ва, под­бе­жала поб­ли­же к су­ку, на ко­тором си­дел во­рон, и за­гово­рила:

— Ах, во­рон! До че­го же у те­бя кра­сивый го­лос! А перья-то ка­кие кра­сивые! Ты са­мая кра­сивая пти­ца на бе­лом све­те. Я ду­маю, что ты по­ешь то­же кра­сивее всех.

Не ус­пе­ла ли­сица про­из­нести эти сло­ва, как во­рон уже пел во все гор­ло. Сыр вы­пал у не­го из клю­ва и упал на зем­лю. Ли­сица тот­час под­хва­тила его и съ­ела, а по­том при­нялась осы­пать нас­мешка­ми во­рона:

— Ни­ког­да не учи дру­гих то­му, — го­вори­ла она, — в чем сам как сле­ду­ет не раз­би­ра­ешь­ся.

Сго­рая со сты­да, во­рон под­нялся с вет­ки и, тя­жело хло­пая крыль­ями, уле­тел в даль­ний ко­нец ле­са.