Лисица, невеста и волк

Справ­ля­ли в де­рев­не свадь­бу. В вос­кре­сенье нас­тал срок брать не­вес­ту из до­ма ро­дите­лей и вез­ти к же­ниху. Не­вес­та, бо­гато оде­тая и ук­ра­шен­ная, как ей и по­ложе­но, усе­лась на ло­шадь. Сва­ты по­еха­ли впе­ред, не­вес­та за ни­ми, и сва­деб­ный по­езд от­пра­вил­ся в дру­гую де­рев­ню.

Путь их ле­жал по скло­ну го­ры, по­рос­ше­му гус­тым ле­сом. В это вре­мя вбли­зи до­роги про­бега­ла ли­са и сквозь де­ревья уви­дела не­вес­ту со сва­тами. Под­кра­лась она поб­ли­же да так и обом­ле­ла: очень уж бо­гато бы­ла ук­ра­шена не­вес­та. На шее у нее свер­ка­ло оже­релье из зо­лотых мо­нет, ко­сы бы­ли пе­реви­ты шну­рами, уни­зан­ны­ми зо­лоты­ми мо­нета­ми, на обе­их ру­ках зо­лотые брас­ле­ты и коль­ца, шел­ко­вый по­яс рас­шит зо­лотом. У ли­сицы дух зах­ва­тило от за­вис­ти, и ста­ла она ду­мать, как бы ей ук­расть у не­вес­ты эти ук­ра­шения, ес­ли не все, то хо­тя бы зо­лотое мо­нис­то или шну­ры с зо­лоты­ми мо­нета­ми, ко­торы­ми пе­реви­ты ко­сы. Пря­чась за кус­та­ми, ли­са дол­го сле­дила за не­вес­той и сва­тами и за­мети­ла, что сва­ты едут впе­реди, за­няты раз­го­вором, а на не­вес­ту и не смот­рят, буд­то ее и нет вов­се. «Та­кой слу­чай упус­кать нель­зя», — по­дума­ла ли­са.

Пет­ляя и из­во­рачи­ва­ясь меж­ду ко­пыта­ми ло­шадей, она под­бе­жала к не­вес­те, за­цепи­лась за грудь ло­шади и юр­кну­ла под сва­деб­ную фа­ту не­вес­ты, что­бы ее не за­мети­ли сва­ты. А те и так ни­чего не ви­дели, они еха­ли впе­реди и не ог­ля­дыва­лись.

Тог­да ли­са, не те­ряя вре­мени, ска­зала:

— А ну, быс­тро, сни­май с шеи зо­лотое мо­нис­то!

— Ой, что ты, — про­шеп­та­ла не­вес­та, — как же так? Я не­вес­та, я не мо­гу без зо­лото­го мо­нис­та явить­ся в дом му­жа.

— Сни­май ско­рее, ина­че опо­зорю те­бя пе­ред сва­тами. Сей­час же спрыг­ну на зем­лю, под­бе­гу к ним и ска­жу про те­бя что-ни­будь пло­хое.

— О бо­же, нес­час­тная я, го­ремыч­ная я! — за­лепе­тала не­вес­та. — Не по­зорь ме­ня, се­ет­ри­ца! Ес­ли ты ска­жешь про ме­ня что-ни­будь пло­хое сва­там, они вер­нут ме­ня до­мой!

— Знать ни­чего не же­лаю, — ска­зала ли­сица. — Или ты сни­ма­ешь с шеи зо­лотое мо­нис­то, или я те­бя опо­зорю.

Не­вес­те ни­чего не ос­та­валось, как снять мо­нис­то и от­дать ли­се. Та быс­тро схва­тила его, об­мо­тала вок­руг шеи, спрыг­ну­ла с ло­шади и скры­лась в кус­тах.

Сва­деб­ный по­езд ехал даль­ше, а ли­сица со всех ног пом­ча­лась в свою но­ру. Бе­жала, бе­жала, и вдруг навс­тре­чу ей волк. Уви­дев на шее у ли­сы зо­лотое мо­нис­то, волк очень уди­вил­ся и спро­сил:

— Где ты его раз­до­была, чер­товка?

— В не­боль­шом во­до­еме. Ты то­же мо­жешь раз­до­быть се­бе та­кое же, ес­ли схо­дишь ту­да, — от­ве­тила ли­сица. — Ви­дел здесь не­пода­леку пруд? Сту­пай к не­му и ло­ви зо­лотые мо­неты, сколь­ко ду­ше угод­но, ты ведь силь­нее ме­ня и мо­жешь вы­тащить и под­нять их боль­ше, чем я.

— Я ви­дел этот во­до­ем, ку­ма, — ска­зал волк. — Но я не знаю, как ты их ло­вишь. Пой­дем-ка вмес­те и по­кажи мне, как их на­до ло­вить.

— Хо­рошо, пой­дем, по­кажу, — сог­ла­силась ли­са.

Приш­ли они к не­боль­шо­му пру­ду, до кра­ев на­пол­ненно­му во­дой. В пру­ду бы­ло мно­го ко­ряг, во­дорос­лей и ти­ны.

— Те­перь вот что сде­лай, — ска­зала ли­са. — Сядь на бе­регу, сунь хвост в во­ду и по­дер­жи по­доль­ше.

Волк су­нул хвост в пруд.

— А те­перь вы­тас­ки­вай, — ска­зала ли­са.

Волк стал вы­тас­ки­вать, но хвост за­цепил­ся за ко­рягу и не вы­тас­ки­вал­ся.

— По­бол­тай хвос­том в во­де и сно­ва вы­тас­ки­вай да по­силь­ней, — ска­зала ли­са.

Волк сно­ва стал вы­тас­ки­вать хвост, но он за­цепил­ся и за­путал­ся в кор­нях, ко­рягах и во­дорос­лях еще боль­ше.

— Вы­тас­ки­вай изо всех сил, ви­дишь, как мно­го зо­лотых мо­нет по­вис­ло на тво­ем хвос­те, — ска­зала ли­са.

Волк дер­гал, дер­гал, но хвост не вы­тас­ки­вал­ся.

Хит­рая ли­са уви­дела, что вол­чий хвост хо­рошо за­путал­ся в кор­нях и во­дорос­лях, и со всех ног бро­силась бе­жать к сво­ей но­ре. А волк, по­няв, что ли­са об­ма­нула его и убе­га­ет, рва­нул хвост изо всей си­лы и, по­ряд­ком его обод­рав, вы­тащил из во­ды. Взвыв от бо­ли, волк пом­чался за ли­сой.

Бе­жит ли­са, пет­ля­ет меж­ду де­ревь­ями, а волк за ней. Бе­жит ли­са вверх по скло­ну, волк за ней, бе­жит вниз по скло­ну, волк за ней. Ког­да ли­са сов­сем уж под­бе­гала к сво­ей но­ре и со­бира­лась ныр­нуть в нее, волк нас­тиг ее и схва­тил за зад­нюю но­гу.

— Ой! — вос­клик­ну­ла ли­са и до­бави­ла удив­ленным го­лосом. — Что ты де­ла­ешь, волк? Ты ведь схва­тил не мою но­гу, ты впил­ся зу­бами в ко­рень! От­пусти ко­рень, глу­пый, и хва­тай но­гу!

Волк по­верил ли­се, от­пустил ее но­гу и изо всех сил вон­зил зу­бы в ко­рень де­рева.

Ли­са скры­лась в но­ре.

Че­рез не­кото­рое вре­мя, при­дя в се­бя и от­ды­шав­шись, она про­шипе­ла из но­ры:

— Вот и по­лучай свое мо­нис­то!

— Ой-ой-ой! Как ты об­ма­нула ме­ня, зло­дей­ка! — за­выл волк и с обод­ранным хвос­том и сло­ман­ны­ми зу­бами по­тащил­ся до­мой.