Муса, младший брат шести братьев и див

Жи­ли-бы­ли се­меро брать­ев, и ре­шили они же­нить­ся не ина­че как на се­ми сес­трах. Ре­шить-то ре­шили, но у ко­го же мо­гут быть семь сес­тер, за­дума­лись братья? Ока­залось, семь сес­тер есть у ди­ва. Братья сно­ва ло­мали го­лову: как за­полу­чить у ди­ва семь его сес­тер?

Му­са, млад­ший брат, за­явил:

— Я сам от­прав­люсь к ди­ву и при­везу их сю­да.

По­шел Му­са к ди­ву и стал день и ночь сто­рожить его, до­жида­ясь, по­ка тот уй­дет из до­му. На­конец дож­дался — див ушел на охо­ту. Му­са был на­чеку: он тут же по­хитил семь его сес­тер и при­вез их до­мой.

Ког­да див вер­нулся с охо­ты, не на­шел сес­тер и уз­нал, что их по­хитил Му­са, он страш­но рас­сердил­ся и пок­лялся, что жив не бу­дет, по­ка не съ­ест всех се­мерых брать­ев, шес­те­рых стар­ших в один укус каж­до­го, а млад­ше­го Му­су в два уку­са.

— По­чему ты со­бира­ешь­ся съ­есть Му­су в два уку­са? — спра­шива­ли ди­ва лю­ди.

— Чтоб ему ху­же бы­ло, ведь он ук­рал у ме­ня сес­тер.

От­пра­вил­ся див ис­кать се­мерых брать­ев и встре­тил­ся по­доро­ге с Му­сой, но не уз­нал его.

— Пос­лу­шай, ма­лыш, — об­ра­тил­ся к не­му див, — не зна­ешь ли ты, где сто­ит дом се­ми брать­ев?

— А за­чем он те­бе? — спро­сил Му­са.

— Очень нуж­но. Де­ло в том, что я хо­чу их съ­есть, при­чем шес­те­рых стар­ших брать­ев од­ним уку­сом каж­до­го, а Му­су в два уку­са. Это по­тому, что он ук­рал у ме­ня сес­тер.

— Ха! Еще че­го! — вос­клик­нул Му­са. — Ты хо­чешь съ­есть мо­их брать­ев! Лад­но уж, съ­ешь ме­ня, а их ос­тавь в по­кое! Я Му­са! — храб­ро за­явил он ди­ву. — Но зак­ли­наю те­бя: не при­чиняй зла мо­им брать­ям!

— Так ты и есть Му­са? — изу­мил­ся див. — Ка­кой же ты еще мо­лодень­кий! Мне жаль гу­бить те­бя. Пос­лу­шай, что я те­бе ска­жу: ес­ли ты су­ме­ешь по­хитить для ме­ня дочь ко­роля, ко­торый жи­вет по ту сто­рону мо­ря и у ко­торо­го три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове, то я не съ­ем ни те­бя, ни тво­их брать­ев.

— А что, я, по­жалуй, схо­жу за ней, — от­ве­тил Му­са.

На­бил он сум­ку хле­бом, су­нул в кар­ман три зо­лотых на­поле­она и пус­тился в даль­нюю до­рогу. Шел, шел, при­шел на бе­рег чер­но­го мо­ря, сел в лод­ку, пе­реп­лыл на ту сто­рону, вы­садил­ся на бе­рег и уви­дел че­лове­ка, у ко­торо­го но­ги бы­ли об­рубле­ны по са­мые ко­лени.

— Пос­лу­шай, друг, — спро­сил его Му­са, — не мо­жешь ли ты мне ска­зать, где жи­вет ко­роль, у ко­торо­го три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове?

— За­чем он те­бе ну­жен? — по­разил­ся без­но­гий.

— Да ни за чем. Прос­то я хо­чу заб­рать у не­го доч­ку и увез­ти ее с со­бой.

— Что, раз­ра­зи те­бя гром?! — в ужа­се вос­клик­нул без­но­гий. — Ты хо­чешь заб­рать дочь ко­роля, у ко­торо­го три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове? Да зна­ешь ли ты, что я хо­тел все­го-нав­се­го один-единс­твен­ный раз взгля­нуть на нее и за это ко­роль ве­лел от­ру­бить мне но­ги? Но ес­ли уж те­бе приш­ла в го­лову та­кая блажь, то иди в тот го­род — ви­дишь вы­сокую баш­ню на го­ре? Ря­дом с ней рас­по­ложен дво­рец ко­роля.

При­шел Му­са в го­род. Там он уз­нал, что не­дале­ко от двор­ца ко­роля жи­вет древ­ний ста­рик, ко­торый зна­ет очень мно­гое из то­го, что про­ис­хо­дит на бе­лом све­те, и к ко­торо­му все ок­рес­тные жи­тели хо­дят за со­ветом. «Схо­жу-ка и я к не­му, спро­шу, что мне де­лать», — по­думал Му­са.

От­пра­вил­ся он в дом к ста­рику, поз­до­ровал­ся с ним и ска­зал:

— Хо­рошо, что судь­ба пос­ла­ла мне встре­чу с то­бой, отец!

— Хо­рошо, что ты при­шел ко мне сы­нок! — отоз­вался ста­рик, приг­ла­сил его сесть и удос­то­ил бе­седой, но так и не спро­сил, за­чем он при­шел. Ког­да нас­ту­пила по­ра про­щать­ся и ухо­дить, Му­са ос­та­вил ему зо­лотой на­поле­он.

На сле­ду­ющий день Му­са сно­ва при­шел к ста­рику.

— Хо­рошо, что судь­ба пос­ла­ла мне встре­чу с то­бой, отец! — ска­зал он.

— Хо­рошо, что ты при­шел ко мне, сы­нок, — сно­ва от­ве­тил ста­рик, за­тем, как и в прош­лый раз, приг­ла­сил его сесть и удос­то­ил бе­седы, но не спро­сил, ка­кая нуж­да при­вела юно­шу к не­му. Про­ща­ясь, Му­са ос­та­вил ему еще один на­поле­он и ушел.

На тре­тий день Му­са опять от­пра­вил­ся к ста­рику.

— Хо­рошо, что судь­ба пос­ла­ла мне встре­чу с то­бой, отец! — про­из­нес он с по­рога.

— Хо­рошо, что ты при­шел ко мне, сы­нок!

Ста­рик уса­дил гос­тя, и по­тек­ла бе­седа, но и на этот раз он не спро­сил юно­шу, за­чем тот при­шел. Ухо­дя, Му­са ос­та­вил ему свой пос­ледний на­поле­он.

— Сы­нок, — ска­зал ему ста­рик, — мно­го лю­дей при­ходи­ли ко мне за со­ветом, но ник­то не вел се­бя так, как ты. Вид­но, боль­шая за­бота при­вела те­бя сю­да и те­бе труд­но о ней го­ворить, но не стес­няй­ся, по­ведай мне о сво­ем го­ре.

Му­са соб­рался с ду­хом и ска­зал:

— Мне очень по­вез­ло, что я встре­тил те­бя, отец, по­тому что во вре­мя на­ших бе­сед я уже наб­рался ума-ра­зума. Не мог бы ты на­учить ме­ня еще вот че­му: как мне хо­тя бы один-единс­твен­ный ра­зочек по­гово­рить с до­черью ко­роля, у ко­торо­го три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове?

— Эх, — от­ве­тил ста­рик, — опоз­дал ты нем­но­го, сы­нок. Вот уже две не­дели, как ко­роль, у ко­торо­го три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове, умер.

— Что же мне те­перь де­лать? — огор­чился Му­са.

— Те­перь мож­но сде­лать вот что, — от­ве­тил ста­рик. — Ко­ролев­на се­год­ня в три ча­са но­чи при­дет на мо­гилу сво­его от­ца. А ты си­ди там и жди. Ес­ли ты су­ме­ешь пре­одо­леть сон и не зас­нешь до трех ча­сов но­чи, то уви­дишь ее и смо­жешь с ней по­гово­рить.

— Ну, это де­ло не­хит­рое — про­сидеть без сна нес­коль­ко ча­сов! — об­ра­довал­ся Му­са, поб­ла­года­рил ста­рика и ушел.

В пол­ночь от­пра­вил­ся он на клад­би­ще и дол­го хо­дил вдоль до­рожек, что­бы ра­зог­нать сон, но к двум ча­сам но­чи так при­томил­ся, что при­лег воз­ле мо­гилы ко­роля и мгно­вен­но зас­нул. Че­рез час приш­ла на мо­гилу от­ца ко­ролев­на и уви­дела спя­щего Му­су. Она нак­ры­ла его гла­за чер­ным тра­ур­ным плат­ком, по­сиде­ла у мо­гилы от­ца и уш­ла.

Ког­да Му­са прос­нулся и уви­дел, что гла­за его нак­ры­ты чер­ным тра­ур­ным плат­ком ко­ролев­ны, он очень расс­тро­ил­ся и по­думал:

«Ох, как не­хоро­шо по­лучи­лось! При­ходи­ла ко­ролев­на, а я все прос­пал! Что же мне те­перь де­лать?»

По­шел он сно­ва к ста­рику и по­винил­ся:

— Зас­нул я, отец, а ко­ролев­на при­ходи­ла и ос­та­вила мне свой чер­ный тра­ур­ный пла­ток! Что те­перь де­лать?

— А два ча­са без сна ты смо­жешь про­сидеть? — спро­сил его ста­рик. — Се­год­ня ко­ролев­на при­дет на мо­гилу от­ца в два ча­са но­чи. Си­ди и жди ее там.

— Обя­затель­но пой­ду, спа­сибо те­бе за со­вет, отец! — об­ра­довал­ся Му­са. — Не­уж­то я не смо­гу ка­ких-то два ча­са про­сидеть без сна?

В пол­ночь по­шел он на клад­би­ще и стал хо­дить ту­да и сю­да по до­рож­кам, что­бы не зас­нуть. Но в час но­чи сон смо­рил его, он по­валил­ся на­земь воз­ле мо­гилы ко­роля и мгно­вен­но зас­нул. В два ча­са приш­ла ко­ролев­на, нак­ры­ла гла­за его чер­ным тра­ур­ным плат­ком, по­сиде­ла у мо­гилы от­ца и уш­ла.

Ког­да Му­са прос­нулся и на­щупал на ли­це чер­ный тра­ур­ный пла­ток ко­ролев­ны, он вос­клик­нул:

— Ну что за на­пас­ти! Опять я прос­пал при­ход ко­ролев­ны! Что де­лать? Опять на­до ид­ти к ста­рику.

При­шел он в дом ста­рика и ска­зал, чуть не пла­ча:

— Я сно­ва зас­нул и ее не уви­дел. При­дет ли она еще раз на клад­би­ще?

— Да, при­дет се­год­ня ночью, — от­ве­тил ста­рик, — но при­дет в пос­ледний раз. В час но­чи она сно­ва по­сетит мо­гилу от­ца, и ес­ли ты смо­жешь пе­ребо­роть сон и не спать все­го один час, то уви­дишь ее, а ес­ли нет, то не уви­дишь боль­ше ни­ког­да.

— А что мне сде­лать, что­бы не зас­нуть до ча­са но­чи? — спро­сил Му­са.

— Ни­чего не мо­гу те­бе по­сове­товать, — от­ве­тил ста­рик.

Тог­да Му­са по­шел в лав­ку и спро­сил у хо­зя­ина:

— Нет ли у те­бя в про­даже ка­кой-ни­будь тра­вы, что­бы я мог сде­лать нас­той, вы­пить его и по­том не спать в те­чение це­лого ча­са?

— Нет у ме­ня в про­даже та­кой тра­вы, — от­ве­тил ему, рас­сме­яв­шись, ла­воч­ник. — Но я мо­гу пред­ло­жить те­бе дру­гое средс­тво: ку­пи эту ве­рев­ку и пе­ревя­жи ею но­ги. Тог­да сон ни за что не одо­ле­ет те­бя.

Му­са ку­пил ве­рев­ку, пе­ревя­зал ею но­ги и от­пра­вил­ся на мо­гилу ко­роля. И хо­тя ла­воч­ник пос­ме­ял­ся над ним, но сон дей­стви­тель­но не шел к не­му.

В час но­чи дочь ко­роля ти­хо по­дош­ла к мо­гиле от­ца. Му­са уви­дел ее и — цап! — схва­тил за ру­ку.

— А сей­час ты пой­дешь со мной! — ска­зал он.

— Как это я пой­ду с то­бой? — воз­му­тилась ко­ролев­на. — Ты Му­са, млад­ший брат шес­ти брать­ев, и я вов­се не обя­зана те­бя слу­шать.

— Ска­жите на ми­лость, я Му­са, млад­ший брат шес­ти брать­ев! Ну и что же? Раз­ве ты не зна­ешь, что я третью ночь сто­рожу те­бя здесь! Сей­час ты от­пра­вишь­ся со мной. Я для то­го и при­шел, что­бы увез­ти те­бя.

— Пос­лу­шай, что я те­бе рас­ска­жу, — от­ве­тила ко­ролев­на. — Трис­та сва­тов уже при­были к мо­ему двор­цу, что­бы зав­тра ут­ром увез­ти ме­ня в дом же­ниха. Да­вай по­меня­ем­ся одеж­дой, и ты от­пра­вишь­ся вмес­то ме­ня, а уж как из­ба­вить­ся от сва­тов и же­ниха, это ты сам со­об­ра­зишь.

— А где я по­том най­ду те­бя? — спро­сил Му­са.

— Ты най­дешь ме­ня там, где те­бе про­дали эту ве­рев­ку, ко­торой ты опу­тал се­бе но­ги.

— Пок­ля­нись, что ты не об­ма­нешь ме­ня и при­дешь в ту лав­ку! — пот­ре­бовал Му­са, и ко­ролев­на пок­ля­лась, что сде­ла­ет все, как обе­щала.

Они по­меня­лись одеж­дой, и Му­са, на­ряжен­ный не­вес­той, от­пра­вил­ся во дво­рец. На­ут­ро в соп­ро­вож­де­нии трех­сот сва­тов он по­ехал в дом же­ниха ко­ролев­ны. При­быв ту­да, Му­са быс­тро ос­мотрел­ся и сел воз­ле бо­гато оде­той де­вуш­ки.

— Ты кто та­кая? — спро­сил он.

— Я сес­тра тво­его му­жа, твоя зо­лов­ка, — от­ве­тила та.

— Ой, как здо­рово! — об­ра­довал­ся Му­са. — Я хо­чу, что­бы се­год­ня ночью ты спа­ла в од­ной ком­на­те со мной, по­тому что я очень ус­та­ла в до­роге, у ме­ня страш­но раз­бо­лелась го­лова и ис­порти­лось нас­тро­ение.

Де­вуш­ка вста­ла, пош­ла к бра­ту и рас­ска­зала ему о прось­бе не­вес­ты. Брат не стал воз­ра­жать про­тив то­го, что­бы не­вес­та хо­рошо от­дохну­ла и выс­па­лась.

Ког­да Му­са ос­тался на ночь в ком­на­те на­еди­не с де­вуш­кой, он тот­час рас­ска­зал ей, кто он та­кой, и до­бавил:

— Я про­делал все эти хит­рости лишь для то­го, что­бы увез­ти те­бя с со­бой!

— Я сог­ласна, — не раз­ду­мывая, от­ве­тила сес­тра же­ниха, — а ког­да ты со­бира­ешь­ся увез­ти ме­ня?

— Не­мед­ленно. Бе­жим сей­час.

Они на­били кар­ма­ны день­га­ми и в ту же ночь бе­жали из до­ма же­ниха. На­ут­ро Му­са за­шел в лав­ку, где по­купал ве­рев­ку, и там его дей­стви­тель­но жда­ла пе­ре­оде­тая ко­ролев­на. Они сно­ва об­ме­нялись одеж­дой и те­перь уже втро­ем от­пра­вились на бе­рег чер­но­го мо­ря. Не ус­пе­ли они сту­пить на приб­режную галь­ку, как уви­дели то­го са­мого без­но­гого, ко­торо­го Му­са встре­тил, ког­да ехал за ко­ролев­ной.

— Ну как, уда­лось те­бе уви­деть ко­ролев­ну? — спро­сил без­но­гий, уз­нав Му­су.

— Я не толь­ко уви­дел ее, но и увез с со­бой! — пох­вастал­ся Му­са.

— Как хо­рошо! — об­ра­довал­ся без­но­гий. — Так поз­воль же и мне взгля­нуть на нее хоть ра­зочек! — взмо­лил­ся он.

Му­са поз­вал сес­тру же­ниха и по­казал без­но­гому. Тот дол­го и вни­матель­но рас­смат­ри­вал ее и на­конец ска­зал:

— Нет, это не она.

Тог­да Му­са по­казал ему дочь ко­роля, у ко­торо­го бы­ло три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове. Без­но­гий, взгля­нув на нее, был нас­толь­ко пот­ря­сен ее кра­сотой, что тут же упал и умер.

Му­са с дву­мя де­вуш­ка­ми пе­реп­лыл чер­ное мо­ре на лод­ке, вы­садил­ся на том бе­регу и ска­зал ко­ролев­не:

— А сей­час я от­ве­ду те­бя к ди­ву.

— Как так? За­чем ты от­ве­дешь ме­ня к ди­ву? — воз­му­тилась ко­ролев­на. — Я при­еха­ла сю­да не ра­ди ди­ва, а ра­ди те­бя.

— Не вол­нуй­ся, я ос­тавлю те­бя у не­го не­надол­го, — ус­по­ко­ил ее Му­са. — По­моги мне толь­ко уз­нать, в чем та­ит­ся его си­ла.

При­шел Му­са к ди­ву и за­явил:

— Я вы­пол­нил твой на­каз и при­вез те­бе дочь ко­роля, у ко­торо­го бы­ло три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове!

По­селив­шись в до­ме ди­ва, ко­ролев­на в пер­вый же день пос­те­лила на по­лу в ком­на­те хо­зя­ина ку­сок крас­но­го бар­ха­та.

Див уви­дел это и в не­до­уме­нии спро­сил:

— По­чему ты пос­те­лила на по­лу та­кой кра­сивый бар­хат?

— Что­бы ока­зать по­чет и ува­жение тво­ей си­ле, — от­ве­тила ко­ролев­на.

Ди­ву пон­ра­вил­ся ее от­вет, и он ска­зал, още­рив в улыб­ке зу­бы:

— Это хо­рошо, ко­неч­но, но моя си­ла та­ит­ся не в этой ком­на­те, а в са­ду.

На сле­ду­ющий день ко­ролев­на взя­ла крас­ный бар­хат и рас­сте­лила его в са­ду меж­ду де­ревь­ями. Див уви­дел и спро­сил:

— По­чему ты рас­сте­лила та­кой кра­сивый бар­хат пря­мо на зем­ле под де­ревь­ями?

— Что­бы ока­зать по­чет и ува­жение тво­ей си­ле, — от­ве­тила ко­ролев­на.

Ди­ву очень пон­ра­вил­ся ее от­вет, и он ска­зал, еще ши­ре още­рив свою зу­бас­тую пасть:

— Да вов­се не там, не в са­ду под де­ревь­ями та­ит­ся моя си­ла.

— А где же? — с не­вин­ным ви­дом по­любо­пытс­тво­вала ко­ролев­на.

— Моя си­ла в змее, а змея жи­вет вот в той пе­щере под го­рой, ви­дишь? Ес­ли кто-ни­будь убь­ет змею, си­ла ми­гом по­кинет ме­ня, и я ум­ру.

Ко­ролев­на рас­ска­зала об этом Му­се, ко­торый пря­тал­ся в ле­су не­пода­леку от до­ма ди­ва. Му­са по­шел в пе­щеру, отыс­кал там змею и за­рубил ее нас­мерть. Си­лы тот­час по­кину­ли ди­ва, и он умер.

А Му­са заб­рал ко­ролев­ну и от­пра­вил­ся с обе­ими де­вуш­ка­ми в свой род­ной дом, где его жда­ли братья. Те­перь все се­меро брать­ев мог­ли не опа­сать­ся кро­вожад­но­го ди­ва и спра­вить свои свадь­бы. Шесть стар­ших же­нились на сес­трах ди­ва, а млад­ший Му­са на до­чери ко­роля, у ко­торо­го бы­ло три зо­лотых во­лоса в бо­роде и семь жел­тых во­лос на го­лове. И жи­ли все се­меро брать­ев со сво­ими же­нами дол­го и счас­тли­во.