Счастлив тот, кто никому не завидует

В ма­лень­кой де­ревуш­ке жил мель­ник. И был он счас­тлив, по­тому что ни­ког­да ни­кому не за­видо­вал.

Мель­ни­ца сто­яла на бе­регу не­боль­шой ре­ки, про­текав­шей вдоль де­рев­ни. Ра­ботая це­лыми дня­ми, мель­ник всег­да был ве­сел и рас­пе­вал пес­ни. Жур­ча­ла во­да в ре­ке, вер­те­ла мель­нич­ное ко­лесо, а мель­ник не пок­ла­дая рук тас­кал меш­ки с зер­ном и му­кой, сле­дил за ра­ботой мель­ни­цы, и на ду­ше у не­го бы­ло спо­кой­но. За ра­боту ок­рес­тные кресть­яне ему пла­тили, на жизнь хва­тало, а боль­ше для се­бя он ни­чего и не же­лал.

Все, кто знал его, за­видо­вали ему, по­тому что он был счас­тлив. Его час­то спра­шива­ли:

— От­че­го ты та­кой счас­тли­вый?

Мель­ник от­ве­чал:

— Я не знаю, что та­кое за­висть, от­то­го я и счас­тлив.

В де­рев­не его так и проз­ва­ли: тот, кто ни­кому не за­виду­ет.

Ко­роль, ко­торый пра­вил их стра­ной, был очень бо­гат, но, как и у вся­кого ко­роля, у не­го бы­ло слиш­ком мно­го дел. Ко­роль ус­тал царс­тво­вать и хо­тел бы из­ба­вить­ся ото всех сво­их дел и за­бот, что­бы жить спо­кой­но и счас­тли­во. Но как это осу­щес­твить, он не знал. Од­нажды он си­дел и, как обыч­но, раз­мышлял об этом. На гла­за ему по­пал­ся кто-то из прид­ворных. Ко­роль по­доз­вал его и спро­сил:

— Пос­лу­шай, не зна­ешь ли ты ка­кого-ни­будь счас­тлив­ца, что­бы я мог по­учить­ся у не­го, как стать счас­тли­вым?

Прид­ворный от­ве­тил:

— Знаю, ва­ше ве­личес­тво, в од­ной де­рев­не ва­шего ко­ролевс­тва жи­вет счас­тли­вый че­ловек.

Ко­роль не­мед­ленно соб­рался и от­пра­вил­ся в ту де­рев­ню. По­дой­дя к мель­ни­це, он уви­дел мель­ни­ка, ко­торый ра­ботал и рас­пе­вал ве­селые пес­ни. Пос­то­яв око­ло мель­ни­цы и пос­лу­шав, ко­роль во­шел в по­меще­ние и спро­сил:

— Что мне сде­лать, что­бы стать та­ким же счас­тли­вым, как ты?

Мель­ник от­ве­тил:

— В этом я те­бе по­мочь не мо­гу.

Ко­роль спро­сил:

— Ну, тог­да ска­жи хо­тя бы, от­че­го ты та­кой счас­тли­вый?

Мель­ник от­ве­тил:

— Я счас­тлив от­то­го, что ни­кому не за­видую, а ду­маю толь­ко о сво­ей ра­боте.

Ко­роль пред­ло­жил:

— А не мог бы ты все-та­ки ока­зать мне в этом де­ле ус­лу­гу?

— Ка­кую ус­лу­гу? — уди­вил­ся мель­ник.

— Я ко­роль. Да­вай об­ме­ня­ем­ся: я от­дам те­бе свое ко­ролевс­тво, а ты от­дай мне свою мель­ни­цу.

— По­менять свое счастье на чу­жое не­воз­можно, — от­ве­тил мель­ник. — Я счас­тлив от­то­го, что эта ре­ка, ко­торая бе­жит ми­мо мо­ей мель­ни­цы, вер­тит мель­нич­ное ко­лесо, а я бла­года­ря это­му мо­гу ра­ботать и ду­мать о сво­ей ра­боте, я за­нят ею и пою от ра­дос­ти, а ду­ша моя пол­на счастья от­то­го, что у ме­ня мно­го ра­боты и собс­твен­ных мо­их за­бот.

Ко­роль за­думал­ся и ска­зал:

— В та­ком слу­чае я еще счас­тли­вее те­бя.

Он ре­шил, что мель­ник, ко­неч­но же, прав, и, вер­нувшись во дво­рец, за­нял­ся сво­ими де­лами и за­жил спо­кой­но и счас­тли­во.

Так и жи­ли в том ко­ролевс­тве двое счас­тли­вых, мель­ник и ко­роль. Они бы­ли счас­тли­вы по­тому, что каж­дый из них де­лал свое де­ло, ду­мал о нем и не тер­зал се­бе ду­шу за­вистью к чу­жим де­лам и за­ботам.