Сказка о Мазлуме

Как-то ра­но ут­ром от­пра­вил­ся кресть­янин об­ра­баты­вать свое по­ле вмес­те с же­ной, сы­ном и до­черью. Нас­ту­пил пол­день, и кресть­янин ска­зал до­чери:

— Схо­ди-ка, доч­ка, до­мой, при­неси нам че­го-ни­будь по­есть.

Де­вуш­ка приш­ла до­мой и ста­ла со­бирать обед. Взгляд ее слу­чай­но упал на со­суд из тык­вы, в ко­тором в жа­ру хра­нят во­ду, что­бы она ос­та­валась хо­лод­ной. Со­суд был под­ве­шен к сте­не. Де­вуш­ка по­дума­ла:

— Ско­ро отец вы­даст ме­ня за­муж, а по­том я ро­жу маль­чи­ка. А уж ес­ли я ро­жу сы­на, то обя­затель­но дам ему имя Маз­лум. По­том Маз­лум вста­нет на нож­ки, нач­нет хо­дить, пой­дет вдоль сте­ны, а в это вре­мя тык­ва сор­вется, упа­дет и при­шибет мо­его Маз­лумчи­ка нас­мерть.

И де­вуш­ка рас­пла­калась. В по­ле она боль­ше не пош­ла, ос­та­лась до­ма, си­дит и пла­чет нав­зрыд:

— Маз­лум, сы­ночек мой! Маз­лум, сы­ночек мой!

Ее брат, ра­ботав­ший в по­ле, ска­зал ма­тери:

— Схо­ди до­мой и пос­мотри, по­чему сес­тра не воз­вра­ща­ет­ся и не не­сет нам обед?

Мать приш­ла до­мой и ви­дит, что дочь си­дит и горь­ко пла­чет.

— Что слу­чилось, доч­ка? — спро­сила, ис­пу­гав­шись, мать.

Дочь рас­ска­зала, ка­кие мыс­ли приш­ли ей в го­лову. Мать усе­лась ря­дом и то­же раз­ры­далась, при­гова­ривая:

— Да как же это слу­чилось-то?! Маз­лум, вну­чек мой! Маз­лум, вну­чек мой!

Вре­мя идет, а они си­дят се­бе, пла­чут и при­чита­ют в два го­лоса:

— Маз­лум, сы­ночек мой! Маз­лум, вну­чек мой!

В по­ле сын ска­зал от­цу:

— Схо­ди, отец, до­мой, взгля­ни, по­чему мать с сес­трой не воз­вра­ща­ют­ся и не не­сут нам обед? Мо­жет, слу­чилось что?

При­шел кресть­янин до­мой и ви­дит: же­на с до­черью си­дят и пла­чут нав­зрыд. Он ис­пу­ган­но спро­сил:

— Что слу­чилось, по­чему вы пла­чете?

Же­на с до­черью рас­ска­зали ему о Маз­лу­ме. Бед­ный ста­рик, ус­лы­шав о та­ком нес­частье, то­же раз­ры­дал­ся:

— Маз­лум, вну­чек мой ма­лень­кий! Как же это слу­чилось-то? Маз­лум, вну­чек мой!

Все трое ос­та­лись до­ма и в по­ле боль­ше не пош­ли.

Не­дол­го про­рабо­тал в по­ле и юно­ша. Нап­расно прож­дав от­ца, он стал еще боль­ше бес­по­ко­ить­ся и пос­пе­шил до­мой, а ког­да уви­дел, что отец, мать и сес­тра си­дят и пла­чут, очень ис­пу­гал­ся и ре­шил, что про­изош­ло ка­кое-то нес­частье.

— По­чему вы пла­чете? — спро­сил он с за­мира­ни­ем сер­дца.

До­маш­ние рас­ска­зали ему всю эту ис­то­рию о том, как со­суд из тык­вы упал и убил ма­лень­ко­го Маз­лу­ма. Юно­ша страш­но рас­сердил­ся.

— Ес­ли не най­ду трех ду­раков глу­пее вас, так и знай­те — вер­нусь до­мой, убью! — крик­нул он, сор­вал со сте­ны тык­ву, в бе­шенс­тве из­ру­бил ее то­пором на мел­кие кус­ки и ушел из до­му ис­кать трех ду­раков, ко­торые бы­ли бы глу­пее его род­ных.

Идет по до­роге и ви­дит: сто­ит бед­ная и вет­хая ла­чуга без окон, а вок­руг нее хо­дит ста­рик с но­жом в ру­ке и вре­мя от вре­мени ко­выря­ет им сте­ну то в од­ном, то в дру­гом мес­те. Юно­ша очень уди­вил­ся и спро­сил:

— Что ты де­ла­ешь, отец?

Ста­рик от­ве­тил:

— Ох, сы­нок! Вот уже семь­де­сят лет, как я жи­ву в этой ла­чуге, а еще ни ра­зу не ви­дел в ней сол­нечно­го све­та. Хоть бы раз лу­чик сол­нца прор­вался вов­нутрь! Вот и ко­выряю но­жом сте­ну, ду­маю, мо­жет быть, хоть пе­ред смертью уви­жу в сво­ем до­ме сол­нечный свет, да, вид­но, не судь­ба.

Юно­ша ска­зал:

— А что ты мне дашь, ес­ли я ис­полню твое же­лание?

— Я дам те­бе де­нег, — от­ве­тил ста­рик.

Тог­да юно­ша взоб­рался на кры­шу и на са­мой ее вер­хушке сде­лал боль­шое от­вер­стие. Лу­чи сол­нца сра­зу же ос­ве­тили тем­ную ла­чугу. Ста­рик на ра­дос­тях дал юно­ше де­нег и с по­четом, с пох­ва­лами про­водил его в до­рогу. А юно­ша по­думал:

— Од­но­го ду­рака на­шел, ин­те­рес­но, най­ду ли еще дво­их?

Идет он даль­ше и ви­дит сва­тов с не­вес­той, ко­торые ос­та­нови­лись у во­рот до­ма же­ниха. Не­вес­та, как ей и по­ложе­но, бо­гато уб­ранная, си­дит на ло­шади. Но во­рота та­кие низ­кие, что она ни­как не мо­жет про­ехать, и сва­ты же­ниха и не­вес­ты, сгру­див­шись воз­ле нее, спо­рят, как быть: то ли не­вес­ту раз­ру­бить и уко­ротить впо­лови­ну, то ли от­ру­бить но­ги у ло­шади?

Юно­ша, по­няв, что не­вес­те уг­ро­жа­ет серь­ез­ная опас­ность, по­дошел к сва­там и ска­зал:

— Я бе­русь ввес­ти не­вес­ту во двор же­ниха вер­хом на ло­шади, не уко­рачи­вая впо­лови­ну ни ее, ни ло­шадь! Что вы мне за это да­дите?

Сва­ты от­ве­тили:

— Мы да­дим те­бе за это мно­го де­нег!

Тог­да юно­ша по­дошел к не­вес­те, стук­нул ее меж­ду ло­пат­ка­ми, приг­нул ей го­лову к хол­ке ло­шади, и она про­еха­ла под ар­кой во­рот. Отец же­ниха и сва­ты очень об­ра­дова­лись. Они хва­лили и бла­гос­ловля­ли юно­шу, да­ли ему мно­го де­нег и приг­ла­сили на свадь­бу.

Ночью пос­ле свадь­бы юно­ша вмес­те с дру­гими гос­тя­ми улег­ся спать. Толь­ко стал за­сыпать, вдруг слы­шит, как в со­сед­ней ком­на­те кто-то изо всех сил сту­чит но­гами об пол. Дол­го он во­рочал­ся, но зас­нуть так и не смог, по­тому что стук про­дол­жался. Не вы­дер­жав, юно­ша встал и спро­сил родс­твен­ни­ков же­ниха:

— Кто так сту­чит в со­сед­ней ком­на­те?

Родс­твен­ни­ки же­ниха от­ве­тили:

— Же­них обя­затель­но дол­жен на­деть под­штан­ни­ки из при­дано­го не­вес­ты, ког­да его впер­вые к ней от­во­дят. В на­ших кра­ях та­кой обы­чай.

— Хо­рошо, — от­ве­тил юно­ша, — но за­чем же так сту­чать об пол? Весь дом дро­жит от сту­ка.

Родс­твен­ни­ки от­ве­тили:

— А ник­то и не сту­чит. Это он под­пры­гива­ет, что­бы по­пасть в шта­нину, их же две, поп­ро­буй по­пади!

Юно­ша спро­сил:

— Мож­но мне пой­ти пос­мотреть, как же­них на­дева­ет под­штан­ни­ки?

— Мож­но, — от­ве­тили ему.

Во­шел юно­ша в ком­на­ту же­ниха и ви­дит: тот дер­жит в ру­ках под­штан­ни­ки и под­ска­кива­ет, но по­пасть но­гами сра­зу в обе шта­нины ни­как не мо­жет.

— Пос­лу­шай, что я те­бе ска­жу, — об­ра­тил­ся к не­му юно­ша. — Ты брось ска­кать, а сде­лай луч­ше так: под­ни­ми од­ну но­гу и про­день ее в шта­нину, по­том под­ни­ми вто­рую но­гу и про­день ее во вто­рую шта­нину, а уж по­том тя­ни под­штан­ни­ки квер­ху!

Же­них сде­лал так, как ему по­сове­товал юно­ша, и сра­зу же, при­чем без вся­кого тру­да на­дел под­штан­ни­ки из при­дано­го сво­ей не­вес­ты!

Родс­твен­ни­ки же­ниха очень бла­года­рили юно­шу и хва­лили за ум:

— Спа­сибо, что ты на­учил нас, как они на­дева­ют­ся, те­перь мы хоть бу­дем знать, а то в на­ших кра­ях как свадь­ба, так од­но му­ченье об­ря­дить же­ниха!

На дру­гой день же­них, его родс­твен­ни­ки и гос­ти с по­четом про­води­ли юно­шу в до­рогу. А он по­думал:

— Спас­лась моя семья: на­шел ду­раков еще глу­пее их.

И, ус­по­ко­ив­шись, вер­нулся до­мой.