Три товарища

Не­кий бед­няк умер и ос­та­вил же­ну, ожи­дав­шую по­яв­ле­ния на свет ре­бен­ка. В ско­ром вре­мени у нее ро­дил­ся сын, ко­торо­го она, нес­мотря на свою край­нюю бед­ность, вос­пи­тыва­ла до пят­надца­ти лет. Ког­да маль­чик при­шел в ра­зум, он спро­сил од­нажды мать — не ос­та­лось ли у нее что-ни­будь от от­ца. Мать от­ве­тила: — Отец ос­та­вил мно­го ве­щей, но мне приш­лось все про­дать, что­бы вос­пи­тать те­бя. Маль­чик не пе­рес­та­вал, од­на­ко, на­до­едать ей прось­ба­ми по­казать ему хоть что-ни­будь ос­тавше­еся от от­ца, и тог­да мать ему ска­зала мне ка­жет­ся, что где-то на чер­да­ке ле­жит от­цов­ская саб­ля. Маль­чик поп­ро­сил мать: — Под­ни­ми ме­ня на свои пле­чи, по­моги мне взоб­рать­ся на чер­дак и взять от­ту­да саб­лю.

Так и сде­лали. Саб­ля бы­ла вся в ржав­чи­не, ибо ее не чис­ти­ли го­дами. Маль­чик взял ее, вы­чис­тил так, что она сно­ва заб­лесте­ла, и по­весил ее се­бе сбо­ку. За­тем он ска­зал ма­тери: — Я пой­ду в чу­жую стра­ну. Мать ста­ла пла­кать и, на­конец, ска­зала: — Сна­чала от­ру­би мне го­лову от­цов­ской саб­лей, а по­том уж иди. Но маль­чик воз­ра­зил: — Раз­ве сын ког­да-ни­будь от­ру­бал го­лову ма­тери? Я про­шу те­бя, не сер­дись и не над­ры­вай се­бе сер­дца, а по­желай мне счастья и про­дол­жай ме­ня лю­бить. Бог даст, я ско­ро вер­нусь. Пос­ле это­го, он пе­реме­нил се­бе имя, наз­вался «Саб­лей» и на­чер­тал это сло­во на от­цов­ской саб­ле. По­том он об­нял обе­ими ру­ками свою мать за шею, что­бы она мог­ла, как сле­ду­ет, его по­цело­вать пе­ред раз­лу­кой, и они дол­го так ос­та­вались, не пе­рес­та­вая пла­кать. Ухо­дя, маль­чик по­цело­вал саб­лю, что­бы она при­нес­ла ему счастье, а вы­ходя из до­му, ска­зал ма­тери на про­щание: — Будь здо­рова и не сер­дись на ме­ня. Доль­ше шес­ти ме­сяцев я на чуж­би­не не ос­та­нусь.

Ког­да он ото­шел от сво­ей де­рев­ни на пять или шесть ча­сов пу­ти, он при­шел к оди­ноко сто­яв­шей го­ре. Он сел у ее под­но­жия, вы­нул саб­лю из но­жен, по­цело­вал ее и по­том су­нул ее опять за по­яс. Прош­ло с пол­ча­са, ког­да к не­му вдруг приб­ли­зил­ся юно­ша его лет и ска­зал ему: — Доб­рый день, мой друг! Маль­чик от­ве­тил: — Доб­ро по­жало­вать, мой брат! По­дошед­ший спро­сил его: — От­ку­да ты идешь и ку­да? Он ска­зал: — Я иду ис­кать счастья. — И я то­же, — от­ве­тил тот. — Бу­дем же брать­ями, ес­ли ты на это сог­ла­сен, и по­пыта­ем счастья вмес­те. Сын вдо­вы об­нял его за шею, по­цело­вал и спро­сил, как его имя. Тот от­ве­чал: — «Звез­да». Тог­да и он со­об­щил ему свое имя: — «Саб­ля». Оба про­дол­жа­ли путь вдво­ем и шли все вре­мя пря­мо, по­ка не нас­ту­пила ночь. Тог­да они ре­шили от­дохнуть и, по­гово­рив нем­но­го друг с дру­гом, лег­ли спать, не ев­ши и не пив­ши. На сле­ду­ющий день они опять пош­ли нап­ря­мик. Че­рез пол­ча­са они встре­тили еще од­но­го юно­шу их воз­раста и ска­зали ему: — Доб­ро­го пу­ти, се­ляк. Тот от­ве­тил: — Доб­рой уда­чи, братья!

Они спро­сили: — По­чему мы те­бе братья? — а он объ­яс­нил: — Вы не бы­ли мне брать­ями, но ста­ли ими те­перь и бу­дете впредь. — Ес­ли мы твои братья, — ска­зали они, — то и ты нам бу­дешь брат. Они спро­сили, как его звать, и он ска­зал: — Мое имя «Мо­ре». Тог­да и они со­об­щи­ли ему свои име­на, об­ня­лись, по­цело­вались, как нас­то­ящие братья, и тор­жес­твен­но обе­щались — луч­ше вмес­те уме­реть, чем ос­та­вить друг дру­га в бе­де. Они пош­ли даль­ше втро­ем и приш­ли к боль­шо­му го­роду. Здесь пра­вил царь, ко­торый толь­ко что ве­лел вы­копать глу­бокий ров и объ­явил че­рез гла­шата­ев: «Кто смо­жет пе­реп­рыгнуть че­рез этот ров, тот по­лучит цар­скую дочь в же­ны; а кто прыг­нет, да не­удач­но, то­му сне­сут го­лову». Мно­гие мо­лодые лю­ди про­бова­ли пе­реп­рыгнуть, но все па­дали на дно рва, и их от­прав­ля­ли к па­лачу, ко­торый ру­бил им го­ловы. В это вре­мя по­дош­ли и трое наз­ванных бра­та и, уви­дя тол­пу, ска­зали друг дру­гу: — По­дой­дем поб­ли­же и пос­мотрим, в чем де­ло. Ког­да они по­дош­ли бли­же и уви­дели, в чем де­ло, они на­чали меж­ду со­бою со­вето­вать­ся, го­воря: — А не поп­ро­бовать ли нам прыг­нуть? Мо­жет быть, мы и пе­реп­рыгнем? А ес­ли не пе­реп­рыгнем, то ум­рем все вмес­те. «Мо­ре» ска­зал: — Ров очень ши­рок и нам че­рез не­го не пе­рес­ко­чить. Тог­да «Саб­ля» взял ка­мень с зем­ли, по­дал его «Мо­рю» и поп­ро­сил пе­реб­ро­сить че­рез ров. Ког­да тот это сде­лал, он его спро­сил: — А что, тя­желый был ка­мень? «Мо­ре» от­ве­тил: — Он был не тя­желее пя­ти драхм.

— Столь­ко же бу­дет ве­сить и мой пры­жок, — ска­зал «Саб­ля», и, не те­ряя ни ми­нуты, стал меж­ду обо­ими брать­ями, «Звез­дою» и «Мо­рем», креп­ко об­нял их обе­ими ру­ками и без вся­кого зат­рудне­ния пе­реп­рыгнул на дру­гую сто­рону. При ви­де это­го прыж­ка, вся соб­равша­яся у рва тол­па ах­ну­ла от удив­ле­ния. Царь прис­лал за тре­мя то­вари­щами ка­рету и ве­лел при­вез­ти их к се­бе. Здесь он их спро­сил: — Кто из вас хо­чет взять мою дочь в же­ны? «Саб­ля» от­ве­тил: — Ее возь­мет «Звез­да». И царь при­казал спра­вить свадь­бу. По­том он спро­сил «Саб­лю» и «Мо­ре» — ка­кие они же­ла­ют по­лучить дол­жнос­ти? «Саб­ля» ска­зал, что­бы царь дал дол­жность «Мо­рю», а ему, «Саб­ле», ни­чего не на­до. Че­рез нес­коль­ко дней пос­ле свадь­бы «Саб­ля» прос­тился с «Звез­дою» и «Мо­рем» и пус­тился даль­ше в путь. Оба наз­ванных бра­та ска­зали ему с до­садой: — Хо­роший же ты брат, ес­ли нас по­кида­ешь и ухо­дишь! «Саб­ля» от­ве­тил: — Я ос­та­нусь вам вер­ным бра­том и, ухо­дя, даю вам вот это пе­ро. Сле­дите за ним вни­матель­но, и ес­ли уви­дите, что из не­го те­чет кровь, то сей­час же пус­кай­тесь в путь и ищи­те ме­ня, ибо мне бу­дет гро­зить тог­да опас­ность. По­том он по­цело­вал их, соб­рался в до­рогу и ушел. Он шел дня три или че­тыре и при­шел, на­конец, к мес­ту, где в раз­ные сто­роны рас­хо­дились семь до­рог. Там же сто­яла баш­ня, а в ней жи­ла ста­руха. «Саб­ля» спро­сил у нее, ку­да ве­ли до­роги, и ког­да уз­нал, то по­шел по той из них, ко­торая ве­ла к прек­расней­шей в ми­ре де­вуш­ке. Ста­руха пре­дуп­режда­ла его: — Сын мой, ты толь­ко да­ром по­ложишь свою го­лову. По этой до­роге хо­дили ца­ри с боль­ши­ми ра­тями и то не доб­ра­лись до мес­та, ку­да ты хо­чешь прой­ти один. Тог­да он на­писал па­мят­ку на сте­не баш­ни и ска­зал ста­рухе:

— Ес­ли при­дут два мо­лодых ви­тязя и ста­нут ме­ня спра­шивать, по­кажи им мою па­мят­ку и до­рогу к прек­расней­шей в ми­ре. По­том он по­шел по выб­ранно­му им пу­ти. Че­рез нес­коль­ко дней он наб­рел, на­конец, на дра­кони­ху-ку­чед­ру, си­дев­шую со сво­ими шестью де­тены­шами на краю до­роги. Чу­дови­ще бро­силось на не­го и хо­тело его прог­ло­тить. Но он вых­ва­тил свою саб­лю и убил ее вмес­те с ее прип­ло­дом. Прой­дя даль­ше, он уви­дел из­да­ли те­рем прек­расней­шей в ми­ре и, преж­де чем нап­ра­вить­ся к не­му, при­сел от­дохнуть у ручья. Прек­расней­шая в ми­ре уви­дела его и ска­зала вто­рой сто­рожив­шей ее дра­кони­хе-ку­чед­ре: — Вон там идет мо­лодой ви­тязь в бе­лой одеж­де. Дра­кони­ха ска­зала: — Пос­мотри из окош­ка, как он бу­дет пить во­ду: ру­кой или на ко­ленях. Юно­ша опус­тился на ко­лени, при­ложил го­лову к са­мой во­де и пил пря­мо из ручья. Ку­чед­ра ис­пу­галась этой при­меты и ска­зала прек­расней­шей в ми­ре: — Это­го че­лове­ка я бо­юсь. Пе­ред двор­цом сто­яла яб­ло­ня с яб­ло­ками, и ког­да «Саб­ля» по­дошел к ней, дра­кони­ха ста­ла сле­дить — под­прыг­нет ли он, что­бы схва­тить са­мое боль­шое яб­ло­ко. Юно­ша под­прыг­нул и схва­тил яб­ло­ко не ру­ками, а зу­бами. Тут ку­чед­ра взвы­ла от от­ча­яния: — Го­ре мне, го­ре мне! От это­го че­лове­ка мне не спас­тись. Юно­ша по­дошел к две­рям двор­ца, сме­ло всту­пил пря­мо во внут­ренние по­кои и ска­зал прек­расней­шей в ми­ре и дра­кони­хе: — Доб­рый день! Ку­чед­ра спро­сила его: — Как смел ты вой­ти сю­да? Он от­ве­тил: — Так же, как ты сме­ла сю­да заб­рать­ся.

Дра­кони­ха рас­сви­репе­ла и хо­тела ки­нуть­ся на не­го, но он мгно­вен­но вы­тащил саб­лю и раз­ру­бил ее на две час­ти. Так «Саб­ля» за­во­евал прек­расней­шую в ми­ре. Прош­ло нес­коль­ко дней, и ца­ри ок­рес­тных го­сударств уз­на­ли, что ка­кой-то ви­тязь убил дра­кони­ху и взял се­бе в же­ны прек­расней­шую в ми­ре. Они спеш­но соб­ра­лись в путь, приш­ли к се­ми до­рогам и спро­сили ста­руху: — Что за че­ловек про­шел здесь к прек­расней­шей в ми­ре? И она ска­зала им: — Юно­ша лет шес­тнад­ца­ти. Ца­ри ре­шили пой­ти на не­го вой­ной. Они би­лись с ним двад­цать че­тыре дня, но ни­чего не мог­ли ему сде­лать и бы­ли вы­нуж­де­ны вер­нуть­ся вос­во­яси. Ца­ри ни­как не мог­ли по­нять, по­чему «Саб­ля» не­побе­дим, и, сно­ва по­сетив ста­руху, про­сили ее схо­дить к прек­расней­шей в ми­ре и спро­сить, ка­ким об­ра­зом юно­ша ее зах­ва­тил и в чем его бо­гатыр­ская си­ла. Прек­расней­шая в ми­ре от­ве­тила ста­рухе: — Юно­ша при­шел сю­да, без вся­кого тру­да убил дра­кони­ху и зах­ва­тил ме­ня. Тог­да ста­руха ска­зала ей, что­бы она уз­на­ла, в чем бо­гатыр­ская си­ла юно­ши. Че­рез нес­коль­ко дней, при­лас­кавшись к «Саб­ле», прек­расней­шая в ми­ре спро­сила его: — От­ку­да у те­бя твоя бо­гатыр­ская си­ла? Юно­ша, из люб­ви к ней, все рас­ска­зал. Он по­ведал ей, что вся его си­ла в от­цов­ской саб­ле и что ес­ли ее у не­го от­нять, то он по­гиб. Прек­расней­шая пе­реда­ла об этом ста­рухе, а та, дож­давшись удоб­но­го слу­чая, ук­ра­ла у юно­ши саб­лю и бро­сила ее в мо­ре. Ког­да «Саб­ля» по­терял от­цов­ское нас­ле­дие, он сра­зу за­болел и на не­го над­ви­нулась смерть. А об­ра­дован­ная ста­руха вер­ну­лась в свою баш­ню и крик­ну­ла ца­рям: — Кто хо­чет до­бить­ся прек­расней­шей в ми­ре без вой­ны и без боя, пусть тот идет: нас­та­ло та­кое вре­мя!

Ког­да ца­ри ус­лы­хали про это, они соб­ра­лись в по­ход про­тив «Саб­ли». Но наз­ванные братья «Саб­ли» уже уви­дели, что с пе­ра ка­па­ет кровь, и по­торо­пились вый­ти на по­ис­ки бра­та. «Звез­да» взял «Мо­ре» на пле­чи, и они приш­ли рань­ше ца­рей. — Где у те­бя саб­ля на­шего бра­та? — спро­сили они прек­расней­шую в ми­ре. Она от­ве­тила: — Ее у не­го ук­ра­ли и бро­сили в мо­ре. Тог­да брат «Мо­ре» по­бежал к бе­регу, ныр­нул в пу­чину, на­шел саб­лю и при­нес ее бра­ту. Боль­ной стал про­тирать се­бе гла­за, прос­нулся и стал здо­ровым, как ни в чем не бы­вало. Про­тирая гла­за, он ска­зал: — Я, ка­жет­ся, дол­го спал. Но ког­да он уви­дел брать­ев, то по­нял, что на­ходил­ся в боль­шой опас­ности. Вско­ре яви­лись ца­ри, что­бы с ним бить­ся, и сме­ло на не­го на­пали. Но так как «Саб­ля» был сно­ва здо­ров, то они бы­ли раз­би­ты еще раз и дол­жны бы­ли со сты­дом от­сту­пить. По­бедив и в этом сра­жении, «Саб­ля» взял с со­бою прек­расней­шую в ми­ре со все­ми ее сок­ро­вища­ми и дви­нул­ся в путь, что­бы, вмес­те с брать­ями, вер­нуть­ся на ро­дину к ма­тери. Они опять пош­ли тем же пу­тем и ког­да приш­ли к се­ми до­рогам, «Саб­ля» дал ста­рухе мно­го по­дар­ков, ска­зав ей: — Я да­рю те­бе все это за то доб­ро, ко­торое ты мне сде­лала, бро­сив мою саб­лю в мо­ре. А те­перь про­шу те­бя пе­редать во­евав­шим со мной ца­рям, что я, вмес­те с прек­расней­шей в ми­ре, иду к се­бе на ро­дину. Ес­ли они на ме­ня злы, то пусть сно­ва при­дут сра­жать­ся. Я из­рублю их тог­да на ты­сячу кус­ков. Идя даль­ше, они приш­ли к ца­рю, ко­торый вы­дал свою дочь за «Звез­ду», и про­сили у не­го поз­во­ления от­пра­вить­ся вмес­те с его до­черью на ро­дину. Царь от­ве­тил им: — Вы иди­те, ку­да хо­тите, а зять мой с до­черью ос­та­нут­ся здесь.

Тог­да «Звез­да» ска­зал им на гла­зах у ца­ря: — С ва­ми, ми­лые братья, я не рас­ста­нусь да­же ра­ди цар­ской до­чери. Царь вско­чил и крик­нул: — Хо­чет он или не хо­чет, но вам при­дет­ся рас­стать­ся! «Саб­ля» под­нялся с мес­та и ска­зал: — Как сме­ешь ты го­ворить: хо­чет или не хо­чет? Раз­ве ты со­бира­ешь­ся си­лой за­дер­жать на­шего бра­та «Звез­ду»? Еще не ро­дил­ся че­ловек, ко­торый мог бы на­силь­но удер­жать ко­го-ни­будь из нас! Тог­да царь ска­зал сво­ей стра­же: — Возь­ми­те этих лю­дей и брось­те их в тем­ни­цу. Но «Саб­ля» воз­ра­зил ца­рю: — Спро­си свою дочь. Пусть она при­дет сю­да, и пос­лу­ша­ем, что она ска­жет. Царь при­казал при­вес­ти свою дочь. Тог­да «Саб­ля» ска­зал «Звез­де»: — Возь­ми на од­ну ру­ку твою же­ну, а на дру­гую «Мо­ре» и ухо­ди, прос­тившись с ца­рем. Царь, ус­лы­шав эти сло­ва, уди­вил­ся и при­казал стра­же ох­ра­нять все две­ри. «Звез­да», став, с же­ною и «Мо­рем» на ру­ках, пос­ре­дине по­коя, пок­ло­нил­ся ца­рю и ска­зал: — Про­щай, тесть! При­вет те­бе! и, вып­рыгнув со сво­ей но­шей из ок­на, по­бежал так быс­тро, что его не мог­ли дог­нать. «Саб­ля» ос­тался один в цар­ском по­кое. Царь сна­чала по­бежал к ок­ну пос­мотреть, не раз­би­лись ли все вдре­без­ги, так как они спрыг­ну­ли с очень боль­шой вы­соты. Уви­дя, что ни­чего ху­дого с ни­ми не про­изош­ло, он не знал что де­лать. Он был сер­дит на «Саб­лю» и ве­лел стра­же его убить. Но «Саб­ля» спро­сил его: — За что ты хо­чешь ме­ня убить? — Из-за те­бя моя дочь ме­ня по­кину­ла. Тог­да «Саб­ля» под­нялся с мес­та, взял с со­бой прек­расней­шую в ми­ре и по­шел к две­рям. А так как стра­жа его не про­пус­ка­ла, то он вых­ва­тил саб­лю, пе­ребил всех, кто ему ме­шал, и дог­нал брать­ев. Царь рас­сви­репел еще боль­ше, ког­да уви­дел, что вся его стра­жа по­гиб­ла. Он при­казал соб­рать пос­ко­рее вой­ско, пос­лать его вдо­гон­ку за бе­жав­ши­ми и дос­та­вить их об­ратно жи­выми или мер­твы­ми. Ког­да братья уви­дели, что идет вой­ско, они ос­та­нови­лись и ста­ли его под­жи­дать. Из ря­дов во­инов вы­шел вес­тник, крик­нувший брать­ям: — Или воз­вра­щай­тесь доб­ро­воль­но к ца­рю или на вас на­падет вой­ско и из­ру­бит вас. Братья от­ве­тили: — Де­лай­те, как вам при­казал ваш гос­по­дин. Мы на­зад не вер­немся. Вес­тник по­шел на­зад к вой­ску и со­об­щил, что братья не хо­тят воз­вра­щать­ся доб­ро­воль­но. Тог­да во­ины дви­нулись на них, а те без стра­ха их ожи­дали. Ког­да вой­ско по­дош­ло сов­сем близ­ко, «Саб­ля» зак­ри­чал: — Брось­те во­евать! По­думай­те, что для вас луч­ше: по­лечь здесь или вер­нуть­ся до­мой. Как свин­цо­вые яд­ра, упа­ли на во­инов эти сло­ва, но они все-та­ки не ос­та­нови­лись и ус­тре­мились на брать­ев. Тог­да «Саб­ля» ска­зал брать­ям: — Возь­ми­те жен­щин и иди­те даль­ше. А сам он, один-оди­неше­нек, вы­тащил саб­лю, бро­сил­ся на вра­гов и убил семь­сот че­ловек, в том чис­ле и на­чаль­ни­ка. Ког­да пе­репу­ган­нее вой­ско уви­дело, что его на­чаль­ник пал, оно приш­ло в пол­ное смя­тение. Вся­кий бе­жал, ку­да мог, не гля­дя на со­седа. «Саб­ля» пе­рес­тал тог­да бить­ся, по­шел сво­ей до­рогой и дог­нал брать­ев. Все вмес­те, они пош­ли даль­ше и че­рез три дня дос­тигли до­ма «Саб­ли». Уви­дев его мать, они ска­зали ей: — При­вет те­бе, ми­лая ма­туш­ка! Она от­ве­тила удив­ленно: — Кто вы та­кие, что зо­вете ме­ня ма­терью?

Они ска­зали: — Так нам ве­лел твой сын, ко­торый то­же ско­ро бу­дет здесь. Мы по­бились с ним об зак­лад, что ты не уз­на­ешь его, ког­да он вер­нется. А она ска­зала: — Я сво­его сы­на уз­наю, хо­тя бы он и че­рез пять­сот лет при­шел. При этих сло­вах ее ох­ва­тила тос­ка, и она зап­ла­кала. Тог­да «Звез­да» ска­зал ей: — Кто из нас тро­их твой сын? Тут она ста­ла вгля­дывать­ся вни­матель­нее, и, соб­равшись с мыс­ля­ми, срав­ни­ла их всех и уз­на­ла сво­его сы­на. Она упа­ла на ко­лени и дол­го пла­кала, не пе­рес­та­вая. За­тем она об­ня­ла сы­на и неж­но его по­цело­вала, а по­том по­цело­вала и об­ня­ла двух дру­гих и обе­их жен­щин. Жи­вя в до­ме «Саб­ли», братья как-то ска­зали: — Сколь­ко же нас брать­ев: трое или двое? «Звез­да» ска­зал: — Нас трое. — А ес­ли нас трое, то по­чему же же­ны толь­ко у дво­их? «Мо­ре» под­нялся с мес­та и ска­зал: — Это ни­чего. Тог­да «Саб­ля» ска­зал: Мы сде­ла­ем те­бя ца­рем над всей на­шей зем­лею. И они сде­лали его ца­рем, и он царс­тво­вал всю жизнь.