Юноша бедняк и королевская дочь

Жи­ла-бы­ла в де­рев­не оди­нокая ста­руха. Ког­да у од­но­го маль­чи­ка по со­седс­тву умер­ли отец с ма­терью, а род­ных не ока­залось, взя­ла она его к се­бе в дом и ста­ла вос­пи­тывать. Шли го­ды, ис­полни­лось при­емы­шу шес­тнад­цать лет, и од­нажды он ска­зал ей:

— Кор­ми­лица моя, я уже вы­рос и стал взрос­лым. По­ра мне от­пра­вить­ся в путь и по­ис­кать свою судь­бу. Ты дос­та­точ­но рас­ти­ла ме­ня. А то уж и лю­ди в де­рев­не на­до мной сме­ют­ся, го­ворят: «Вот ка­кой боль­шой вы­рос, а все си­дит у ста­рухи-кор­ми­лицы на шее!»

Соб­ра­ла ста­руха сво­его наз­ва­ного сы­на в до­рогу, и нап­ра­вил­ся он из род­ной де­рев­ни в бли­жай­ший го­род. Шел, шел, по­ка не зас­та­ла его в го­рах ночь. В тем­но­те сбил­ся с до­роги, а ког­да рас­све­ло, уви­дел, что очу­тил­ся в со­вер­шенно нез­на­комом мес­те. Вдруг навс­тре­чу ему выш­ло ог­ромное чу­дови­ще, ляз­гая зу­бами от го­лода. Юно­ша ис­пу­гал­ся, но чу­дови­ще ос­та­нови­лось пе­ред ним и про­гово­рило:

— Ты заб­лу­дил­ся и вряд ли смо­жешь от­сю­да выб­рать­ся. Но ес­ли ты сде­ла­ешь для ме­ня од­но доб­рое де­ло, я по­кажу те­бе до­рогу.

— Я сог­ла­сен по­мочь те­бе, — от­ве­тил юно­ша.

Тог­да чу­дови­ще рас­ска­зало о сво­ей бе­де.

— Ви­дишь ли, я хо­чу съ­есть дох­лую ло­шадь, ко­торая ва­ля­ет­ся тут не­пода­леку. Но мне не да­ют это сде­лать пти­ца и му­ха. Пти­ца боль­но бь­ет ос­трым клю­вом, а му­ха вь­ет­ся вок­руг, жуж­жит и жа­лит ме­ня. Ес­ли ты раз­де­лишь нам ло­шади­ную ту­шу на три час­ти и при этом ни­кого не оби­дишь, я объ­яс­ню те­бе до­рогу.

— Хо­рошо, — ска­зал юно­ша. — По­кажи мне эту па­даль.

Пош­ли они вмес­те, и чу­дови­ще при­вело его ту­да, где ле­жала дох­лая ло­шадь. Юно­ша раз­де­лил ее на три час­ти и от­дал чу­дови­щу кос­ти, му­хе мяс­ную мя­коть, а пти­це киш­ки. Все трое бы­ли очень до­воль­ны раз­де­лом, и пти­ца ска­зала чу­дови­щу:

— Да­вай и мы сде­ла­ем что-ни­будь хо­рошее для это­го юно­ши. Я пред­ла­гаю по­дарить ему вол­шебное пе­ро, с по­мощью ко­торо­го он смо­жет ста­новить­ся по вы­бору чу­дови­щем, му­хой или пти­цей, ес­ли по­ду­ет на не­го три ра­за.

На том и по­реши­ли. Юно­ша по­лучил вол­шебное пе­ро и поб­ла­года­рил чу­дови­ще, пти­цу и му­ху за по­дарок. За­тем чу­дови­ще по­каза­ло ему до­рогу в го­род, где жил ко­роль. Юно­ша при­шел ту­да и на­нял­ся при­каз­чи­ком в лав­ку к бо­гато­му тор­говцу.

Од­нажды ко­ролев­ская дочь ре­шила от­пра­вить­ся на про­гул­ку по го­роду. Ко­роль из­дал стро­гий при­каз: всем жи­телям си­деть до­ма, а то­му, кто вый­дет на ули­цу и бу­дет смот­реть на ко­ролев­ну, не­мед­ленно от­ру­бят го­лову.

Го­рожа­не пе­репу­гались и поп­ря­тались по до­мам, а юно­ша ре­шил не пря­тать­ся, по­тому что ему бы­ло очень ин­те­рес­но пос­мотреть на ко­ролев­скую дочь. Он ска­зал об этом сво­ему хо­зя­ину, но тот в стра­хе про­сил его не вы­ходить из лав­ки и да­же не вы­совы­вать­ся из ок­на на­ружу, что­бы не поп­ла­тить­ся жизнью за свою сме­лость.

Ко­ролев­ская дочь по­еха­ла ка­тать­ся. Ее рос­кошная ка­рета по­каза­лась и на той ули­це, где слу­жил бед­ный юно­ша. Сна­чала он, как и все, зак­рылся в лав­ке, но же­лание уви­деть кра­сави­цу ко­ролев­ну взя­ло верх, и он рис­кнул ис­пы­тать судь­бу. Не­замет­но вы­нул он вол­шебное пе­ро, по­дул на не­го три ра­за и мгно­вен­но прев­ра­тил­ся в пти­цу, ко­торая вы­пор­хну­ла из ок­на, усе­лась на де­рево, рос­шее воз­ле лав­ки, и за­пела так кра­сиво, что про­ез­жавшая ми­мо ко­ролев­на обом­ле­ла от изум­ле­ния. Тог­да пти­ца спор­хну­ла с вет­ки де­рева и ста­ла кру­жить­ся над ка­ретой, ус­лаждая слух ко­ролев­ны чу­дес­ным пе­ни­ем. Ко­ролев­ская дочь вско­чила и ста­ла ло­вить пти­цу, кру­жив­шую над ее го­ловой, но бе­зус­пешно. Пти­ца ле­тала над ка­ретой, под­ни­малась ввысь, спус­ка­лась к са­мым ру­кам ко­ролев­ны и все пе­ла, пе­ла так прек­расно, что соп­ро­вож­давшие ко­ролев­ну прид­ворные от вос­торга по­теря­ли дар ре­чи. А по­том пти­ца вспор­хну­ла и ку­да-то уле­тела, а ко­ролев­на у­еха­ла до­мой ни с чем.

Вер­нувшись во дво­рец, она по­бежа­ла к от­цу и ска­зала:

— Ой, отец, отец, ес­ли бы ты знал, ка­кую кра­сивую пти­цу я ви­дела! Пош­ли за ней сво­их охот­ни­ков! Я хо­чу, что­бы ее пой­ма­ли и она жи­ла у ме­ня во двор­це.

Ко­роль сна­рядил ты­сячу охот­ни­ков и пос­лал их ло­вить пти­цу. Они бро­дили по го­роду, по ок­рес­тным ле­сам и го­рам це­лый день, но пти­цы не наш­ли.

Тог­да ко­ролев­ская дочь ре­шила са­ма от­пра­вить­ся в го­род и по­ис­кать пти­цу. Сно­ва все жи­тели дол­жны бы­ли си­деть до­ма и не вы­ходить на ули­цу, а ко­ролев­на сра­зу по­еха­ла ту­да, где в прош­лый раз ви­дела пти­цу. И дей­стви­тель­но, ед­ва ка­рета по­рав­ня­лась с де­ревом, рос­шим воз­ле лав­ки, как с ее вет­вей сле­тела чу­дес­ная пти­ца и за­пела так вос­хи­титель­но, что у ко­ролев­ны и ее прид­ворных зах­ва­тило дух. Они ос­та­нови­ли ка­рету и дол­го не мог­ли прий­ти в се­бя. А пти­ца, как и в прош­лый раз, пе­ла, кру­жась над ка­ретой, но те­перь ко­ролев­на, из­ловчив­шись, схва­тила ее за кры­ло и пой­ма­ла. Сколь­ко бы­ло ра­дос­ти! Дочь ко­роля и ее прид­ворные с ли­кова­ни­ем при­вез­ли плен­ни­цу во дво­рец и по­мес­ти­ли в зо­лотую клет­ку. С тех пор пти­ца ста­ла жить во двор­це, день и ночь ус­лаждая ко­роля, ко­роле­ву и ко­ролев­скую дочь сво­им пе­ни­ем.

Од­нажды ко­ролев­на пе­ренес­ла зо­лотую клет­ку к се­бе в спаль­ню и пе­ред сном дол­го слу­шала чу­дес­ное пе­ние. По­том она за­пер­ла дверь из­нутри на ключ, лег­ла и зас­ну­ла.

В спаль­не ко­ролев­ны на ог­ромном сто­ле, сто­яв­шем в уг­лу, всег­да бы­ли раз­ло­жены де­сят­ки са­мых раз­но­об­разных и вкус­ных блюд. Юно­ша, прев­ра­тив­ший­ся в пти­цу, дол­го смот­рел на них, из­не­могая от го­лода, ведь он уже дав­но ни­чего вкус­но­го и сыт­но­го не ел, толь­ко кле­вал зер­нышки да пил сту­деную во­ду, ко­торую ко­роль, ко­роле­ва и ко­ролев­ская дочь ста­вили ему в клет­ку. Ис­ку­шение бы­ло слиш­ком ве­лико, и юно­ша не вы­дер­жал. Как толь­ко ко­ролев­на зас­ну­ла, он по­дул на пе­ро три ра­за, прев­ра­тил­ся в му­ху, ко­торая сво­бод­но про­лез­ла меж­ду пруть­ями клет­ки, за­тем сно­ва по­дул на пе­ро три ра­за и прев­ра­тил­ся в юно­шу. Усев­шись за стол, он хо­рошо и сыт­но по­ел, по­дул на пе­ро три ра­за, прев­ра­тил­ся в му­ху, вле­тел в зо­лотую клет­ку, по­дул на пе­ро еще три ра­за и сно­ва прев­ра­тил­ся в пти­цу, пос­ле че­го слад­ко зас­нул.

Юноша бедняк и королевская дочь

Ут­ром ко­ролев­на прос­ну­лась, вста­ла и с изум­ле­ни­ем уви­дела, что поч­ти все блю­да с ку­шань­ями, сто­яв­шие на сто­ле, пус­ты, а на та­рел­ках ле­жат об­гло­дан­ные кос­ти и дру­гие объ­ед­ки. Она очень рас­серди­лась и поз­ва­ла слуг, но те ни­кого не ви­дели и не смог­ли объ­яс­нить ей, по­чему все ку­шанья ску­шаны.

Так про­дол­жа­лось три но­чи под­ряд, и на­конец ко­ролев­на об­ра­тилась за со­ветом к ста­рой ня­не.

— Как мне уз­нать, ня­ня, — спро­сила ко­ролев­на, — кто про­ника­ет по но­чам в за­пер­тую из­нутри спаль­ню и съ­еда­ет все ку­шанья, сто­ящие на сто­ле?

Ста­рая ня­ня от­ве­тила:

— Моя ко­ролев­на, ес­ли ты хо­чешь уз­нать это, сде­лай ма­лень­кий над­рез на ми­зин­це и на­день на не­го стру­чок жгу­чего пер­ца. Пе­рец бу­дет жечь ра­ну, и ты про­сидишь без сна всю ночь.

Ко­ролев­на так и сде­лала, но ни в пер­вую, ни во вто­рую ночь ник­то в ее по­ко­ях не по­явил­ся и ку­шанья ос­та­лись нет­ро­нуты­ми. Лишь на третью ночь, ког­да она без сна, но с зак­ры­тыми от ус­та­лос­ти гла­зами ле­жала на пос­те­ли, а юно­ша очень силь­но про­голо­дал­ся, по­тому что не мог по­есть как сле­ду­ет уже третьи сут­ки, он ре­шил­ся на­конец выб­рать­ся из клет­ки и при­нять­ся за дол­гождан­ный ужин. Но ед­ва он усел­ся за стол и под­ви­нул к се­бе пер­вое блю­до, как ко­ролев­на от­кры­ла гла­за, уви­дела его, вско­чила и вос­клик­ну­ла:

— Кто ты та­кой и как ты пос­мел про­ник­нуть ко мне в ком­на­ту, да еще рас­сесть­ся здесь и есть мой ужин?! Ты что, не зна­ешь, что отец не­мед­ленно от­ру­бит те­бе за это го­лову?!

Но ее сло­ва не ис­пу­гали юно­шу.

— Ни­чего мне твой отец не сде­ла­ет, по­тому что я силь­нее его, — от­ве­тил он. — Я и есть та са­мая пти­ца, ко­торую ты дер­жишь в зо­лотой клет­ке и ко­торую так лю­бишь слу­шать. Но ес­ли я за­хочу, то мо­гу прев­ра­тить­ся в чу­дови­ще!

Он по­дул на пе­ро три ра­за и прев­ра­тил­ся в страш­ное чу­дови­ще. От ре­ва чу­дови­ща зад­ро­жал весь дво­рец. А по­том он не­ожи­дан­но прев­ра­тил­ся в му­ху, но му­ха, преж­де чем уле­теть в ок­но, про­пища­ла ко­ролев­не, в ка­кой го­род она те­перь по­летит.

Прош­ло нем­но­го вре­мени, и ко­роль стал го­товить­ся к вой­не с дру­гим ко­ролем. Тог­да дочь приш­ла к не­му и ска­зала:

— Отец, ес­ли ты хо­чешь по­бедить, то обя­затель­но по­зови на вой­ну то­го юно­шу, ко­торый уме­ет прев­ра­щать­ся в чу­дес­ную пти­цу, му­ху и чу­дови­ще. Это он жил у нас в зо­лотой клет­ке. Но пос­ле воз­вра­щения с вой­ны ты дол­жен бу­дешь щед­ро его воз­награ­дить.

Она ска­зала, в ка­ком го­роде мож­но най­ти это­го юно­шу, ко­роль пос­лал за ним гон­цов, и вско­ре прек­расный юно­ша при­был в сто­лицу. Он выб­рал се­бе де­вять то­вари­щей, и бы­ли они кто сле­пой, кто хро­мой, кто ко­сой. Вмес­те с ни­ми и от­пра­вил­ся он на вой­ну. Уви­дев на по­ле сра­жения вра­га, юно­ша прев­ра­тил­ся в чу­дови­ще и с кри­ком «бу-бу-бу!» бро­сил­ся на неп­ри­ятель­ское вой­ско, смял его и об­ра­тил в бегс­тво.

Юно­ша с то­вари­щами воз­вра­щались в сто­лицу ра­дос­тные, одер­жав боль­шую по­беду. Про­ходя кру­тым мор­ским бе­регом, юно­ша по не­ос­то­рож­ности ос­ту­пил­ся и упал с вы­соко­го об­ры­ва пря­мо в мо­ре, а не­насыт­ная Мать мо­ря не­мед­ля пог­ло­тила его. К счастью, бы­ла у нее од­на сла­бость: очень уж она лю­била яб­ло­ки. И вот, ког­да все в го­роде с не­тер­пе­ни­ем жда­ли юно­шу-по­беди­теля, он ис­тошным го­лосом за­вопил из чре­ва Ма­тери мо­ря: «Брось­те ей яб­ло­ко! Брось­те ей яб­ло­ко!»

Ник­то не ус­лы­шал его, ус­лы­шала од­на лишь дочь ко­роля. Она ве­лела слу­гам быс­трее наг­ру­зить яб­ло­ками нес­коль­ко вы­соких пле­теных кор­зин, ко­торые обыч­но упот­ребля­ют для сбо­ра ви­ног­ра­да, и сбро­сить их с вы­соко­го об­ры­ва в мо­ре. Слу­ги вы­пол­ни­ли ее при­каз. Мать мо­ря об­ра­дова­лась, ста­ла плав­но ка­чать пле­теные кор­зи­ны на сво­их вол­нах, а са­ма од­но за дру­гим пог­ло­щала яб­ло­ки, по­ка не на­сыти­лась до от­ва­ла и не зас­ну­ла. Тог­да-то юно­ше и уда­лось выс­коль­знуть из ее чре­ва доб­рать­ся до бе­рега и спас­тись.

В сто­лице ко­роль щед­ро наг­ра­дил его и раз­ре­шил же­нить­ся на сво­ей до­чери. На свадь­бу юно­ша приг­ла­сил ме­ня и угос­тил сот­ня­ми и ты­сяча­ми прек­расных блюд. А ста­руху, ко­торая вы­рас­ти­ла его, он взял во дво­рец, и она жи­ла там дол­го, счас­тли­во и в боль­шом по­чете, как мать па­ши.