Юноша и краса земли

Жил-был на све­те очень бо­гатый че­ловек с же­ною и сы­ном. Од­нажды он тя­жело за­болел и по­нял, что приш­ла ему по­ра уми­рать. Поз­вал он тог­да ма­лолет­ку сы­на и дал ему свои ро­дитель­ские нас­тавле­ния, как жить и вес­ти се­бя даль­ше.

— Са­мый глав­ный мой те­бе на­каз, сы­нок, вот ка­кой: ни­ког­да не хо­ди в ту де­рев­ню, где жи­вет Кра­са зем­ли! — ска­зал уми­ра­ющий отец.

Юно­ша вы­рос силь­ным, кра­сивым и ра­ботя­щим. Мать не мог­ла на­радо­вать­ся на его ум и доб­ро­ту. Все у них шло хо­рошо, и так бы им весь век жить в до­воль­стве и счастье, ес­ли бы на бе­ду юно­ши его сер­дцем пос­те­пен­но не зав­ла­дело же­лание схо­дить в ту де­рев­ню, где жи­вет Кра­са зем­ли. Прав­да, на­каз от­ца ос­та­нав­ли­вал его, да и мать умо­ляла сы­на не хо­дить ту­да. Но нас­ту­пил день, ког­да же­лание это ста­ло неп­ре­одо­лимым. Взял он су­му пе­ремет­ную, на­бил ее зо­лоты­ми мо­нета­ми и, не слу­шая уве­щева­ний ма­тери, от­пра­вил­ся в путь. Он хо­тел все­го лишь кра­ем гла­за взгля­нуть на де­рев­ню, где жи­ла Кра­са зем­ли.

Шел он, шел и на­конец дос­тиг сво­ей це­ли: де­рев­ня ле­жала пе­ред ним на скло­не хол­ма. Юно­ша ре­шил уз­нать, дей­стви­тель­но ли здесь жи­вет Кра­са зем­ли, или мол­ва об­ма­ныва­ет его. Он при­шел в де­рев­ню и по­селил­ся в до­ме у од­ной ста­рухи. Та, раз­го­ворив­шись, по­веда­ла ему, что в бо­гатых па­латах, сто­ящих на вер­ши­не хол­ма, и вправ­ду жи­вет Кра­са зем­ли.

— Иног­да не­кото­рым при­ез­жим храб­ре­цам за боль­шие день­ги уда­ет­ся уви­деть на миг ее паль­чик или ру­ку. Но до­бить­ся это­го очень труд­но, по­тому что не всех Кра­са зем­ли удос­та­ива­ет та­кой ми­лос­ти, — ска­зала ста­руха.

Ус­лы­шав это, юно­ша за­горел­ся же­лани­ем пой­ти пос­мотреть хо­тя бы на паль­чик Кра­сы зем­ли, ка­ких бы де­нег это ни сто­ило. Расс­про­сив ста­руху, как прой­ти на ее под­ворье, ок­ру­жен­ное вы­сокой ог­ра­дой, он явил­ся ту­да и поп­ро­сил слу­жанок Кра­сы зем­ли раз­ре­шения взгля­нуть на паль­чик их гос­по­жи. Он за­верил их, что го­тов зап­ла­тить за это лю­бые день­ги. Ког­да слу­жан­ки уви­дели, как мно­го зо­лота он при­нес, они со­об­щи­ли о нем гос­по­же, и та рас­по­ряди­лась пус­тить его во внут­ренние по­кои.

Слу­жан­ки про­вели юно­шу в бо­гато об­став­ленную ком­на­ту и ве­лели ему, не ше­велясь, сто­ять на мес­те. Так прос­то­ял он очень дол­го. И вдруг — он ед­ва ус­пел это за­метить — из-за за­навес­ки на миг вы­сунул­ся жен­ский ми­зин­чик и тот­час ис­чез. За­тем слу­жан­ки не­мед­ленно наб­ро­сились на юно­шу, выр­ва­ли у не­го пе­ремет­ную су­му с зо­лотом, а са­мого его вы­тол­ка­ли вон.

Во дво­ре кто-то из слуг объ­яс­нил ему, что Кра­са зем­ли ни­ког­да не по­казы­ва­ет всю ру­ку сра­зу, сколь­ко бы зо­лота ей ни при­нес­ли. В пер­вый раз она по­казы­ва­ет толь­ко ми­зин­чик, во вто­рой раз еще ка­кой-ни­будь паль­чик, по­том кисть ру­ки, по­том ру­ку до лок­тя, а по­том уже всю ру­ку.

Труд­но опи­сать огор­че­ние юно­ши, ког­да он, по­теряв все свои день­ги, вер­нулся в дом ста­рухи. Но тем силь­нее раз­го­релось в нем же­лание прий­ти к Кра­се зем­ли еще раз. Не­тер­пе­ние под­го­няло его, и он стал то­роп­ли­во со­бирать­ся до­мой, что­бы за­пас­тись день­га­ми и сно­ва вер­нуть­ся сю­да. Он по­делил­ся сво­ими пла­нами со ста­рухой, и та го­рячо под­держа­ла его, так как он и ее за­сыпал по­дар­ка­ми, по­ка жил, и ей очень хо­телось, что­бы он при­шел еще раз.

Опь­янен­ный лю­бовью и на­деж­дой вновь по­бывать у Кра­сы зем­ли, от­пра­вил­ся он до­мой и стал спеш­но со­бирать день­ги. Ког­да нес­час­тная мать уви­дела, что сын вер­нулся без гро­ша, в об­носках, из­му­чен­ный до­рогой и по­теряв­ший го­лову от люб­ви, она очень огор­чи­лась. Дол­го она умо­ляла его от­сту­пить­ся и выб­ро­сить из го­ловы мысль об этой де­вуш­ке, но что бы она ни го­вори­ла, что бы ни де­лала, все бы­ло нап­расно. Соб­рав еще боль­ше зо­лота, чем в прош­лый раз, от­пра­вил­ся юно­ша в ту де­рев­ню, где жи­ла Кра­са зем­ли, по­селил­ся у той же ста­рухи и при­шел во дво­рец. Слу­жан­ки Кра­сы зем­ли, уви­дев у не­го тор­бу с зо­лотом, со­об­щи­ли об этом сво­ей гос­по­же, и та рас­по­ряди­лась пус­тить его в свои по­кои. Слу­жан­ки пос­та­вили юно­шу на то же са­мое мес­то, где он од­нажды уже сто­ял, и ве­лели не ше­велить­ся.

Прож­дав из­рядное ко­личес­тво вре­мени, он за­метил, что из-за за­навес­ки на миг вы­сунул­ся и тут же сно­ва ис­чез ука­затель­ный паль­чик жен­ской ру­ки. Пос­ле это­го слу­жан­ки, как и в прош­лый раз, выр­ва­ли у не­го из рук тор­бу с зо­лотом и вы­тол­ка­ли его вон.

Дол­го и грус­тно пе­рес­ка­зывать, сколь­ко раз при­ходил юно­ша во дво­рец Кра­сы зем­ли и сколь­ко ос­та­вил в нем зо­лота и дра­гоцен­ностей. Все это вре­мя он, ко­неч­но же, не ра­ботал, ни­чем по­лез­ным не за­нимал­ся, ни о ком и ни о чем не ду­мал, кро­ме Кра­сы зем­ли и то­го, что бы при­нес­ти ей в сле­ду­ющий раз. В кон­це кон­цов он по­терял все свое сос­то­яние, хо­тя до это­го вла­дел нес­метны­ми бо­гатс­тва­ми.

В пос­ледний раз он вер­нулся к ма­тери сов­сем без де­нег, го­лод­ный, раз­де­тый и ра­зутый. Но ум его со­вер­шенно за­тума­нил­ся от люб­ви, и ни о чем дру­гом, кро­ме то­го, что нуж­но еще раз пой­ти к Кра­се зем­ли, он не ду­мал. По­это­му, ока­зав­шись до­ма, он тот­час по­лез на чер­дак, об­ша­рил все чу­ланы, на­де­ясь най­ти еще де­нег или хо­тя бы ка­кую-ни­будь цен­ную вещь, ко­торую мож­но бы­ло бы от­нести де­вуш­ке. Од­нажды, ко­па­ясь в чу­лане, на­шел он ка­кую-то шап­ку, на­дел ее на го­лову и тот­час ис­чез из глаз ма­тери, хо­тя она про­дол­жа­ла слы­шать его го­лос. Эта на­ход­ка при­вела его в вос­торг, и он ре­шил, что с ее по­мощью ему удас­тся по­корить сер­дце де­вуш­ки.

Сно­ва без про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся он в де­рев­ню, где жи­ла Кра­са зем­ли. По­дой­дя к ее двор­цу, он на­дел на го­лову вол­шебную шап­ку и стал не­види­мым для ок­ру­жа­ющих. Ос­то­рож­но, что­бы ни­кого не тол­кнуть, во­шел он во дво­рец и, прой­дя мно­жес­тво ком­нат, на­шел ту, где на­ходи­лась хо­зяй­ка этих рос­кошных па­лат. Ник­то из слуг не за­метил его, и он рас­по­ложил­ся так, что­бы ему удоб­нее бы­ло рас­смот­реть Кра­су зем­ли. Де­вуш­ка впрямь ока­залась очень кра­сивой и ми­лой, и юно­ша смот­рел на нее, по­ка не нас­мотрел­ся. По­том он за­гово­рил с ней, и она ус­лы­шала его го­лос, но уви­деть его не уви­дела. Сна­чала кра­сави­ца ис­пу­галась, но все же от­ве­тила. Обод­ренный этим, он стал под­робно рас­ска­зывать ей, кто он та­кой и сколь­ко раз уже при­ходил сю­да, что­бы ее по­видать. Де­вуш­ка слу­шала его, улы­балась, по­том са­ма его ста­ла расс­пра­шивать, и юно­ша уве­рил­ся, что при­шел­ся ей по сер­дцу. Тут уж он сов­сем ра­зот­кро­вен­ни­чал­ся и рас­ска­зал о вол­шебной шап­ке, ко­торая де­лала его не­види­мым. Кра­са зем­ли поп­ро­сила его снять шап­ку и по­казать­ся ей. Поль­щен­ный этим же­лани­ем, он снял шап­ку и от­дал де­вуш­ке, ко­торая то­же за­хоте­ла при­мерить ее на се­бя.

Но ед­ва от­дал он ей свою шап­ку, как Кра­са зем­ли клик­ну­ла сво­их стра­жей и при­каза­ла им выг­нать юно­шу из двор­ца, из­ру­гав и из­бив его.

Об­ма­нутый, опо­зорен­ный, без вол­шебной шап­ки, ко­торую Кра­са зем­ли хит­ростью у не­го вы­мани­ла, от­пра­вил­ся юно­ша до­мой. Ни­ког­да еще не бы­ло у не­го так тяж­ко на ду­ше, ведь он ут­ра­тил пос­леднюю на­деж­ду. Но что он мог по­делать, при­дя до­мой, со сво­им по­теряв­шим по­кой и обе­зумев­шим от люб­ви сер­дцем? Сколь­ко ни ко­рила его мать за су­мас­бродс­тво и без­рассудс­тво, сколь­ко ни тол­ко­вала ему о без­на­деж­ности его за­теи, все рав­но на уме у не­го не бы­ло ни­чего ино­го, как толь­ко пос­ко­рее от­пра­вить­ся в от­цов­ские кла­довые и по­ис­кать там что-ни­будь та­кое, что мог­ло бы пон­ра­вить­ся Кра­се зем­ли.

Од­нажды, ро­ясь в чу­лане, на­шел он ма­лень­кую гли­няную ду­доч­ку. Юно­ша вы­шел во двор, стал рас­смат­ри­вать ее на све­ту и вер­теть в ру­ках. Ду­доч­ка бы­ла вся в пы­ли, и, что­бы про­чис­тить ее, он ле­гонь­ко по­дул в нее. В то же мгно­венье пе­ред ним слов­но из-под зем­ли вы­рос це­лый от­ряд во­инов. Стар­ший из них по­дошел к не­му и ска­зал:

— Что при­кажешь, гос­по­дин? Мы го­товы слу­жить те­бе.

Уви­дев этот от­ряд, юно­ша по­думал нем­но­го и ре­шил:

— Вот те­перь-то уж я точ­но же­нюсь на Кра­се зем­ли!

На сер­дце у не­го ста­ло лег­ко и ра­дос­тно — опять по­яви­лась на­деж­да! И сно­ва стал он со­бирать­ся в до­рогу, что­бы уви­деть свою лю­бимую.

При­дя в де­рев­ню, где жи­ла Кра­са зем­ли, он по­селил­ся все у той же ста­рухи и тот­час от­пра­вил ее во дво­рец со­об­щить де­вуш­ке, что он при­был. Но ед­ва лишь ста­руха приш­ла к Кра­се зем­ли и от­кры­ла рот, что­бы пе­редать ей эту но­вость, как та ве­лела сво­им стра­жам об­ру­гать ее и вып­ро­водить за ог­ра­ду двор­ца в по­ле. До­ма огор­ченная ста­руха рас­ска­зала юно­ше о по­зоре, ко­торый пе­режи­ла во двор­це, но он, осы­пав ее по­дар­ка­ми, уго­ворил схо­дить еще раз и пре­дуп­ре­дить де­вуш­ку: ес­ли она не при­мет его доб­ром, пусть пе­ня­ет на се­бя.

К ра­дос­ти юно­ши, у ко­торо­го го­лова пы­лала от не­тер­пе­ния и люб­ви, ста­руха сог­ла­силась, хо­тя и ска­зала, что не ве­рит в ус­пех де­ла. Ког­да Кра­са зем­ли уви­дела, что ста­руха приш­ла опять, она так раз­гне­валась, что ве­лела сво­им стра­жам ко­лотить ста­руху пал­ка­ми до тех пор, по­ка не вы­гонят ее из двор­ца. Бед­ная ста­руха, кри­ча и при­читая от бо­ли, ед­ва су­мела спас­тись от ду­бинок и па­лок страж­ни­ков.

Со сле­зами и сто­нами при­тащи­лась она до­мой и рас­ска­зала юно­ше все, что с ней про­изош­ло. Тог­да он по­нял, что доб­ром тут де­ла не сде­ла­ешь. Взял он свою ду­доч­ку, по­дул в нее, и пе­ред ним тот­час вы­рос от­ряд во­инов. Стар­ший из них по­дошел к не­му и ска­зал:

— Что при­кажешь, гос­по­дин? Мы го­товы слу­жить те­бе.

Юно­ша ве­лел им на­деть па­рад­ную фор­му и ид­ти ко двор­цу Кра­сы зем­ли. Там на по­ле пе­ред двор­цом он ве­лел им пос­тро­ить­ся и на­чать во­ен­ные уче­ния, что­бы из окон двор­ца бы­ло хо­рошо вид­но, ка­кое это силь­ное и обу­чен­ное вой­ско. В то же вре­мя он пос­лал ста­руху во дво­рец в тре­тий и пос­ледний раз и ве­лел ей пре­дуп­ре­дить Кра­су зем­ли, ска­зав та­кие сло­ва:

— Ес­ли ты не при­мешь это­го юно­шу доб­ром, то он си­лой зах­ва­тит твой дво­рец и те­бя, а его вой­ско ты мо­жешь уви­деть, ес­ли выг­ля­нешь из ок­на.

Но Кра­са зем­ли уви­дела ог­ромное вой­ско у стен сво­его двор­ца еще рань­ше, чем приш­ла ста­руха, и очень ис­пу­галась. А пос­коль­ку и ста­руха го­вори­ла с ней нас­той­чи­во и влас­тно, Кра­са зем­ли ве­лела не­мед­ленно приг­ла­сить юно­шу во дво­рец и при­нять его с боль­ши­ми по­чес­тя­ми.

Юно­ша не за­мед­лил явить­ся. Слу­ги Кра­сы зем­ли ожи­дали его, ока­зали ему все­воз­можные по­чес­ти и вве­ли в по­кои хо­зяй­ки двор­ца. А та в свою оче­редь рас­сы­палась в лю­без­ностях, бе­седуя с юно­шей, и он на­чал по­нем­но­гу ус­по­ка­ивать­ся и за­бывать свои оби­ды. Все же в раз­го­воре он ска­зал ей:

— За то, что ты так му­чила ме­ня, я ре­шил сос­лать те­бя да­леко за мо­ре в стра­ну Тин­гли-обезь­ян­ник.

Но де­вуш­ка рас­пла­калась и ста­ла умо­лять прос­тить ее и не ссы­лать да­леко за мо­ре в стра­ну Тин­гли-обезь­ян­ник. Са­мо со­бой ра­зуме­ет­ся, он не мог дол­го сер­дить­ся и прос­тил ее. Вско­ре они окон­ча­тель­но по­мири­лись. Де­вуш­ка бы­ла так ми­ла и лю­без­на, что юно­ша уве­рил­ся в ее рас­по­ложе­нии. Он рас­ска­зал ей, что вся его си­ла и мо­гущес­тво зак­лю­ча­ют­ся в этой ма­лень­кой гли­няной ду­доч­ке — сто­ит по­дуть в нее, как пе­ред то­бой вы­рас­тет от­ряд во­инов. Де­вуш­ка очень за­ин­те­ресо­валась этим и, пус­тив в ход все свое оча­рова­ние, вы­мани­ла у не­го ду­доч­ку из рук и по­дула в нее. И тот­час пе­ред ней в ком­на­те по­явил­ся от­ряд во­инов, а стар­ший из них по­дошел к ней и ска­зал:

— Что при­кажешь, гос­по­жа? Мы го­товы слу­жить те­бе!

Юно­ша вско­чил и с воз­му­щени­ем под­бе­жал к ним:

— Что это зна­чит? Вы же мои во­ины, а не ее!

Но во­ины от­ве­тили ему:

— Ду­доч­ка в ру­ках у де­вуш­ки, и по­это­му мы под­чи­ня­ем­ся ей.

А Кра­са зем­ли при­каза­ла во­инам:

— Схва­тите это­го юно­шу и сош­ли­те его да­леко за мо­ре в стра­ну Тин­гли-обезь­ян­ник.

Во­ины схва­тили юно­шу и не­мед­ленно от­пра­вили в ссыл­ку да­леко за мо­ре в стра­ну Тин­гли-обезь­ян­ник.

Ока­зав­шись на мес­те ссыл­ки, бед­ный юно­ша сов­сем пал ду­хом. Оше­лом­ленный сво­ей не­уда­чей и ко­варс­твом де­вуш­ки, бро­дил он в оди­ночес­тве по го­рам и без­водным пус­ты­ням. Уже мно­го дней не бы­ло у не­го во рту ни крош­ки, и в этой пус­тынной мес­тнос­ти он ни­чего не мог най­ти та­кого, чем мож­но бы­ло бы уто­лить го­лод. Од­нажды уви­дел он ви­ног­радный куст со спе­лыми крас­но­вато-бу­рыми яго­дами и с жад­ностью съ­ел нес­коль­ко ягод. Вдруг он по­чувс­тво­вал силь­ную го­лов­ную боль, схва­тил­ся ру­кой за лоб и на­щупал нес­коль­ко ро­гов, ко­торые вы­рос­ли в мгно­венье ока и не­из­вес­тно по ка­кой при­чине. Это пот­рясло и пе­репу­гало юно­шу, на не­го в пос­ледние дни сы­палось столь­ко нес­частий и не­удач, что жизнь по­теря­ла для не­го вся­кий смысл. Он поб­рел даль­ше, уби­тый го­рем, ша­та­ясь от го­лода. По до­роге за­метил он еще один куст ви­ног­ра­да с жел­то­вато-бе­лыми яго­дами, по­дошел и съ­ел нес­коль­ко штук. И ро­га, не­ожи­дан­но вы­рос­шие у не­го на лбу, ста­ли один за дру­гим па­дать на зем­лю. Сколь­ко ягод он съ­едал, столь­ко ро­гов па­дало на зем­лю, по­ка на­конец не упа­ли все. Тог­да юно­ша по­нял, что ес­ли по­есть бу­рого ви­ног­ра­да, ро­га вы­рас­та­ют, а ес­ли по­есть бе­лого, то от­ва­лива­ют­ся. И он тут же по­думал о Кра­се зем­ли — как с по­мощью этих чу­додей­ствен­ных ягод пре­одо­леть ее соп­ро­тив­ле­ние и же­нить­ся на ней.

Быс­тро наб­рал он две ко­шел­ки ви­ног­ра­да, бу­рого и бе­лого, и по­торо­пил­ся к бе­регу мо­ря, что­бы как мож­но быс­трее вер­нуть­ся в ту стра­ну, где жи­ла де­вуш­ка. Про­делав дол­гий путь до мо­ря по пус­тынной и го­лой мес­тнос­ти, при­шел он на бе­рег и стал ждать, не по­явит­ся ли на го­ризон­те ка­кая-ни­будь лод­ка, ко­торая мог­ла бы пе­ревез­ти его че­рез мо­ре. Мно­го дней приш­лось ему ждать, и од­нажды уви­дел он вда­леке лод­ку, но не знал, как дать ей знать, что­бы она при­чали­ла, ведь у не­го не бы­ло с со­бой ни плат­ка, ни шар­фа, что­бы по­махать ими. Тог­да он снял с се­бя шта­ны и стал раз­ма­хивать в воз­ду­хе шта­нами. Лод­ка при­чали­ла, мо­ряки, уви­дев обор­ванно­го и из­ну­рен­но­го го­лодом юно­шу в рва­ном ру­бище, взя­ли его на борт, но сме­ялись и из­де­вались над ним всю до­рогу.

Доб­равшись до род­ных мест, он при­одел­ся и пос­пе­шил в де­рев­ню, где жи­ла Кра­са зем­ли. Он за­думал про­дать ей бу­рый ви­ног­рад. На его уда­чу се­зон ви­ног­ра­да дав­но кон­чился, и ког­да во двор­це уз­на­ли, что мо­лодой тор­го­вец про­да­ет ви­ног­рад, об этом не­мед­ленно до­ложи­ли де­вуш­ке, и она ве­лела ку­пить всю кор­зи­ну. Слу­ги дос­та­вили ви­ног­рад во дво­рец, ви­ног­рад ей очень пон­ра­вил­ся, и она ве­лела слу­жан­ке взять его и спря­тать, а пос­ле обе­да по­дать ей. Слу­жан­ка по­нес­ла ви­ног­рад к се­бе в ком­на­ту, но по до­роге не удер­жа­лась, прель­стив­шись его ап­пе­тит­ным и све­жим ви­дом, и съ­ела од­ну ягод­ку. На лбу у нее тот­час вы­рос рог.

Боль­ше слу­жан­ка из сво­ей ком­на­ты не вы­ходи­ла, пе­репу­гав­шись нас­мерть и сго­рая со сты­да. Но сколь­ко она ни ду­мала, так и не смог­ла до­гадать­ся, от­че­го у нее вы­рос рог.

Пос­ле обе­да Кра­са зем­ли пос­ла­ла ска­зать ей, что­бы она при­нес­ла кор­зи­ну с ви­ног­ра­дом, но слу­жан­ка не выш­ла из ком­на­ты, а от­пра­вила ви­ног­рад с дру­гой слу­жан­кой.

Де­вуш­ка при­нялась есть ви­ног­рад с ог­ромным удо­воль­стви­ем, но ед­ва лишь съ­ела од­ну гроздь, как весь ее лоб и го­лова ока­зались усы­пан­ны­ми ро­гами. По­щупав их и пос­мотрев­шись в зер­ка­ло, она чуть не сош­ла с ума от ужа­са.

Го­лова у нее бо­лела, а ро­га дер­жа­лись проч­но и не па­дали. Прош­ло нес­коль­ко дней, де­вуш­ка из­му­чилась, исс­тра­далась, впа­ла в от­ча­яние. На­чались по­ис­ки ле­карей. Мно­го ле­карей при­ез­жа­ло к ней, но тем из них, ко­торые пы­тались ус­по­ко­ить ее раз­го­вора­ми, буд­то ро­га вы­рос­ли на­веч­но и не сто­ит тра­тить вре­мени, уси­лий и де­нег на то, что­бы от них из­ба­вить­ся, она ве­лела от­ру­бать го­ловы. Си­дела она вза­пер­ти в сво­ей ком­на­те и на лю­ди не по­казы­валась.

Кра­са зем­ли уз­на­ла, что та же участь пос­тигла и ее слу­жан­ку, у ко­торой то­же вы­рос один рог, и ста­ла приг­ла­шать вра­чей сна­чала к ней.

Юно­ша по­нимал, что ско­ро нас­ту­пит и его че­ред прий­ти во дво­рец и ска­зать­ся ле­карем. Он ку­пил хо­рошую одеж­ду и в один прек­расный день со­об­щил прид­ворным де­вуш­ки, что мо­жет ее вы­лечить. Прид­ворные пре­дуп­ре­дили его, что ес­ли он возь­мет­ся ее вы­лечить, но не су­ме­ет, то и ему от­ру­бят го­лову. Юно­ша сог­ла­сил­ся, и его впус­ти­ли во дво­рец, од­на­ко сна­чала от­ве­ли в ком­на­ту слу­жан­ки, у ко­торой на лбу кра­совал­ся ог­ромный рог.

Юно­ша ве­лел слу­жан­ке под­робно рас­ска­зать ему все, что она де­лала и чем за­нима­лась за мно­го дней до то­го, как у нее по­явил­ся рог. Он пре­дуп­ре­дил ее, что­бы она ни­чего не скры­вала, а рас­ска­зала обо всех сво­их де­лах и пос­тупках, ибо все это мо­жет иметь от­но­шение к бо­лез­ни. Слу­жан­ка рас­ска­зала ему о мно­гих сво­их де­лах и пос­тупках, а сре­ди все­го про­чего и о том, что без спро­су съ­ела яго­ду ви­ног­ра­да, куп­ленно­го хо­зяй­кой.

Сле­ду­ет ска­зать, что на сей раз юно­ша ока­зал­ся бла­гора­зум­нее обыч­но­го. До­ма он заб­ла­гов­ре­мен­но рас­то­лок яго­ды бе­лого ви­ног­ра­да и при­гото­вил из них ка­шицу, ко­торую по­ложил в бан­ку. Вы­нув бан­ку, он дал слу­жан­ке съ­есть од­ну ло­жеч­ку ка­шицы, и рог у той мо­мен­таль­но от­пал.

Кра­са зем­ли воз­ли­кова­ла, уз­нав, что ле­карь су­мел из­ба­вить от ро­га слу­жан­ку, и ве­лела не­мед­ленно звать его к се­бе.

Явив­шись к ней в ком­на­ту, юно­ша при­казал всем вый­ти, а ей, как и слу­жан­ке, ве­лел рас­ска­зать все, что она де­лала за­дол­го до то­го, как за­боле­ла, пре­дуп­ре­див, что ес­ли она скро­ет от не­го хо­тя бы ма­лость, то вы­лечить ее он не смо­жет. Так и прис­ту­пили они к дол­го­му раз­го­вору, он спра­шивал, она от­ве­чала и рас­ска­зыва­ла ему о сво­их про­дел­ках, ко­вар­ных шут­ках и зло­де­яни­ях, о том, сколь­ких мо­лодых лю­дей она об­ма­нула, вы­манив у них день­ги и зо­лото. До­шел раз­го­вор и до то­го дня, ког­да юно­ша впер­вые пе­рес­ту­пил по­рог ее двор­ца и она ве­лела от­нять у не­го ме­шок с зо­лотом пос­ле то­го, как по­каза­ла ему из-за за­навес­ки свой ми­зин­чик.

Юно­ша ска­зал ей:

— А те­перь кла­ди сю­да это зо­лото.

Де­лать не­чего, дос­та­ла де­вуш­ка ме­шок с зо­лотом и от­да­ла ему. Раз­го­вор про­дол­жался, и ма­ло-по­малу она вер­ну­ла юно­ше все день­ги, зо­лото и дра­гоцен­ности, ко­торые ког­да-то отоб­ра­ла. По­том заш­ла речь о шап­ке-не­видим­ке, и ее Кра­се зем­ли приш­лось вер­нуть. Но за­то она сде­лала вид, что аб­со­лют­но за­была о ду­доч­ке. Ле­карь стро­го ска­зал ей:

— Ты еще о чем-то мне не рас­ска­зала.

Приш­лось ей рас­ска­зать о ду­доч­ке, а по­том и рас­стать­ся с ней. Те­перь в ру­ках юно­ши был ог­ромный ме­шок, в ко­тором ле­жали все его сок­ро­вища, шап­ка-не­видим­ка и ду­доч­ка. Тог­да он дос­тал свою бан­ку с рас­толчен­ным ви­ног­ра­дом и ве­лел Кра­се зем­ли есть эту ка­шицу. Кра­са зем­ли ста­ла гло­тать ка­шицу ло­жеч­ку за ло­жеч­кой, и ее ро­га один за дру­гим по­сыпа­лись на пол. Ког­да де­вуш­ка вы­лечи­лась, юно­ша по­дул в ду­доч­ку, и пе­ред ним вы­рос от­ряд во­инов-храб­ре­цов. Стар­ший из них по­дошел к не­му и ска­зал:

— Что при­кажешь, гос­по­дин? Ты ведь наш пер­вый хо­зя­ин, мы дол­жны слу­шать те­бя.

Тог­да юно­ша об­ра­тил­ся к де­вуш­ке:

— Те­перь ты в мо­их ру­ках. Ты об­ма­ныва­ла ме­ня, ты отоб­ра­ла у ме­ня все иму­щес­тво, ос­тавше­еся мне в нас­ледс­тво от от­ца, все мои день­ги, зо­лото и дра­гоцен­ности. Ты ра­зори­ла ме­ня и мою мать, ты по­хити­ла у ме­ня шап­ку-не­видим­ку и чу­дес­ную ду­доч­ку! А сколь­ко раз ты ве­лела из­би­вать ме­ня и про­гонять из двор­ца! Сколь­ко уни­жений и го­ря я из-за те­бя на­тер­пелся! По­том ты сос­ла­ла ме­ня в стра­ну Тин­гли-обезь­ян­ник, где я чуть не умер в пус­ты­не от го­лода и жаж­ды. Но я все про­щаю те­бе. Я возь­му те­бя в свой род­ной край и сде­лаю сво­ей же­ной.

Он при­казал сво­им во­инам под­нять их в воз­дух вмес­те с двор­цом и всем, что в нем на­ходи­лось, и пе­ренес­ти в его род­ную де­рев­ню.

Ког­да мать юно­ши уви­дела, что ря­дом с ее до­мом на зем­лю опус­тился прек­расный дво­рец, из ко­торо­го выш­ли ее сын с Кра­сой зем­ли, ког­да она уз­на­ла, что все ее бо­гатс­тво вер­ну­лось к ней, она нес­ка­зан­но уди­вилась и об­ра­дова­лась.

С тех пор они за­жили все вмес­те, и жизнь их бы­ла бо­гатой и от­радной.