Заяц и ёж

Ког­да-то в дав­ние вре­мена за­яц вел се­бя очень за­нос­чи­во и вы­соко­мер­но и дер­жался так, слов­но он храб­рее всех на све­те.

Боль­ше дру­гих зве­рей он до­саж­дал ежу. Где бы за­яц ни встре­тил ежа, на лу­гу, в ле­су или на краю де­рев­ни, у са­дов и ого­родов, он обя­затель­но на­чинал нас­мешни­чать и драз­нить его.

Бед­ный еж очень его бо­ял­ся. Еще из­да­ли за­видев обид­чи­ка, он спе­шил юр­кнуть в ка­кую-ни­будь но­ру или сво­рачи­вал­ся в клу­бок и ле­жал так до тех пор, по­ка за­яц не ос­тавлял его в по­кое.

Од­нажды еж и за­яц не­ожи­дан­но стол­кну­лись на тро­пин­ке в ле­су нос к но­су и опе­шили от изум­ле­ния.

Пе­репу­ган­ный еж быс­тро при­шел в се­бя и за­гово­рил с зай­цем ль­сти­во и по­добос­трастно, бо­ясь его рас­сердить:

— Ах, ка­кая у вас прек­расная шерс­тка, гос­по­дин за­яц! Ка­кая пу­шис­тая, кра­сивая и мяг­кая!

— Уди­витель­но, как быс­тро ты раз­гля­дел, что шерс­тка у ме­ня мяг­кая, — от­ве­тил за­яц. — А ин­те­рес­но, зна­ешь ли ты, что ха­рак­тер у ме­ня еще мяг­че?

— Да-а? Вот как, — уди­вил­ся еж. — Нет, это­го я не знал. Те­перь бу­ду знать. И уж, ко­неч­но, боль­ше не бу­ду те­бя бо­ять­ся.

С тех пор еж дей­стви­тель­но сов­сем пе­рес­тал бо­ять­ся зай­ца и сам на­чал его прес­ле­довать. Как толь­ко за­видит ко­сого, так и ста­ра­ет­ся под­бе­жать, при­жать его где-ни­будь и хо­рошень­ко уко­лоть.

А за­яц с тех пор пе­рес­тал над ним нас­мешни­чать.

Так всег­да бы­ва­ет: ва­жен ха­рак­тер, а не внеш­ний вид.