Фридун

Жил-был царь, и был у не­го брат. Брат тот был ве­зиром. Од­нажды царь ска­зал ему: «Брат мой, ни у ме­ня нет сы­на, ни у те­бя. Что нам де­лать?»

Ве­зир по­думал и от­ве­тил ца­рю: «Пой­дем в го­род. По­гуля­ем, пос­мотрим, что там де­ла­ет­ся». Так они и по­реши­ли. От­пра­вились они в го­род, но по до­роге по­пали в лес. За­хоте­лось им пить.

«Что де­лать? Пить очень хо­чет­ся», – ска­зал царь.

«В ле­су дол­жен быть род­ник, – от­ве­тил ве­зир. – Пой­дем пос­мотрим».

Ско­ро они наш­ли род­ник. По­дош­ли к не­му, ра­зулись, се­ли и опус­ти­ли но­ги в род­ник.

По во­де плы­ли два яб­ло­ка. Яб­ло­ки крик­ну­ли: «Возь­ми­те нас: од­но ве­зиру, дру­гое – ца­рю. У ца­ря ро­дит­ся сын, у ве­зира – дочь. Ког­да они вы­рас­тут, вы дол­жны бу­дете по­женить их друг на дру­ге».

Приш­ли ве­зир и царь до­мой. Ве­чером ве­зир дос­тал яб­ло­ко из кар­ма­на, от­ре­зал по­лови­ну се­бе, по­лови­ну – же­не.

Ве­чером царь вспом­нил про яб­ло­ко, взял его и раз­де­лил по­полам: по­лови­ну се­бе и по­лови­ну дал же­не.

Царь рас­ска­зал же­не, как се­год­ня они вмес­те с ве­зиром по­пали в лес, как им за­хоте­лось пить, как наш­ли они под де­ревом род­ник и как уви­дели они два яб­ло­ка, ко­торые крик­ну­ли: «Возь­ми­те нас». И вот они взя­ли по яб­ло­ку, по­ложи­ли в кар­ман и при­нес­ли до­мой.

Царь и ца­рица съ­ели яб­ло­ко. Че­рез не­кото­рое вре­мя по божь­ей во­ле у ца­ря ро­дилась дочь, а у ве­зира – сын. Ве­зир наз­вал сво­его сы­на Фри­дуном.

Ког­да они под­росли, то им на­няли мул­лу и ста­ли обу­чать на­укам.

По во­ле божь­ей де­ти по­люби­ли друг дру­га. Царь уз­нал про это и по­думал: «Что же де­лать? Так они не бу­дут учить­ся». И ре­шил, что его дочь бу­дет учить­ся ут­ром, а сын ве­зира – ве­чером.

Раз за­болел ве­зир и вско­ре умер. А царь по­думал, что те­перь он не от­даст свою дочь за сы­на ве­зира.

Прош­ло вре­мя. Вы­рос сын ве­зира, окон­чил шко­лу. Од­нажды при­шел он к ма­тери и ска­зал: «Мать моя, будь мо­ей пос­редни­цей, пой­ди к мо­ему дя­де и пос­ва­тай его дочь».

Пош­ла мать к ца­рю, а сол­да­ты ее не про­пус­ка­ют. До­ложи­ли ца­рю, что ка­кая-то жен­щи­на хо­чет его ви­деть. Царь при­казал про­вес­ти ее. Под­ня­лась ста­руш­ка к ца­рю. Царь пред­ло­жил ей сесть, а она пос­мотре­ла по сто­ронам, пош­ла и се­ла на мес­то пос­редни­ков. Царь рас­сердил­ся и при­казал сбро­сить ее со сту­пенек. Ста­руш­ка упа­ла вниз, раз­би­ла се­бе го­лову и по­теря­ла соз­на­ние.

Сын ее сто­ял во дво­ре и все ви­дел. Взял он свою мать, от­нес до­мой и схо­дил за вра­чом.

На дру­гой день он опять пос­лал свою мать к ца­рю. Мать сна­чала не хо­тела вновь ид­ти к ца­рю, но сын нас­та­ивал, и тог­да она под­ня­лась и пош­ла.

Сол­да­ты до­ложи­ли ца­рю, что та ста­руха сно­ва приш­ла и про­сит раз­ре­шения под­нять­ся к не­му. Царь ска­зал: «Пусть вой­дет».

Жен­щи­на под­ня­лась к ца­рю, пок­ло­нилась. Царь от­ве­тил на ее пок­лон и пред­ло­жил ей сесть. Жен­щи­на сно­ва пош­ла и се­ла на мес­то пос­редни­ков. Царь еще боль­ше рас­сердил­ся и при­казал бро­сить ее на зем­лю. Сол­да­ты схва­тили жен­щи­ну и бро­сили ее на зем­лю и пе­рело­мали ей все реб­ра. Сын сто­ял во дво­ре. Под­бе­жал, взял мать и от­нес до­мой. Приг­ла­сил он вра­чей и вы­лечил мать.

Прош­ло вре­мя и сын опять про­сит мать, что­бы она пош­ла к ца­рю. «Сын мой, царь убь­ет ме­ня», – ста­ла уго­вари­вать его мать, но сын не уни­мал­ся. Тог­да она под­ня­лась и в тре­тий раз пош­ла к ца­рю.

Сол­да­ты про­вели ее к ца­рю. Ста­руш­ка вош­ла и поп­ри­ветс­тво­вала ца­ря. Царь от­ве­тил на ее при­ветс­твие и пред­ло­жил сесть. Ста­руш­ка пош­ла и се­ла на мес­то пос­редни­ков. Царь спро­сил: «Ста­руха, что мне те­перь с то­бой сде­лать? Убить те­бя?»

Ве­зир шеп­нул на ухо ца­рю: «Царь, будь в здра­вии, по­ручи ее сы­ну сде­лать та­кую вещь, что­бы он ушел и боль­ше не воз­вра­щал­ся. Ска­жи ему, что за семью мо­рями есть зер­ка­ло. Пусть он пой­дет и при­несет его. Тог­да ты от­дашь ему свою дочь». Так царь и сде­лал.

Ста­руш­ка пош­ла к сы­ну и ска­зала: «Сын мой, царь го­ворит, что­бы ты при­нес зер­ка­ло, ко­торое на­ходит­ся за семью мо­рями».

Тог­да сын от­ве­тил: «Мать моя, пе­редай мо­ему дя­де, что­бы он дал мне свою саб­лю».

Пош­ла ста­руш­ка к ца­рю и ска­зала: «Царь, да будь ты здо­ров. Мой сын про­сит те­бя дать ему свою саб­лю».

Царь от­ве­тил, что его саб­ля в под­ва­ле, пусть пой­дет и возь­мет ее.

Приш­ла она до­мой и ска­зала сы­ну: «Сын мой, твой дя­дя го­ворит, что саб­ля в под­ва­ле и ты мо­жешь взять ее сам». По­шел Фри­дун, взял саб­лю, сел на ко­ня, по­вер­нулся ли­цом к го­род­ской сте­не, спи­ной к раз­ва­линам и, по­молив­шись, у­ехал.

По­ехал он в стра­ну ди­вов. Ма­ло ли он ехал, мно­го ли ехал и на­конец при­ехал в стра­ну ди­вов и го­ворит сво­ему ко­ню: «Конь мой, Да­лиму­рат, ку­да ты сту­пишь, ту­да и я пой­ду».

По­шел конь и ос­та­новил­ся у зам­ка ди­вов. Взгля­нул Фри­дун на этот за­мок, а он без окон и без две­рей. «О бо­же, как я вой­ду в дом? – ска­зал он, – Конь, ты – Да­лиму­рат. По­вер­нись и ударь дву­мя ко­пыта­ми, раз­рушь эту кре­пость».

Уда­рил конь один раз ко­пыта­ми, и кре­пость рух­ну­ла. Во­шел Фри­дун внутрь и уви­дел, си­дит де­вуш­ка и го­ворит: «Эй, юно­ша, ес­ли ты го­лоден, возь­ми хле­ба, ес­ли ты пить хо­чешь, вы­пей во­ды, я те­бе по­дам. Сей­час явит­ся див и прев­ра­тит те­бя в прах зем­ной».

А Фри­дун ей спо­кой­но от­ве­ча­ет: «Я при­шел, что­бы вы­колоть ему гла­за». Толь­ко он так ска­зал, ви­дит, при­шел див и го­ворит: «О че­ловек, как ты сю­да по­пал? Я те­бя сей­час прев­ра­щу в прах зем­ной». «Не вор­чи, – от­ве­ча­ет ему Фри­дун. – Я при­шел вы­колоть те­бе гла­за».

Див уда­рил Фри­дуна, и тот по гор­ло во­шел в зем­лю. Под­нялся Фри­дун и уда­рил ди­ва. Див вре­зал­ся по гор­ло в зем­лю, вых­ва­тил Фри­дун саб­лю и от­ру­бил ди­ву го­лову.

Вы­шел Фри­дун из до­ма это­го ди­ва, сел на сво­его ко­ня и ска­зал ему: «Эй ты, конь Да­лиму­рат, ку­да ты пой­дешь, ту­да и я по­еду». По­шел конь. Мно­го ли он шел, ма­ло ли, но при­шел он в стра­ну дру­гого ди­ва. Подъ­ехал Фри­дун к кре­пос­ти и го­ворит ко­ню: «Конь ты мой Да­лиму­рат, ударь раз ко­пытом, раз­рушь эту кре­пость».

Уда­рил Да­лиму­рат ко­пытом и раз­ру­шил кре­пость. Во­шел конь внутрь, и Фри­дун ви­дит, на бал­ко­не си­дит де­вуш­ка и об­ра­ща­ет­ся к Фри­дуну: «Ес­ли ты го­лоден, я дам те­бе хле­ба, ес­ли пить хо­чешь, я дам те­бе во­ды».

Поб­ла­года­рил Фри­дун де­вуш­ку и го­ворит: «Я ни­чего не хо­чу. Я при­шел вы­колоть гла­за ди­ву». Толь­ко Фри­дун это про­из­нес, ви­дит, при­шел див. «О, – ска­зал див, – как ты сю­да по­пал? Сей­час я прев­ра­щу те­бя в прах зем­ной». Стал див бо­роть­ся с Фри­дуном, но Фри­дун взял его и с си­лой бро­сил на зем­лю. Див зас­то­нал: «Ты все рав­но не убь­ешь ме­ня. Мне ска­зали, что ме­ня мо­жет убить толь­ко Фри­дун. Но еще я не встре­чал здесь че­лове­ка с та­ким име­нем». «Я и есть тот са­мый Фри­дун, – ска­зал Фри­дун. – Я иду за зер­ка­лом, что на­ходит­ся за семью мо­рями. Пусть я ум­ру, но зер­ка­ло я дол­жен при­нес­ти». «О нес­час­тный, как да­леко ты идешь, – по­жалел его див, но по­том до­бавил: – По до­роге ты уви­дишь ста­рика, он по­кажет те­бе путь».

Не стал Фри­дун от­ру­бать ди­ву го­лову, по­жалел его. По­дошел к сво­ему ко­ню и го­ворит: «Конь ты мой Да­лиму­рат, ку­да пой­дешь ты, ту­да и я». Сел Фри­дун на ко­ня и пос­ка­кал. Вско­ре повс­тре­чал­ся ему ста­рик. Фри­дун подъ­ехал к не­му, пок­ло­нил­ся: «Мир те­бе, де­душ­ка». «И те­бе мир, сын мой, Фри­дун», – от­ве­тил ста­рик. Уди­вил­ся Фри­дун и спра­шива­ет: «Де­душ­ка, как ты уз­нал мое имя?» «В ле­топи­си на­писа­но, что прой­дет вре­мя и при­дет сю­да Фри­дун», – от­ве­тил ста­рик. Фри­дун ска­зал: «Де­душ­ка, по­кажи мне до­рогу к зер­ка­лу», – поп­ро­сил Фри­дун. «Сын мой Фри­дун, от­сю­да ты спус­тишь­ся к бе­регу мо­ря, – стал объ­яс­нять ста­рик. – На бе­регу мо­ря уви­дишь боль­шой ка­мень. На нем ле­жит уз­дечка. Ты ос­тавь сво­его ко­ня око­ло то­го кам­ня, возь­ми уз­дечку и ударь ею о ка­мень. Тот­час явит­ся мор­ской конь. Ты вско­чи на не­го вер­хом, и он те­бя уне­сет за семь мо­рей. Бу­дешь схо­дить с ко­ня, выр­ви у не­го один во­лос из гри­вы и спрячь. Ког­да най­дешь зер­ка­ло, ударь этим во­лос­ком о ка­мень, и мор­ской конь сно­ва прис­ка­чет к те­бе».

По­шел Фри­дун к мо­рю. На бе­регу он уви­дел боль­шой ка­мень, а на кам­не ле­жит уз­дечка. Со­шел он со сво­его ко­ня, взял уз­дечку и уда­рил ею о ка­мень. Вдруг по­явил­ся мор­ской конь, под­бе­жал к Фри­дуну и хо­тел бы­ло уда­рить его ко­пыта­ми. Но Фри­дун зак­ри­чал на не­го: «Эй, ты что, сле­пой, не уз­на­ешь сво­его хо­зя­ина?»

Конь ум­чался и скрыл­ся в мо­ре. Фри­дун сно­ва уда­рил уз­дечкой о ка­мень, и конь опять по­явил­ся. С ржа­ни­ем под­бе­жал к Фри­дуну и на этот раз уку­сил его. Фри­дун уда­рил ко­ня, и тот по­шел бли­же, при­сел и спро­сил: «Гос­по­дин мой, про­си, ку­да те­бя дос­та­вить». Фри­дун от­ве­тил: «От­не­си ме­ня ту­да, где на­ходит­ся зер­ка­ло». «Гос­по­дин мой, – ска­зал конь, – са­дись мне на спи­ну и дер­жись креп­че». Сел Фри­дун вер­хом на мор­ско­го ко­ня, и конь бро­сил­ся в мо­ре. Поп­лыл конь по во­де, да так быс­тро, что у Фри­дуна дух пе­рех­ва­тило, и он зак­рыл гла­за.

Че­рез не­кото­рое вре­мя конь ос­та­новил­ся. Фри­дун от­крыл гла­за и ви­дит, сто­ят они на бе­регу. Выр­вал Фри­дун у мор­ско­го ко­ня во­лос из гри­вы, по­ложил его в кар­ман, со­шел на зем­лю и по­шел по до­роге.

До­шел он до мель­ни­цы и поп­ро­сил­ся пе­рено­чевать.

На мель­ни­це бы­ли и дру­гие лю­ди, и сре­ди них один маль­чик. В пол­ночь тот маль­чик прос­нулся и ви­дит, плы­вут по ручью два яб­ло­ка. Под­нялся маль­чик и по­шел за ни­ми. До­шел он до боль­шо­го са­да. Яб­лок, груш и ви­ног­ра­да в нем ви­димо-не­види­мо.

Сор­вал маль­чик од­но яб­ло­ко. И вдруг его кто-то уда­рил сза­ди по го­лове. Маль­чик ог­ля­нул­ся – ни­кого нет. «Кто это уда­рил ме­ня по го­лове? – по­думал маль­чик. – Луч­ше не бу­ду со­бирать яб­ло­ки, а то опять уда­рят».

Стал он со­бирать ви­ног­рад и толь­ко сор­вал од­ну гроздь, как его сно­ва уда­рили по го­лове. Ог­ля­нул­ся маль­чик и опять ни­кого. «Кто же ме­ня уда­рил? – по­думал маль­чик. – Луч­ше не бу­ду со­бирать ви­ног­рад, пос­мотрю, чем все это кон­чится».

По­дошел он к гру­шево­му де­реву и сор­вал од­ну гру­шу, его сно­ва уда­рили по го­лове. Тог­да маль­чик вер­нулся на мель­ни­цу, раз­бу­дил всех и стал рас­ска­зывать обо всем, что с ним прик­лю­чилось. Фри­дун ле­жал в уг­лу, слу­шал маль­чи­ка, но ду­мал о сво­ем – как ему най­ти зер­ка­ло. Ког­да маль­чик за­кон­чил свой рас­сказ, он ска­зал: «Эй, маль­чик, пой­дем, по­кажешь мне тот сад». Пош­ли они в сад, ос­мотре­ли его, и Фри­дун го­ворит: «Со­бирай фрук­ты». Но маль­чик и с мес­та не дви­га­ет­ся – бо­ит­ся, что опять его уда­рят.

«Со­бирай!» – пот­ре­бовал Фри­дун. Маль­чик стал со­бирать яб­ло­ки, а сам все вре­мя ог­ля­дыва­ет­ся. Наб­рал он яб­лок пол­ные кар­ма­ны, а Фри­дун ему го­ворит: «Те­перь ви­ног­рад со­бирай!» Маль­чик стал со­бирать ви­ног­рад, а сам ждет, что его сей­час уда­рят по го­лове. Соб­рал он це­лую кор­зи­ну ви­ног­ра­да, а Фри­дун ему при­казы­ва­ет гру­ши со­бирать. Соб­рал маль­чик кор­зи­ну груш. «А те­перь ухо­ди от­сю­да, – го­ворит ему Фри­дун, – а я ос­та­нусь здесь, пос­мотрю, чем де­ло кон­чится».

Маль­чик ушел, а Фри­дун стал бро­дить по са­ду. Хо­дил он, хо­дил и вдруг ви­дит дом. А в том до­ме бы­ло зер­ка­ло, ко­торое он ис­кал. «Как бы вой­ти в этот дом?» – спро­сил сам се­бя Фри­дун. Обо­шел он дом вок­руг и уви­дел дверь, во­шел в дом, ос­мотрел­ся и ви­дит, си­дит де­вуш­ка с зер­ка­лом в ру­ках. Фри­дун по­дошел к де­вуш­ке, де­вуш­ка уви­дела Фри­дуна, ис­пу­галась, зер­ка­ло вы­пало у нее из рук, а Фри­дун схва­тил его и по­бежал прочь. До­бежал Фри­дун до бе­рега мо­ря. И толь­ко там пос­мотрел он в зер­ка­ло, а в зер­ка­ле от­ра­жа­ют­ся и мо­ре, и го­ры. «Ка­кое чу­дес­ное зер­ка­ло! – по­думал Фри­дун. – Не от­дам его ца­рю». Дос­тал он кон­ский во­лос и уда­рил им о ка­мень. По­явил­ся мор­ской конь и спро­сил: «Что хо­чешь, гос­по­дин мой?» «Я хо­чу, что­бы ты пе­ренес ме­ня на ту сто­рону», – ска­зал Фри­дун. Конь ска­зал: «Са­дись мне на спи­ну и зак­рой гла­за». Сел Фри­дун на спи­ну ко­ня, и конь во­шел в мо­ре. Че­рез не­кото­рое вре­мя конь ос­та­новил­ся, Фри­дун от­крыл гла­за и ви­дит, что он на бе­регу. Конь спра­шива­ет его: «Что те­бе на­доб­но еще от ме­ня?» Фри­дун от­ве­тил: «Иди, боль­ше мне ни­чего от те­бя не нуж­но». Сел он на сво­его ко­ня и по­ехал до­мой. Повс­тре­чал Фри­дун то­го ста­рика, что ука­зал ему до­рогу к зер­ка­лу, и го­ворит: «Мир те­бе, де­душ­ка». Тот от­ве­тил: «Здравс­твуй, Фри­дун, сын мой. При­нес ты зер­ка­ло?» «Да, при­нес», – ска­зал Фри­дун и по­ехал даль­ше. При­ехал к ди­ву. «Фри­дун, это ты при­шел? – спро­сил див. – При­нес ты зер­ка­ло?» Фри­дун от­ве­тил: «Да, при­нес». Вы­шел он от ди­ва и по­ехал на свою зем­лю. Повс­тре­чал­ся ему пас­тух, уз­нал его и по­бежал ско­рее со­об­щить ца­рю, что Фри­дун вер­нулся.

Царь за­хотел от­бла­года­рить пас­ту­ха за со­об­ще­ние и при­казал от­вести его в каз­ну – пусть возь­мет, что за­хочет. От­ве­ли пас­ту­ха в каз­ну, пос­мотрел он на бо­гатс­тва ца­ря, но не взял ни­чего, кро­ме бур­ки и еще кра­сивой пал­ки, и вы­шел. Лю­ди ста­ли сме­ять­ся над пас­ту­хом: «Царь поз­во­лил ему вой­ти в каз­ну, а он взял пал­ку и бур­ку». «Они при­годят­ся мне», – ска­зал пас­тух и от­пра­вил­ся пас­ти свое ста­до.

Царь тем вре­менем вы­вел свои вой­ска с тру­бами и ба­раба­нами навс­тре­чу Фри­дуну. А Фри­дун по­ехал сра­зу к се­бе до­мой.

Царь пос­лал за ним и при­казал сво­им слу­гам: «Ска­жите ему, что­бы он при­нес зер­ка­ло». Фри­дун взял зер­ка­ло и по­нес ца­рю. Царь пос­мотрел в зер­ка­ло и стал им вос­хи­щать­ся: «Ка­кое хо­рошее зер­ка­ло». А Фри­дун ему го­ворит: «Те­перь от­дашь свою дочь за ме­ня?» Царь ждал это­го воп­ро­са и го­ворит: «Я не от­дам те­бе свою дочь, по­ка ты не пой­дешь к се­ми ди­вам и не от­бе­решь у них ко­тел. Они жи­вут на чер­ной го­ре и ва­рят в боль­шом кот­ле обед. Ко­тел та­кой боль­шой, что, да­же ес­ли все мои сол­да­ты по­едят из не­го, еда еще в нем ос­та­нет­ся». Так на­учи­ли от­ве­тить ца­ря Фри­дуну ве­зиры и ва­кили.

Де­лать не­чего, по­шел Фри­дун на чер­ную го­ру. Бы­ла ночь. Взгля­нул он на го­ру и ви­дит, там ма­лень­кий ого­нек вид­не­ет­ся. Фри­дун нап­ра­вил­ся ту­да, где све­тил­ся ого­нек. Под­нялся Фри­дун на го­ру и ви­дит, сто­ит на ог­не боль­шой ко­тел, и мать ди­вов обед го­товит в том кот­ле. Заг­ля­нул он в ко­тел, а там ва­рят­ся змеи, ля­гуш­ки и че­репа­хи. «Да раз­ру­шит бог дом тех, кто съ­ест это!» – вос­клик­нул Фри­дун.

Пос­мотре­ла мать ди­вов на юно­шу и по­дума­ла: «Съ­ем я его, по­ка мои де­ти не приш­ли, и ни­чего им не ска­жу». А Фри­дуну го­ворит: «Юно­ша, ес­ли смо­жешь, вне­си этот ко­тел в дом». Фри­дун взял ко­тел за руч­ки, под­нял его и по­нес в дом, да за­дел за столб, столб по­кач­нулся и рух­нул, а вмес­те с ним и дом.

«Да, – по­дума­ла мать ди­вов, – с та­ким си­лачом не так прос­то спра­вить­ся».

В этот мо­мент по­каза­лись ди­вы.

Мать пош­ла навс­тре­чу им и го­ворит: «Да ум­ру я вмес­то вас, при­шел один юно­ша. Вы не тро­гай­те его, он все рав­но прев­ра­тит вас всех в прах зем­ной. Иди­те и поз­до­ровай­тесь с ним».

Поз­до­рова­лись ди­вы с Фри­дуном, се­ли вок­руг кос­тра и ста­ли обе­дать. Да­ли и Фри­дуну та­рел­ку бу­шалы. Съ­ел он все и лег спать.

Ночью ди­вы ра­зож­гли ти­нуру и ре­шили свя­зать Фри­дуна по ру­кам и но­гам и бро­сить в ти­нуру. Под­кра­лись они к не­му, но толь­ко на­кину­ли ве­рев­ку ему на но­ги, как Фри­дун прос­нулся, вых­ва­тил саб­лю и от­ру­бил всем го­ловы. Взял он пос­ле это­го ко­тел, взва­лил его на спи­ну сво­ему ко­ню и у­ехал до­мой.

По­ка Фри­дун ез­дил на чер­ную го­ру за кот­лом, царь при­казал за­резать ба­рана, по­ложить в гроб и по­хоро­нить, а по го­роду пус­тить слух, что его дочь умер­ла.

А сам тем вре­менем вы­дал свою дочь за сы­на ин­дий­ско­го ца­ря. Ког­да же Фри­дун вер­нулся и при­вез ко­тел, царь ему ска­зал: «Сын мой, Фри­дун, му­чил­ся ты и рис­ко­вал нап­расно – моя дочь умер­ла». Опе­чалил­ся Фри­дун, но де­лать не­чего.

Прош­ло вре­мя. Гу­лял раз Фри­дун по го­роду и встре­тил сво­их при­яте­лей, при­сел с ни­ми в тень по­бол­тать, смот­рит, пе­тух по до­роге бро­дит. На­тянул Фри­дун лук, вы­пус­тил впе­туха стре­лу и убил его. Тут выс­ко­чила на до­рогу ста­руха и ста­ла бра­нить Фри­дуна за то, что он убил ее пе­туха: «Был у ме­ня все­го один пе­тух, и то­го ты убил. Ес­ли бы ты был нас­то­ящим муж­чи­ной, твою бы не­вес­ту не увез­ли бы дру­гие лю­ди».

Ус­лы­шав та­кие сло­ва, Фри­дун по­доз­вал ста­руш­ку, дос­тал зо­лотые мо­неты, дал их ей и поп­ро­сил рас­ска­зать прав­ду. Ста­руш­ка ему и рас­ска­зала: «Да ум­рет твоя мать вмес­то те­бя. У ца­ря дочь вов­се не умер­ла. Царь при­казал за­резать ба­рана, по­ложить в гроб и по­хоро­нить. По го­роду рас­пустил слух, что его дочь умер­ла, а сам от­дал ее за сы­на ин­дий­ско­го ца­ря».

Фри­дун поп­ро­сил ста­руш­ку от­вести его на клад­би­ще и от­ко­пать мо­гилу его не­вес­ты. От­ко­пали они гроб, а в гро­бу ле­жит уби­тый ба­ран. Ста­руха взя­ла мя­со, а Фри­дун по­шел к ца­рю и поп­ро­сил его рас­ска­зать, за ко­го он вы­дал свою дочь за­муж. Царь от­ве­тил: «Моя дочь са­ма выш­ла за­муж за сы­на ин­дий­ско­го ца­ря». Но Фри­дун не по­верил ца­рю, что его дочь са­ма выш­ла за­муж за сы­на ин­дий­ско­го ца­ря, и по­шел ее ис­кать.

При­шел он в стра­ну ин­дий­ско­го ца­ря. До­шел до го­рода, где жил сын ца­ря с его не­вес­той, и ви­дит, идут двое слуг, не­сут корм для ло­шадей. Фри­дун спро­сил од­но­го из слуг: «Эй маль­чик, ку­да вы иде­те?» Слу­га от­ве­тил: «Я не­су се­но для ло­шадей же­ны сы­на на­шего ца­ря». Фри­дун по­шел за ним сле­дом, а слу­га спра­шива­ет: «Что идешь за мной? Что те­бе на­до?» «При­юти ме­ня на ночь», – поп­ро­сил Фри­дун. Слу­га сна­чала от­ка­зал­ся, но Фри­дун дос­тал боль­шую иг­раль­ную кость и дал ему, и слу­га про­водил его в ко­нюш­ню.

По до­роге Фри­дун расс­про­сил слу­гу о но­вос­тях, и слу­га рас­ска­зал: «Моя гос­по­жа хо­дит в тра­уре и не вы­ходит за­муж, го­ворит, что вый­дет за­муж толь­ко че­рез со­рок дней». «Ког­да кон­ча­ют­ся со­рок дней?» – по­ин­те­ресо­вал­ся Фри­дун. «Ут­ром, ког­да вста­нем, ис­полнит­ся со­рок дней», – от­ве­тил слу­га.

Фри­дун дал ему де­нег и пос­лал на ба­зар за яб­ло­ками. Слу­га ку­пил яб­лок, Фри­дун раз­ре­зал од­но, вло­жил ту­да коль­цо, и слу­га от­нес яб­ло­ки гос­по­же.

Его гос­по­жа поб­ла­года­рила слу­гу, взя­ла од­но яб­ло­ко, а из не­го вы­пало коль­цо и по­кати­лось по по­лу. Под­ня­ла де­вуш­ка коль­цо и проч­ла, что там бы­ло на­писа­но. По­том спро­сила слу­гу: «Кто дал те­бе эти яб­ло­ки?» «Один мой при­ятель, – от­ве­тил слу­га. – Он ос­та­новил­ся у ме­ня пе­рено­чевать». Тог­да де­вуш­ка при­каза­ла слу­ге: «Одень его в жен­ское платье и при­веди сю­да».

Фри­дун на­дел жен­скую одеж­ду, под­нялся к сво­ей не­вес­те и ска­зал ей: «При­кажи, пусть го­товят­ся к свадь­бе». Сын ин­дий­ско­го ца­ря стал го­товить свадь­бу. Фри­дун при­казал то­му слу­ге встать и ни­кого не пус­кать к не­вес­те, а сам взял свою не­вес­ту, по­садил на ко­ня, и от­пра­вились они к се­бе до­мой. До­еха­ли они до сво­его го­рода, яви­лись к ца­рю, а тот уви­дел, что его дочь при­еха­ла вмес­те с Фри­дуном, опе­чалил­ся и го­ворит: «Я не от­дам ему свою дочь». Фри­дун рас­сердил­ся и го­ворит ца­рю: «Не от­дашь, так я те­бе го­лову от­рублю сво­ей саб­лей». Все ис­пу­гались и ста­ли уго­вари­вать ца­ря от­дать Фри­дуну свою дочь. Тог­да царь от­дал свою дочь Фри­дуну, и они сыг­ра­ли свадь­бу. Свадь­ба та про­дол­жа­лась семь дней и но­чей. Упа­ли че­тыре яб­ло­ка: од­но те­бе, од­но тво­ей ма­тери, од­но тво­ему при­яте­лю, а од­но – мне.