Прожорливая

Жил-был царь, и бы­ло у не­го три сы­на и дочь. Дочь мо­ложе бы­ла сво­их брать­ев.

Раз сред­ний сын ца­ря по­шел в ко­нюш­ню пос­мотреть ло­шадей, а ло­шади, буд­то кто кровь у них со­сет, ху­дые. Вер­нулся он и рас­ска­зал обо всем ца­рю.

Ночью царь пос­лал стар­ше­го сы­на сто­рожить ло­шадей. Но он ус­нул и не ви­дел, кто со­сет кровь у ло­шадей.

На вто­рую ночь по­шел вто­рой сын сто­рожить в ко­нюш­ню, но то­же ус­нул и не ви­дел ни­чего.

На тре­тий день ночью по­шел в ко­нюш­ню млад­ший сын. Он раз­ре­зал се­бе па­лец, по­сыпал ра­ну солью, что­бы не зас­нуть. Сре­ди но­чи ви­дит, как приш­ла в ко­нюш­ню сес­тра и ста­ла со­сать кровь у ло­шадей. Хо­тел он ее пой­мать, не смог. Сес­тра убе­жала и лег­ла спать.

По­шел сын к от­цу и рас­ска­зал все, что ви­дел.

Мать не по­вери­ла млад­ше­му сы­ну, раз­гне­валась на не­го и ска­зала: «Что ты го­воришь, ведь она спит». Маль­чик пос­со­рил­ся с ма­терью и ушел.

По­шел он в по­ле, уви­дел там дом, во­шел в не­го, в до­ме бы­ла ста­рая жен­щи­на. Жен­щи­на ска­зала: «Сын мой, что те­бе здесь нуж­но? По­чему сю­да ты при­шел? Сей­час при­дет мой муж и убь­ет те­бя».

«А ты спрячь ме­ня», – поп­ро­сил маль­чик.

Жен­щи­на от­ве­ла маль­чи­ка в угол и прик­ры­ла его ци­нов­кой.

Ве­чером при­шел ее муж и ска­зал ей: «Я слы­шу за­пах че­лове­ка». Жен­щи­на ска­зала: «Это при­шел мой брат. Ты не тро­нешь его?» Муж пок­лялся, что не тро­нет его, ес­ли тот не на­падет пер­вым. Тог­да жен­щи­на поп­ро­сила маль­чи­ка вый­ти. Вы­шел он из уг­ла, муж этой жен­щи­ны взгля­нул на не­го и уви­дел, что маль­чик еще сов­сем мо­лод и хо­рош со­бой. Маль­чик ска­зал ему: «Будь мне от­цом, а я те­бе бу­ду сы­ном». Муж­чи­на сог­ла­сил­ся, и маль­чик ос­тался у них.

Как-то раз маль­чик поп­ро­сил муж­чи­ну пос­лать его пас­ти овец. Муж­чи­на сна­чала не от­пускал его, но по­том сог­ла­сил­ся и маль­чик по­шел пас­ти овец. Толь­ко муж­чи­на пре­дуп­ре­дил его: «Сын мой, ты мо­жешь пас­ти их где хо­чешь, толь­ко не хо­ди на ту го­ру».

Маль­чик обе­щал не хо­дить ту­да.

Он це­лый день пас овец на лу­гу, а сам все вре­мя ду­мал, по­чему муж­чи­на зап­ре­тил ему пас­ти овец на го­ре.

На дру­гой день маль­чик ре­шил пог­нать ста­до на го­ру.

Приг­нал он ту­да ста­до, взгля­нул, а тра­ва там зе­леная и соч­ная. Маль­чик пус­тил овец пас­тись, а сам сел от­дохнуть.

Вдруг от­ку­да ни возь­мись по­яви­лась ведь­ма и го­ворит маль­чи­ку: «Что те­бе здесь на мо­ей зем­ле на­до? Иди, сыг­ра­ем в кос­ти на овец».

Сыг­ра­ли они, и маль­чик вы­иг­рал у ведь­мы де­сять овец. Ве­чером он приг­нал ста­до до­мой. А муж жен­щи­ны уже ждал его пе­ред ов­чарней. Маль­чик стал за­гонять овец, а тот и го­ворит: «Я ведь про­сил те­бя не хо­дить на го­ру. По­чему ты по­шел? Ви­дишь, та ведь­ма от­ня­ла у ме­ня гла­за. Боль­ше не хо­ди ту­да».

Ут­ром маль­чик опять по­шел на го­ру и стал иг­рать с ведь­мой в кос­ти и вы­иг­рал у нее всех овец. Ведь­ма очень рас­серди­лась и наб­ро­силась на маль­чи­ка. Но маль­чик не рас­те­рял­ся, схва­тил ведь­му и по­весил ее за ко­сы на де­рево, а сам вер­нулся до­мой.

На дру­гой день при­шел маль­чик к ведь­ме и пот­ре­бовал: «От­дай мне гла­за мо­его от­ца». Ведь­ма ска­зала: «Сту­пай ко мне до­мой. Гла­за тво­его от­ца ле­жат в чаш­ке на ок­не. Но толь­ко ты ме­ня от­вя­жи, я дол­жна ис­ку­пать сво­их де­тей».

Маль­чик ска­зал, что он сам их вы­купа­ет, и от­пра­вил­ся в дом ведь­мы, пос­мотрел, а у нее трое де­тей.

При­нес он во­ды, вски­пятил ее, об­ва­рил ки­пят­ком всех тро­их и прис­ло­нил к стен­ке. За­мазал им гла­за уг­лем, при­нес хле­ба и по­ложил им в рот.

Взял маль­чик гла­за от­ца из чаш­ки и по­шел к се­бе до­мой, а ведь­ме ска­зал: «Не бес­по­кой­ся, я вы­купал тво­их де­тей. Толь­ко хлеб, ко­торым я их на­кор­мил, ос­тался у них во рту».

При­шел маль­чик до­мой и от­дал от­цу его гла­за. Отец об­ра­довал­ся, взял свои гла­за и вста­вил их на мес­то.

Пос­ле это­го он ска­зал сы­ну: «Ты по­будь до­ма, от­дохни, а я пой­ду пас­ти овец». И ушел.

А маль­чик обо­шел весь дом, заг­ля­нул во все ком­на­ты. Дверь од­ной бы­ла за­пер­та, и ту­да он не смог вой­ти. По­шел к ма­тери и поп­ро­сил ее дать ему ключ от той ком­на­ты.

Она ска­зала: «Ключ от той ком­на­ты в бо­роде тво­его от­ца, – ска­зала мать. – Сту­пай, при­вяжи к его бо­роде дру­гой ключ, а тот возь­ми».

По­шел маль­чик в по­ле, где отец пас ста­до, ви­дит, а тот спит. По­дошел он ти­хо к от­цу и по­менял клю­чи.

Пос­ле это­го вер­нулся маль­чик до­мой и от­крыл тем клю­чом ком­на­ту. Пос­мотрел, а в ком­на­те бас­сейн с зо­лотой во­дой. Уда­рил он по во­де саб­лей, во­да зас­верка­ла. Маль­чик раз­делся и вы­купал­ся в зо­лотой во­де. Одел­ся, за­пер дверь и по­шел к ма­тери.

Мать уви­дела его, всплес­ну­ла ру­ками и го­ворит: «Сын мой, что ты на­делал? Сей­час при­дет мой муж и убь­ет те­бя». За­вяза­ла она ему го­лову плат­ком и ска­зала: «Ес­ли отец спро­сит, по­чему ты пе­ревя­зан, ска­жи, что ты за­болел».

При­шел отец, уви­дел маль­чи­ка с пе­ревя­зан­ной го­ловой и спро­сил: «По­чему у те­бя го­лова за­вяза­на плат­ком?» – «Я бо­лен, – от­ве­тил маль­чик. – Ме­ня мать пе­ревя­зала».

Ут­ром муж жен­щи­ны сно­ва от­пра­вил­ся пас­ти овец. Сел он в по­ле, пос­мотрел на бо­роду, а клю­ча от той ком­на­ты нет. Вмес­то не­го ви­сит дру­гой ключ. Он тут же по­шел до­мой, но пе­реду­мал и от­ло­жил до ве­чера.

Мать уви­дела в ок­но, как ее муж воз­вра­ща­ет­ся, по­бежа­ла к маль­чи­ку и го­ворит: «Вста­вай, сын мой. Твой отец идет, он, на­вер­ное, уз­нал про ключ. Сей­час он убь­ет те­бя. Са­дись на ло­шадь и бе­ги. Отец бро­сит­ся до­гонять те­бя. Возь­ми брит­ву, соль, то­чиль­ный ка­мень и во­ду. Ког­да он бу­дет до­гонять те­бя, то ты брось по­зади се­бя брит­ву, ло­шадь от­ца по­режет ко­пыта. Ес­ли его ло­шадь прос­ко­чит брит­ву, ты бро­сай соль. Ес­ли это не по­может, бро­сай то­чиль­ный ка­мень. А уж ес­ли и это не по­может и отец бу­дет до­гонять те­бя, вы­лей сза­ди се­бя во­ду. Из во­ды ло­шадь не смо­жет выб­рать­ся».

Маль­чик сел на ко­ня и пос­ка­кал прочь из это­го до­ма. Ог­ля­нул­ся на­зад, а муж той жен­щи­ны нас­ти­га­ет его. Бро­сил он брит­ву, ло­шадь по­рани­ла ко­пыта. Но хо­зя­ин стал сте­гать ее кну­том, при­гова­ривая: «Ты дол­жна дог­нать их».

Ог­ля­нул­ся маль­чик, а отец сно­ва до­гоня­ет его. Бро­сил он соль, и сза­ди вста­ли го­ры со­ли.

Ло­шадь ста­ла про­бирать­ся че­рез эти го­ры, из­му­чилась, но в кон­це кон­цов выб­ра­лась и ста­ла сно­ва до­гонять маль­чи­ка. Тог­да он бро­сил то­чиль­ный ка­мень пе­ред ло­шадью от­ца. Ло­шадь ста­ла сколь­зить и не мог­ла дви­гать­ся даль­ше. Хо­зя­ин сно­ва стал сте­гать ее кну­том и при­гова­ривать: «Ты дол­жна дог­нать их». Ло­шадь пе­рес­ко­чила че­рез то­чиль­ный ка­мень и ста­ла до­гонять маль­чи­ка. Уви­дел маль­чик, что его до­гоня­ют, и вып­леснул по­зади се­бя во­ду. По­яви­лась ре­ка, и отец ока­зал­ся на том бе­регу. Ви­дит он, что ло­шади не пе­реп­рыгнуть ре­ку, мах­нул ру­кой и го­ворит: «Иди на здо­ровье. За то, что ты вер­нул мне гла­за, спа­сибо», и вер­нулся до­мой, а маль­чик от­пра­вил­ся в го­род и на­нял­ся у ца­ря гу­сепа­сом, а ко­ня сво­его пус­тил в по­ле.

У то­го ца­ря бы­ли три до­чери. Раз ку­пал­ся маль­чик в озе­ре, и млад­шая дочь ца­ря уви­дела его.

Пош­ла она к са­дов­ни­ку и поп­ро­сила при­нес­ти ца­рю три ар­бу­за: один на­поло­вину ис­порчен­ный, вто­рой пе­рес­пе­лый, а тре­тий хо­роший. Са­дов­ник от­нес ар­бу­зы ца­рю.

Уди­вил­ся царь и поз­вал ве­зира, уз­нать, что это оз­на­ча­ет. Ве­зир объ­яс­нил ца­рю, что на­поло­вину ис­порчен­ный ар­буз – это его стар­шая дочь, вре­мя ее за­мужес­тва прош­ло. Вто­рой ар­буз, пе­рес­пе­лый, – это его сред­няя дочь. Вре­мя ее за­мужес­тва прос­ро­чено. А хо­роший ар­буз – это его млад­шая дочь. Ей са­мое вре­мя вы­ходить за­муж.

Тог­да царь объ­явил по все­му царс­тву, что вы­да­ет за­муж сво­их до­черей, и кто хо­чет же­нить­ся, пусть при­ходит.

Соб­ра­лись юно­ши со все­го царс­тва.

Стар­шая дочь бро­сила яб­ло­ко, и оно по­пало в сы­на ве­зира. Сред­няя бро­сила яб­ло­ко и по­пала в сы­на ва­киля. Млад­шая дочь бро­сила яб­ло­ко и по­пала в гу­сепа­са.

Царь и ца­рица ста­ли ру­гать млад­шую дочь: «Раз­ве ма­ло юно­шей на све­те, что ты бро­сила яб­ло­ко в гу­сепа­са?» А ца­рев­на от­ве­тила, что это не их де­ло. Царь очень рас­сердил­ся и выг­нал свою млад­шую дочь вмес­те с ее гу­сепа­сом, а двум дру­гим до­черям ус­тро­ил свадь­бу с их из­бран­ни­ками.

Вско­ре пос­ле свадь­бы царь за­болел. Вра­чи ска­зали, что ему по­может толь­ко ль­ви­ное мо­локо в меш­ке из ль­ви­ной ко­жи. Сын ве­зира и сын ва­киля выз­ва­лись при­нес­ти ль­ви­ное мо­локо в меш­ке из ль­ви­ной ко­жи для боль­но­го ца­ря. Се­ли они на ко­ней и по­еха­ли ис­кать мо­локо.

Млад­шая дочь ца­ря ста­ла уго­вари­вать сво­его му­жа пой­ти за ль­ви­ным мо­локом. Юно­ша одел­ся в пло­хую одеж­ду, взял са­мую ста­рую ло­шадь и по­ехал ис­кать ль­ви­ное мо­локо.

Толь­ко вы­ехал он из го­рода, как ло­шадь его око­лела. Тог­да уда­рил юно­ша кон­ским во­лосом по ог­ню, и прис­ка­кал его конь. К сед­лу у не­го бы­ла при­вяза­на хо­рошая одеж­да.

Юно­ша снял ста­рую одеж­ду, по­ложил ее под ка­мень, на­дел но­вую, сел на ко­ня и пос­ка­кал даль­ше.

Повс­тре­чал­ся ему бо­рода­тый ста­рик и спра­шива­ет: «Сын мой, ку­да ты идешь?» Юно­ша от­ве­тил: «Я ищу ль­ви­ное мо­локо. Я дол­жен при­нес­ти его в меш­ке из ль­ви­ной ко­жи для боль­но­го ца­ря. Он выпь­ет это мо­локо и выз­до­рове­ет».

«Сту­пай на этот холм, – ска­зал ста­рик. – Там рас­тет трос­тник, срежь его, один ко­нец за­ос­три как иг­лу. Вон за тем кус­том ле­жит ль­ви­ца, у нее гно­ит­ся со­сок, и она не зна­ет, что де­лать от бо­ли. Под­кра­дись к ней, прот­кни ее со­сок трос­тни­ком, гной выль­ет­ся и боль утих­нет. Ес­ли она ска­жет: «Кто бы ты ни был, вы­ходи», ты вы­ходи, не бой­ся, и про­си, что хо­чешь».

Так юно­ша и сде­лал, по­шел он на холм, сре­зал трос­тник, а ко­нец хо­рошо от­то­чил. Под­крал­ся к ль­ви­це и вон­зил ей трос­тник в со­сок. Ль­ви­ца сра­зу пе­рес­та­ла ры­чать и спо­кой­но го­ворит: «Кто бы ты ни был, вы­ходи!» Юно­ша вы­шел к ней, а она спра­шива­ет: «Что те­бе нуж­но»? – «Мне нуж­но для боль­но­го ца­ря ль­ви­ного мо­лока. И при­нес­ти я его дол­жен в меш­ке из ль­ви­ной ко­жи». – «Ты спас ме­ня и мо­их де­тей от смер­ти, по­это­му я дам те­бе, что ты про­сишь, – ска­зала ль­ви­ца. – Я дам те­бе ль­вен­ка, толь­ко ты за­режь его в та­ком мес­те, что­бы я не слы­шала. Ес­ли ус­лы­шу, то съ­ем те­бя».

Взял юно­ша ль­вен­ка, сел на ко­ня и ум­чался за семь гор. Там он за­резал ль­вен­ка, сде­лал из не­го ко­жаный ме­шок и вер­нулся к ль­ви­це, и она на­до­ила ему мо­лока. На­лил юно­ша мо­лока пол­ный ме­шок, поб­ла­года­рил ль­ви­цу и по­ехал до­мой.

Подъ­ехал он к то­му кам­ню, где ос­та­вил свою ста­рую одеж­ду, слез с ко­ня, пе­ре­одел­ся, при­вязал но­вую одеж­ду к сед­лу, от­пустил ко­ня в по­ле, а сам сел на ка­мень и стал кри­чать: «Про­даю ль­ви­ное мо­локо в меш­ке, из ль­ви­ной ко­жи». По­дош­ли сын ве­зира и ва­киля и спро­сили его: «За сколь­ко про­дашь?» Он от­ве­тил: «С вас я де­нег не возь­му. У ме­ня есть коль­цо. Этим коль­цом я сде­лаю от­ме­тину у вас на лбу».

Они сог­ла­сились. Юно­ша пос­та­вил им клей­мо на лбу и от­дал мо­локо, а сам вер­нулся до­мой и обо всем рас­ска­зал сво­ей же­не, но про­сил по­ка не го­ворить ни­кому, что это он дос­тал ль­ви­ное мо­локо для боль­но­го ца­ря.

Сы­новья ве­зира и ва­киля при­нес­ли ль­ви­ное мо­локо в меш­ке из ль­ви­ной шку­ры ца­рю, царь вы­пил мо­локо и сра­зу поп­ра­вил­ся. Но вско­ре пос­ле это­го он за­болел дру­гой бо­лезнью. Вра­чи ска­зали, что ему по­могут толь­ко рай­ские яб­ло­ки.

Сын ве­зира и сын ва­киля сно­ва выз­ва­лись по­мочь ца­рю, при­нес­ти рай­ские яб­ло­ки. Се­ли они на ко­ней и от­пра­вились в путь.

Млад­ший зять ца­ря ска­зал сво­ей же­не: «Пой­ду дос­та­ну рай­ских яб­лок для тво­его от­ца».

По­шел он за холм, дос­тал во­лосок сво­его ко­ня и уда­рил им по ог­ню. Тут же по­явил­ся его конь. По­цело­вал он ко­ня в лоб, снял с се­бя ста­рую одеж­ду, на­дел хо­рошую, а ста­рую спря­тал под ка­мень и по­ехал ис­кать рай­ские яб­ло­ки.

До­ехал он до кре­пос­ти. Объ­ехал ее кру­гом, но не смог вой­ти внутрь: у кре­пос­ти не бы­ло во­рот. Ос­та­новил­ся он и за­думал­ся, а конь го­ворит ему: «Ударь ме­ня кну­том так, что­бы я от бо­ли пе­реле­тел че­рез сте­ну». Так юно­ша и сде­лал. По­пал он в кре­пость, а там рос­ло мно­жес­тво де­ревь­ев и каж­дое кри­чало: «Сры­вай яб­ло­ки, они – ле­карс­тво». Сор­вал юно­ша нес­коль­ко яб­лок, по­ложил их в ме­шок, сел на ко­ня и вер­нулся на холм, где под кам­нем ос­та­вил свою ста­рую одеж­ду, пе­ре­одел­ся, от­пустил ко­ня в по­ле, сел на ка­мень и стал кри­чать: «Про­даю рай­ские яб­ло­ки».

Сын ве­зира и сын ва­киля уви­дели юно­шу и очень об­ра­дова­лись.

Подъ­еха­ли они к не­му и спро­сили: «За сколь­ко про­дашь свои яб­ло­ки?» Он ска­зал, что даст им яб­ло­ки да­ром, но толь­ко пос­та­вит им клей­мо на мяг­кое мес­то. Они сог­ла­сились, пос­та­вил он им клей­мо, от­дал яб­ло­ки, и они пош­ли к ца­рю. По­ел царь рай­ских яб­лок и поп­ра­вил­ся.

А юно­ша вер­нулся до­мой и все рас­ска­зал же­не.

Ког­да царь выз­до­ровел, то соб­рал зять­ев и ус­тро­ил пир. Во вре­мя пи­ра царь пил ви­но и все вре­мя пов­то­рял: «Спа­сибо сы­ну ве­зира и сы­ну ва­киля за то, что дос­та­ли мне ле­карс­тво». Вдруг млад­ший зять, ко­торый ти­хо си­дел в уг­лу, под­нялся и ска­зал: «Не они дос­та­ли те­бе ле­карс­тво, а я. Я дос­та­вал ле­карс­тво и от­да­вал им, а за это пос­та­вил клей­мо».

Пос­ле этих слов он вы­шел на се­реди­ну ком­на­ты и крик­нул зять­ям: «Ос­лы, приб­лизь­тесь сю­да и по­кажи­те мои мет­ки на лбу и мяг­ком мес­те».

Тог­да царь по­нял, что сын ве­зира и сын ва­киля об­ма­нули его, а что муж млад­шей доч­ки два ра­за спас его от смер­ти. Поб­ла­года­рил царь его и сыг­рал им но­вую свадь­бу. Еще луч­ше, чем для сво­их стар­ших до­черей.

Пос­ле свадь­бы юно­ша ре­шил про­ведать сво­их ро­дите­лей.

Взял он ко­ня и от­пра­вил­ся в стра­ну сво­его от­ца. При­ехал он и ви­дит, а там ни­кого нет, да­же пти­цы ис­чезли.

У до­ма сво­его от­ца повс­тре­чал он сес­тру. Сес­тра ска­зала ему: «Да ум­ру я вмес­то те­бя. Как ты по­жива­ешь?» Выш­ла она во двор, вер­ну­лась че­рез не­кото­рое вре­мя и го­ворит: «До­рогой мой брат, как ты до­ехал на ко­не с тре­мя но­гами?» Он от­ве­тил: «До­ехал я, моя сес­тра, по­тихонь­ку, не спе­ша». Опять она выш­ла и че­рез не­кото­рое вре­мя вер­ну­лась и спро­сила: «Брат мой, как ты доб­рался на дву­ногом ко­не?» Он от­ве­тил, что до­ехал не спе­ша. Опять сес­тра выш­ла, а ког­да вер­ну­лась че­рез не­кото­рое вре­мя, то спро­сила: «Брат мой, как ты до­ехал на од­но­ногом ко­не?» Он от­ве­тил: «По­тихонь­ку». Выш­ла она в чет­вертый раз и вско­ре вер­ну­лась и спра­шива­ет: «Брат мой, как ты доб­рался пеш­ком?» Он ска­зал: «Я по­тихонь­ку до­шел». – «Брат мой, – ска­зала сес­тра, – дер­жись, я съ­ем те­бя». – «По­годи, – от­ве­тил он, – я под­ни­мусь на кры­шу, све­шу но­ги и ты на­чинай есть ме­ня с ног». Под­нялся он на кры­шу, снял са­поги, на­пол­нил их зо­лой, а сам спря­тал­ся. Как толь­ко сес­тра вце­пилась зу­бами в са­пог, он ра­зор­вался, и зо­ла за­сыпа­ла ей гла­за. Юно­ша вы­шел из сво­его ук­ры­тия и убил ее. Пос­ле он по­ехал к сво­ей же­не и при­вез ее в дом сво­его от­ца.

Там они дос­тигли же­ла­емо­го.

В это вре­мя вер­нулся мель­ник. Уви­дел он ок­ро­вав­ленно­го че­лове­ка и раз­би­тый жер­нов и зак­ри­чал: «Пусть бу­дет раз­ру­шен твой дом!» А че­ловек от­ве­тил: «Твой дом и твоя дверь уже раз­ру­шены!»