Страна бессмертия

Од­нажды пош­ла ста­руш­ка с ма­лень­ким сы­ном на ба­зар про­давать пря­жу. Об­ратный путь их ле­жал че­рез клад­би­ще. На клад­би­ще их вни­мание прив­лекла тол­па лю­дей, сто­ящих у мо­гилы с опу­щен­ны­ми го­лова­ми. Ста­руш­ка за­ин­те­ресо­валась и вмес­те с сы­ном по­дош­ла поб­ли­же и уви­дела, что лю­ди оп­ла­кива­ют мо­лодо­го че­лове­ка. Же­на его бы­ла оде­та во все чер­ное. Все пла­кали, рва­ли на се­бе во­лосы, ца­рапа­ли ли­ца. Не при­веди гос­подь ко­му-ли­бо уви­деть по­доб­ное зре­лище. От жа­лос­ти у сы­на ста­руш­ки сжа­лось сер­дце, и он спро­сил у ма­тери: «Ма­ма, по­чему эти лю­ди так пла­чут?»

«По­тому, – от­ве­тила мать, – что умер­ший был мо­лодым».

«Ког­да я вы­рас­ту, – ска­зал маль­чик, – я пой­ду ис­кать по све­ту стра­ну, где нет смер­ти».

«Не ду­маю, что ты смо­жешь най­ти та­кую стра­ну», – воз­ра­зила мать.

«Я прой­ду че­рез го­ры и пус­ты­ни и бу­ду ис­кать до тех пор, по­ка не най­ду та­кое мес­то, где ник­то не зна­ет о смер­ти», – по­обе­щал сын.

Так они дош­ли до до­ма. Мать сра­зу же за­была об этом раз­го­воре.

Прош­ло нес­коль­ко лет, маль­чик вы­рос, но он не за­бывал сво­их слов, ска­зан­ных в тот день. Од­нажды он соб­рал все день­ги и ска­зал ма­тери: «Ма­ма, я хо­чу уй­ти».

Нап­расно бед­ная мать пла­кала и умо­ляла его не по­кидать ее, сын ос­та­вал­ся неп­реклон­ным.

«Ес­ли я най­ду та­кую стра­ну, – ска­зал он, – я пре­дуп­ре­жу те­бя, ес­ли нет, я вер­нусь».

Он прос­тился с ма­терью и от­пра­вил­ся в путь. Шел он дол­го, по­ка не до­шел до го­ры, та­кой вы­сокой, что, ес­ли взгля­нуть на ее вер­ши­ну, шап­ка упа­дет с го­ловы. На вер­ши­не го­ры си­дел орел. «Ор­лы жи­вут дол­го, – по­думал юно­ша, – спро­шу-ка я его, не зна­ет ли он, где на­ходит­ся стра­на бес­смер­тия».

Весь день и всю ночь под­ни­мал­ся юно­ша в го­ру, по­ка на­конец не дос­тиг вер­ши­ны. Там он спро­сил ор­ла о стра­не бес­смер­тия. Орел от­ве­тил: «Я ни­ког­да не слы­шал о та­кой стра­не, хо­тя си­жу на этой го­ре с са­мого сот­во­рения ми­ра. Пос­мотри на эту го­ру. Ви­дишь, нас­коль­ко она вы­сока и ог­ромна. Каж­дый день я по ко­моч­ку зем­ли с этой го­ры пе­рек­ла­дываю в дру­гую сто­рону. Ког­да я пе­ред­ви­ну так го­ру, я ум­ру. Прой­дет очень мно­го вре­мени, по­ка я за­кон­чу свою ра­боту. Ес­ли хо­чешь, ос­та­вай­ся со мной, ес­ли нет – иди ку­да гла­за гля­дят».

«Не име­ет смыс­ла ос­та­вать­ся здесь, – от­ве­тил юно­ша. – Ведь, ког­да ты пе­ред­ви­нешь го­ру, ты ум­решь. А я хо­чу най­ти стра­ну бес­смер­тия».

«Тог­да ухо­ди от­сю­да», – ска­зал орел.

Юно­ша спус­тился с го­ры и нап­ра­вил­ся в дру­гую стра­ну. На пу­ти ему встре­тил­ся ста­рик. Ста­рик си­дел на бе­регу мо­ря и ма­лень­кой ло­жеч­кой чер­пал из мо­ря во­ду и вы­ливал ее в дру­гую сто­рону.

«Что ты де­ла­ешь?» – спро­сил юно­ша у ста­рика.

«Каж­дый день, – от­ве­тил ста­рик, – я чер­паю ло­жеч­кой во­ду из мо­ря и пе­рели­ваю ее в дру­гую сто­рону. Ког­да я пе­релью мо­ре, я смо­гу от­дохнуть, а по­том ум­ру».

«И здесь я слы­шу о смер­ти!» – вос­клик­нул юно­ша.

«Так ус­тро­ен мир, – от­ве­тил ста­рик, – что все кон­ча­ет­ся смертью».

«Ес­ли так, – ска­зал юно­ша, – я здесь не ос­та­нусь».

И он от­пра­вил­ся даль­ше в по­ис­ках стра­ны бес­смер­тия. Он ос­та­вил по­зади се­бя не­мало гор, по­ка не уви­дел кра­сивую до­лину. Пос­ре­ди нее был раз­бит прек­расный фрук­то­вый сад. В са­ду юно­ша уви­дел пруд, бе­рега ко­торо­го бы­ли вы­ложе­ны кра­сивым мра­мором. Юно­ша ус­тал и за­хотел ос­ве­жить ли­цо во­дой. Он скло­нил­ся над пру­дом, умыл­ся и при­лег на бе­регу от­дохнуть нем­но­го.

Вдруг он уви­дел ста­рика с по­сохом в ру­ке. В дру­гой ру­ке ста­рик дер­жал огур­цы. Ста­рик вы­мыл в пру­ду огур­цы и съ­ел. Тут он за­метил юно­шу и спро­сил его, как он по­пал сю­да и не бо­ит­ся ли он хищ­ных зве­рей. Юно­ша рас­ска­зал ста­рику о сво­ем пу­тешес­твии.

«Я ищу стра­ну бес­смер­тия», – ска­зал юно­ша в кон­це, сво­его рас­ска­за.

«Это очень труд­ное де­ло, – от­ве­тил ста­рик, – но вот что ты дол­жен сде­лать. Каж­дый день в пол­день, ког­да нас­ту­па­ет жа­ра, к пру­ду при­лета­ют три го­лубя. Ког­да они са­дят­ся на край бас­сей­на, то сра­зу же прев­ра­ща­ют­ся в прек­расных пе­ри. Они ос­тавля­ют свои одеж­ды на бе­регу, а са­ми идут ку­пать­ся. Я слы­шал от сво­их пред­ков, что тот, ко­му пос­час­тли­вит­ся спря­тать их одеж­ды, мо­жет про­сить у них все­го, что за­хочет. Ес­ли те­бе удас­тся это сде­лать, ты смо­жешь поп­ро­сить у них бес­смер­тия, по­тому что са­ми они бес­смертны. Мно­гие пы­тались это сде­лать, но бе­зус­пешно».

«Да­вай вы­ро­ем яму на бе­регу бас­сей­на, – пред­ло­жил юно­ша. – Я спу­щусь в нее, а ты прик­ро­ешь ме­ня тра­вой. Ког­да пе­ри вой­дут в во­ду, я спря­чу их одеж­ды».

Ста­рик по­казал мес­то, где нуж­но бы­ло рыть яму, за­тем он прик­рыл юно­шу тра­вой и ушел. В пол­день, ког­да нас­ту­пила жа­ра, юно­ша уви­дел, как при­лете­ли три го­лубя и прев­ра­тились в прек­расных пе­ри. Ког­да они раз­де­лись и вош­ли в во­ду, юно­ша не­замет­но под­крал­ся, схва­тил их одеж­ду и спря­тал ее. Пе­ри выш­ли из во­ды и за­мети­ли, что одеж­ды нет. Тог­да юно­ша вы­шел к ним и спро­сил: «Что вы мне сде­ла­ете, ес­ли я вер­ну вам одеж­ду?»

«Все, че­го ты ни по­жела­ешь», – от­ве­тили они.

«Я слы­шал, – ска­зал юно­ша, – что вы мо­жете дать че­лове­ку бес­смер­тие или же ука­зать стра­ну, где нет смер­ти».

«Сна­чала вер­ни нам одеж­ду, – от­ве­тили они, – а за­тем мы вы­пол­ним то, че­го ты про­сишь».

Юно­ша вер­нул им одеж­ду, и они оде­лись.

«Что ты от нас те­перь хо­чешь?» – спро­сили пе­ри.

«Я хо­чу пой­ти в стра­ну бес­смер­тия», – от­ве­тил юно­ша?»

Од­на из пе­ри вни­матель­но пос­мотре­ла на юно­шу и уви­дела, что он очень кра­сив со­бой.

«Ес­ли ты сог­ла­сишь­ся же­нить­ся на мне, – ска­зала она, – я при­веду те­бя в стра­ну, где нет смер­ти».

«Хо­рошо, – ска­зал юно­ша, – от­че­го бы мне не же­нить­ся?»

Пе­ри ска­зали юно­ше, что­бы он сле­довал за ни­ми, по­ка они не при­дут в ту стра­ну, где он мо­жет же­нить­ся на од­ной из них. Они шли че­рез го­ры в да­лекую стра­ну, та­кую да­лекую, что, преж­де чем доб­рать­ся до нее, пти­ца по­лома­ет крылья, а конь сот­рет под­ко­вы. Они шли че­рез рав­ни­ны, по ко­торым еще не сту­пала но­га че­лове­ка.

«Те­перь я ви­жу, – ска­зал се­бе юно­ша, – что это дей­стви­тель­но стра­на бес­смер­тия».

Приш­ли они в сад, по­хожий на рай­ский. В нем ал­леи бы­ли уса­жены ро­зами, а ивы и пла­таны сво­ими вер­ши­нами ка­сались не­ба. Ес­ли на­чать опи­сывать эту стра­ну, то не хва­тит и де­сяти лет.

Юно­ша и пе­ри от­дохну­ли нес­коль­ко дней, а за­тем спра­вили тор­жес­твен­но свадь­бу. Пос­ле свадь­бы юно­ша стал вес­ти жизнь, ка­кую ве­ли оби­тате­ли этой стра­ны. Он уви­дел, что их жизнь не по­хожа на жизнь лю­дей. И одеж­да, и пи­ща, и да­же по­ход­ка их от­ли­чались от то­го, что ему при­ходи­лось ви­деть преж­де. Пе­ри не хо­дили по зем­ле, а ле­тали в об­ла­ках, пос­ре­ди ко­торых на­ходи­лись ог­ромные бас­сей­ны, где они ку­пались. Все это на­поми­нало ему сон. Од­на­ко юно­ша ус­тал от это­го иде­аль­но­го счастья. Уже три ты­сячи лет про­вел он здесь вмес­те с тре­мя пе­ри. Он вспом­нил о ма­тери и за­хотел уви­деть ее. Юно­ша рас­ска­зал же­не о сво­ем же­лании воз­вра­тить­ся в род­ную стра­ну.

«О чем ты ду­ма­ешь, – ска­зал же­на, – не­уже­ли ты не по­нима­ешь, что че­рез три ты­сячи лет ты не най­дешь сво­их ро­дите­лей жи­выми. Будь уве­рен, они уже дав­но умер­ли».

Но юно­ша не слу­шал ее.

«Я уй­ду», – пов­то­рял он.

«Вер­нешь­ся ли ты об­ратно?» – спро­сила тог­да же­на.

«Вер­нусь», – от­ве­тил юно­ша.

Пе­ри бы­ла уве­рена, что ро­дите­ли его умер­ли и он вер­нется.

«Я дам те­бе три яб­ло­ка, – ска­зала она, – они убе­регут те­бя от смер­ти».

Юно­ша взял яб­ло­ки и пус­тился в об­ратный путь по ста­рой до­роге. Он до­шел до то­го мес­та, где уви­дел трех го­лубей, но ни са­да, ни бас­сей­на уже не бы­ло, все из­ме­нилось.

По­шел он даль­ше и до­шел до то­го мес­та, где встре­тил ког­да-то ста­рика, ко­торый чер­пал лож­кой во­ду из мо­ря, что­бы прев­ра­тить его в рав­ни­ну; но не на­шел там ни ста­рика, ни мо­ря, все об­ра­тилось в го­ры, хол­мы, пус­ты­ни.

Он шел все даль­ше и на­конец уви­дел свои род­ные го­ры, ко­торые ме­ня­ют­ся не так быс­тро. Но де­рев­ня, в ко­торой он ро­дил­ся, прев­ра­тилась в боль­шой го­род, и гра­ницу это­го го­рода не бы­ло вид­но прос­тым гла­зом. В го­роде мо­лодой че­ловек по­пытал­ся что-ни­будь уз­нать о сво­ей ма­тери и родс­твен­ни­ках, но ник­то ни­чего не мог ска­зать ему.

Очень ус­тал мо­лодой че­ловек и при­сел в те­ни де­рева, что­бы от­дохнуть, и уви­дел, что к не­му нап­равля­ют­ся три че­лове­ка при­ят­ной на­руж­ности. Он тот­час же ре­шил, что лю­ди эти дол­жны быть об­ра­зован­ны­ми, и об­ра­тил­ся к ним с воп­ро­сом, не зна­ют ли они что-ни­будь о его ма­тери и о ца­ре, ко­торый пра­вил в то вре­мя. Уди­вились они: «Мы ни­ког­да не ви­дели тех лю­дей, о ко­торых ты спра­шива­ешь, и ни­ког­да ни­чего не слы­шали о них; но царь, о ко­тором ты го­воришь, дей­стви­тель­но жил. Прав­да, это бы­ло три ты­сячи лет на­зад. Кто же мо­жет про­жить так дол­го?»

Мо­лодой че­ловек за­думал­ся и, об­ра­ща­ясь к са­мому се­бе, вслух ска­зал: «Как же я про­жил так мно­го?»

Мо­лодые лю­ди не по­вери­ли сво­им ушам и пе­рес­про­сили его: «Не­уже­ли ты жи­вешь уже три ты­сячи лет?»

Убе­див­шись, что мо­лодой че­ловек не су­мас­шедший, они по­бежа­ли к сво­ему ца­рю со­об­щить ему но­вость. Царь выс­лу­шал их рас­сказ, очень уди­вил­ся и пос­лал за мо­лодым че­лове­ком. Ведь та­кие лю­ди встре­ча­ют­ся не каж­дый день.

«Пос­лу­шай, нез­на­комец, я слы­шал о те­бе уди­витель­ные ве­щи. Прав­да ли, что ты жи­вешь уже три ты­сячи лет и что ты при­шел уз­нать что-ни­будь о сво­их родс­твен­ни­ках?» – об­ра­тил­ся к не­му царь.

«Да, мой гос­по­дин, я хо­тел уз­нать о сво­ей ма­тери и родс­твен­ни­ках, но уже нет ни­чего, что мог­ло бы на­пом­нить мне о них. Я не мо­гу по­нять: или я про­жил так дол­го, или это они умер­ли слиш­ком ра­но?»

Царь от­ве­тил ему: «Ник­то не жи­вет так дол­го. Ска­жи мне чес­тно, как ты смог про­жить три ты­сячи лет? Ведь ни од­но жи­вое су­щес­тво не до­жива­ет до та­кого воз­раста».

Тог­да мо­лодой че­ловек рас­ска­зал о сво­ем пу­тешес­твии, о же­нить­бе на од­ной из пе­ри, о том, как он по­кинул свою же­ну, что­бы уви­деть мать. Ис­то­рия очень пон­ра­вилась ца­рю, и он спро­сил мо­лодо­го че­лове­ка, не хо­чет ли он ос­тать­ся в его стра­не. Мо­лодой че­ловек сог­ла­сил­ся.

Царь от­вел ему прек­расные по­кои, и мо­лодой че­ловек зав­тра­кал и обе­дал вмес­те с ца­рем.

Од­нажды царь спро­сил у сво­его пер­во­го ми­нис­тра, при­лич­но ли бу­дет ему вы­дать свою дочь за­муж за это­го че­лове­ка. Ми­нистр от­ве­тил: «Да, ведь ты боль­ше ниг­де не най­дешь че­лове­ка, ко­торый бы про­жил три ты­сячи лет».

Че­рез нес­коль­ко дней сыг­ра­ли свадь­бу. Од­нажды мо­лодая суп­ру­га поп­ро­сила сво­его му­жа: «Приг­ла­си мо­его от­ца в гос­ти, что­бы он пос­мотрел, как мы ус­тро­ились и по­любо­вал­ся бы на­шим до­мом».

«Очень хо­рошо», – от­ве­тил муж.

Царь при­шел в дом к зя­тю со сво­ей сви­той и не пе­рес­та­вал вос­хи­щать­ся ока­зан­ным ему при­емом и по­ряд­ком, ца­рив­шим в до­ме.

Он поп­ро­сил мо­лодо­го че­лове­ка еще раз рас­ска­зать о сво­ем пу­тешес­твии. Юно­ша пов­то­рил свой рас­сказ. Царь удив­лялся жиз­ни в стра­не бес­смер­тия. Тог­да из ува­жения к ца­рю мо­лодой че­ловек по­дарил ему од­но из яб­лок, ко­торое да­ла ему же­на на про­щание. Как толь­ко царь взял яб­ло­ко в ру­ки, он сра­зу же сос­та­рил­ся на три ты­сячи лет; его бе­лос­нежная бо­рода ста­ла до­ходить ему до ко­лен.

Мо­лодой че­ловек то­же очень уди­вил­ся, по­тому что он не знал свой­ств яб­ло­ка. Уви­дев, что про­изош­ло с ца­рем, он по­дарил вто­рое яб­ло­ко же­не ца­ря, и та то­же сей­час же сос­та­рилась на три ты­сячи лет. Спи­на ее сог­ну­лась, и она не мог­ла боль­ше хо­дить.

Уви­дев это, мо­лодой че­ловек по­дарил третье яб­ло­ко же­не и по­думал при этом: «Раз царь и его же­на сос­та­рились, то моя же­на то­же дол­жна прев­ра­тить­ся в ста­руху, и тог­да я смо­гу вер­нуть­ся к сво­ей пе­ри».

Те­перь он день за днем ждал смер­ти сво­ей но­вой семьи. Но мо­лодой че­ловек за­был, что у не­го не ос­та­лось ни од­но­го дра­гоцен­но­го яб­ло­ка, ко­торые да­ла ему же­на, что­бы убе­речь его от ста­рос­ти и смер­ти. Она на­казы­вала ему, что­бы он ни­ког­да не рас­ста­вал­ся с ни­ми, но он не при­дал ни­како­го зна­чения ее сло­вам. На­каз ее лишь слег­ка кос­нулся его ушей, по­доб­но ду­нове­нию ве­тер­ка.

Приш­ло вре­мя и ему сос­та­рить­ся, и он стал та­ким ста­рым и сла­бым, что пал­ка вы­пада­ла из его рук, и пос­ле смер­ти сво­их но­вых родс­твен­ни­ков он то­же ско­ро умер.

Вот так умер че­ловек, ко­торый ска­зал од­нажды: «Я най­ду стра­ну, где нет смер­ти». Та­ков был ко­нец че­лове­ка, ко­торый про­жил три ты­сячи лет, а хо­тел быть бес­смертным. Так сбы­лись сло­ва ста­рика: «Нет на све­те та­кого су­щес­тва, ко­торое мог­ло бы жить веч­но. Лю­бое су­щес­тво, без ис­клю­чения, ког­да-ни­будь ум­рет».

Лишь три го­лубя ос­та­лись жить в сво­ей стра­не.