Завещание царя

Жил ког­да-то очень ста­рый царь. Царь был очень бо­гат. И бы­ло у не­го три сы­на. Сы­новья про­води­ли все свое вре­мя в спо­рах об от­цов­ском нас­ледс­тве: как им луч­ше по­делить все бо­гатс­тва от­ца, ког­да он ум­рет? Но сы­новья бо­ялись, как бы вра­ги не от­ня­ли у них его бо­гатс­тво, ко­торое он на­копил не­чес­тным пу­тем.

Од­нажды ста­рый царь по­чувс­тво­вал приб­ли­жение сво­его смер­тно­го ча­са, приз­вал к се­бе сы­новей и ска­зал: «Мое пос­леднее же­лание и есть мое за­веща­ние. Я ум­ру, а вы ос­та­нетесь жить. По­это­му про­шу вас вы­пол­нить мое пос­леднее же­лание: в те­чение трех дней пос­ле мо­ей смер­ти пусть каж­дый из вас пос­те­режет мое те­ло на клад­би­ще, что­бы мои мно­гочис­ленные вра­ги не над­ру­гались над ним».

«О чем ты го­воришь, отец, – от­ве­чали сы­новья, – те­бе еще жить и жить. Но, как бы там ни бы­ло, мы вы­пол­ним твою прось­бу».

Отец до­бавил: «Я вы­разил свое пос­леднее же­лание. Вы­пол­нив его, вы мо­жете де­лать все, что по­жела­ете».

Вско­ре царь умер. Братья оде­лись в тра­ур и приг­ла­сили на по­хоро­ны родс­твен­ни­ков и дру­зей. Пос­ле по­хорон все вер­ну­лись во дво­рец, и по­мин­ки про­дол­жа­лись до поз­дне­го ве­чера.

Мно­гие из приг­ла­шен­ных жи­ли да­леко от двор­ца и не мог­ли вер­нуть­ся до­мой, по­это­му они ос­та­лись но­чевать во двор­це.

Ве­чером млад­ший брат уви­дел, что его стар­шие братья не со­бира­ют­ся ид­ти на клад­би­ще сто­рожить те­ло ца­ря. Они бы­ли за­няты с гос­тя­ми, и нич­то дру­гое их не вол­но­вало. Млад­ший брат по­дошел к стар­ше­му и ска­зал ему: «О чем ты ду­ма­ешь? По­чему ты не пош­лешь страж­ни­ков на мо­гилу от­ца? Раз­ве ты за­был его пре­дуп­режде­ние, что мо­гут прий­ти вра­ги и унес­ти его те­ло? Это ля­жет нес­мы­ва­емым по­зором на нас, и мы не смо­жем гля­деть в гла­за на­шим родс­твен­ни­кам и друзь­ям».

Стар­ший брат от­ве­тил: «Ха, за­веща­ние ка­салось са­мого от­ца, но он был очень стар и не знал уже, что го­ворил. По­дож­ди, ско­ро бу­дем де­лить бо­гатс­тва, не вре­мя сей­час сто­рожить те­ло в мо­гиле. Вра­гам не­чего де­лать с его те­лом, они не при­дут за ним».

Ви­дя, что его стар­шие братья не со­бира­ют­ся ид­ти ох­ра­нять мо­гилу от­ца, он ре­шил сам пой­ти ту­да вмес­те со сво­им слу­гой. Взял он с со­бой гюр­зу-бу­лаву и от­пра­вил­ся на клад­би­ще. Они вы­рыли яму ря­дом с мо­гилой от­ца и спря­тались в ней. Они уже за­сыпа­ли, как вдруг по­явил­ся всад­ник в крас­ном, на крас­ном ко­не и с крас­ным копь­ем в ру­ке.

Всад­ник приб­ли­зил­ся к мо­гиле ца­ря, ос­та­новил­ся и вот­кнул в мо­гилу копье, го­воря при этом: «Ты умер, и по­делом те­бе! Это за то, что ты от­дал ме­ня в ру­ки сво­их страж­ни­ков, ко­торые по­сади­ли ме­ня в тюрь­му и зас­та­вили пла­тить штраф, по­тому что я был дол­жен те­бе два или три ту­мана и не мог их те­бе вер­нуть. Ты умер, но в мо­гиле ты не най­дешь по­коя. Я вы­тащу те­бя от­ту­да и выс­тавлю те­бя на­показ все­му ми­ру, что­бы все смот­ре­ли и сты­дились те­бя».

Он слез с ко­ня и на­чал рас­ка­пывать мо­гилу. В это вре­мя млад­ший сын ца­ря под­крал­ся к не­му сза­ди и на­нес ему бу­лавой удар по го­лове. Всад­ник по­тянул­ся к ору­жию, но вто­рой удар по го­лове уло­жил его на мес­те. Он вы­нул из кар­ма­нов одеж­ды уби­того ка­кие-то ка­меш­ки и дал их слу­ге, ска­зав: «Вы­рой яму и спрячь их, что­бы ник­то не смог опоз­нать уби­того, а мы не на­жили вра­гов».

Слу­га сде­лал все, что ему при­каза­ли, за­тем они взя­ли ко­ня, копье и крас­ный плащ и воз­вра­тились до­мой.

Млад­ший сын ска­зал сво­ему слу­ге: «Ни­кому, да­же мо­им брать­ям, не го­вори, что с на­ми про­изош­ло на клад­би­ще, а там пос­мотрим, чем все кон­чится».

Они ос­та­вили ко­ня у од­но­го из родс­твен­ни­ков, поп­ро­сив его ни­кому ни­чего не рас­ска­зывать, что­бы не бы­ло неп­ри­ят­ностей.

Ког­да млад­ший брат и его слу­га вер­ну­лись пе­чаль­ны­ми до­мой, стар­ший брат спро­сил их: «Ну как, бы­ли на клад­би­ще?»

Боль­ше стар­шие братья ни­чего не спро­сили и вновь за­нялись раз­де­лом бо­гатств от­ца.

Ког­да нас­ту­пил ве­чер, млад­ший брат ска­зал: «Уми­рая, отец про­сил сте­речь его три дня под­ряд».

«Ос­тавь ме­ня в по­кое, – от­ве­тил стар­ший брат. – Ты хо­дил вче­ра на клад­би­ще, и ка­кую же вы­году ты от это­го име­ешь? Ес­ли ты и се­год­ня ту­да от­пра­вишь­ся, то что от это­го бу­дешь иметь? За­нимай­ся сво­ими де­лами и ос­тавь в по­кое на­шего от­ца. Ко­му при­дет в го­лову тре­вожить его прах? Кто от­ка­жет­ся ото сна или бро­сит ра­боту, что­бы ид­ти на клад­би­ще тре­вожить мер­тве­ца?»

Млад­ший брат не стал слу­шать даль­ше, взял бу­лаву и по­шел со слу­гой на клад­би­ще. Как и в прош­лую ночь, они спря­тались в яме.

В пол­ночь они уви­дели, что приб­ли­жа­ет­ся гроз­ный всад­ник, оде­тый во все чер­ное, с чер­ным копь­ем, на чер­ном ко­не. Ос­та­новив­шись у мо­гилы ца­ря, он вот­кнул в нее копье и слез с ко­ня.

«Ты спишь те­перь в мо­гиле и ду­ма­ешь, что я ос­тавлю те­бя в по­кое! – ска­зал он. – Вста­вай, прок­ля­тый!»

И с эти­ми сло­вами он на­чал ко­пать мо­гилу ца­ря, что­бы вы­тащить его от­ту­да и так отом­стить ца­рю за то, что тот брал с не­го боль­шую дань. В это вре­мя сын ца­ря под­крал­ся к не­му и уда­рил его бу­лавой по го­лове. Че­ловек упал ли­цом на зем­лю, он хо­тел при­под­нять­ся, но, преж­де чем он смог это сде­лать, ца­ревич и его слу­га уби­ли его. Как и пер­во­го, это­го че­лове­ка по­хоро­нили ря­дом с ца­рем. С со­бой они взя­ли ко­ня, копье и чер­ный плащ и воз­вра­тились до­мой. Чер­но­го ко­ня, плащ и копье они ос­та­вили у то­го же родс­твен­ни­ка. За­тем они вер­ну­лись во дво­рец и вмес­те с брать­ями ста­ли де­лить нас­ледс­тво.

Нас­ту­пил тре­тий ве­чер, и млад­ший брат ска­зал сред­не­му бра­ту: «Раз­ве ты не пом­нишь нас­тавле­ние от­ца? По­чему ты не идешь ох­ра­нять его? Мо­жет так слу­чить­ся, что вра­ги вы­нут его те­ло из мо­гилы и над­ру­га­ют­ся над ним, и это ля­жет нес­мы­ва­емым по­зором на нас».

«За­нимай­ся сво­им де­лом, – от­ве­тил сред­ний брат. – Ко­му при­дет в го­лову вы­нимать неп­рогляд­ной ночью мер­тво­го из его мо­гилы? У те­бя что, нет дру­гого де­ла?» И он ос­тался до­ма.

Млад­ший брат взял бу­лаву и вмес­те со слу­гой в тре­тий раз от­пра­вил­ся на клад­би­ще.

Они спря­тались в яме и че­рез не­кото­рое вре­мя зад­ре­мали. Вдруг их раз­бу­дил страш­ный шум: это ска­кал всад­ник в бе­лом, на бе­лом ко­не и с бе­лым копь­ем в ру­ке. Ос­та­новив­шись у мо­гилы ца­ря, он слез с ко­ня и на­чал ос­кор­блять усоп­ше­го: «Будь ты прок­лят! Ты пос­ту­пил бес­чес­тно, отоб­рав у ме­ня все мое бо­гатс­тво и ос­та­вив ме­ня ни с чем. У ме­ня есть толь­ко конь. Что­бы про­жить, мне при­дет­ся у­ехать за гра­ницу или за­нять­ся во­ровс­твом».

Он на­чал ко­пать мо­гилу, что­бы вы­нуть от­ту­да мер­тво­го ца­ря и над­ру­гать­ся над его те­лом. В это вре­мя ца­ревич под­крал­ся к не­му и уда­рил его бу­лавой. Нез­на­комец в бе­лом упал на зем­лю. Он хо­тел встать, что­бы уда­рить сы­на ца­ря, но тот на­нес ему вто­рой удар и убил его. По­хоро­нили его то­же ря­дом с ца­рем.

Они взя­ли ко­ня, копье и бе­лый плащ и от­ве­ли ко­ня к то­му же родс­твен­ни­ку, что и пер­вых двух, и ста­ли ждать, что бу­дет.

Ког­да все бо­гатс­тво ца­ря бы­ло по­деле­но, братья ста­ли жить врозь.

Прош­ло нес­коль­ко дней, и вдруг по стра­не раз­неслась но­вость: царь со­сед­не­го го­сударс­тва ре­шил вы­дать за­муж трех сво­их до­черей. Но он не знал, кто мо­жет быть дос­то­ин их, а по­тому ус­тра­ивал боль­шой праз­дник и ве­лел со­об­щить во всех го­родах, что в та­кой-то день, в та­ком-то мес­те бу­дут на­ходить­ся его до­чери, ко­торые са­ми вы­берут се­бе же­нихов. Бу­дут ус­тро­ены скач­ки, в ко­торых мо­гут учас­тво­вать толь­ко всад­ни­ки вы­соко­го про­ис­хожде­ния. То­му, кто прис­ка­чет пер­вым, дос­та­нет­ся пер­вая дочь ца­ря.

Сы­новья всех знат­ных лю­дей ста­ли го­товить­ся к смот­ру. Два стар­ших бра­та умер­ше­го ца­ря то­же ста­ли го­товить­ся к скач­кам, на­де­ясь за­полу­чить в же­ны цар­ских до­черей и этим уве­личить свое бо­гатс­тво. Млад­ший брат ус­лы­шал об их при­готов­ле­ни­ях и при­шел к брать­ям.

«Я то­же хо­чу по­ехать с ва­ми», – ска­зал он.

Но братья от­ве­тили ему: «Иди луч­ше на мо­гилу от­ца, те­бе не­чего с на­ми де­лать. Где мы дос­та­нем те­бе ло­шадь, что­бы ты смог учас­тво­вать на скач­ках?»

Но млад­ший брат про­дол­жал нас­та­ивать, и тог­да братья да­ли ему хро­мую ло­шадь и у­еха­ли. Как толь­ко они скры­лись из ви­да, он при­казал слу­ге при­вес­ти крас­но­го ко­ня, при­нес­ти крас­ный плащ и крас­ное копье.

Ког­да млад­ший браг при­ехал к мес­ту ска­чек, там уже соб­ра­лись все учас­тни­ки. Все выс­тро­ились в ряд, и, ког­да да­ли сиг­нал к на­чалу ска­чек, все пом­ча­лись на­пере­гон­ки, но млад­ший брат как мол­ния выр­вался впе­ред и, опе­редив всех, схва­тил стар­шую дочь ца­ря и ум­чался до­мой. Ос­та­вив ца­рев­ну до­ма, ца­ревич пе­ресел на хро­мую ло­шадь и по­ехал навс­тре­чу брать­ям. У ручья он встре­тил­ся с ни­ми, и они рас­ска­зали ему о крас­ном всад­ни­ке, ко­торый обог­нал всех.

Царь еще два ра­за ус­тра­ивал скач­ки, и оба ра­за млад­ший брат, пе­ре­одев­шись в чер­ное, а за­тем в бе­лое, вы­иг­ры­вал и уво­зил до­черей ца­ря. Сес­тры ста­рались уз­нать, где они на­ходят­ся и кто их сю­да при­вез, но ни один слу­га не ска­зал им об этом.

Од­нажды млад­ший брат от­пра­вил­ся к сво­им брать­ям и приг­ла­сил их к се­бе.

Братья пош­ли за ним, и он при­вел их в свою ко­нюш­ню, где сто­яли три ло­шади: крас­ная, чер­ная и бе­лая.

Здесь он рас­ска­зал брать­ям всю ис­то­рию: о том, что про­изош­ло на клад­би­ще, о том, как ему уда­лось по­хитить до­черей и что сей­час они на­ходят­ся у не­го в до­ме.

Он при­вел брать­ев к се­бе, пред­ста­вил их де­вуш­кам и ска­зал: «Те­бе, стар­ший брат, от­даю стар­шую дочь ца­ря, те­бе, сред­ний брат – сред­нюю, а се­бе я бе­ру млад­шую».

Братья со­об­щи­ли ца­рю о свадь­бе. Царь прис­лал им бо­гатое при­даное. На свадь­бе при­сутс­тво­вало мно­го на­рода. Все ели, пи­ли, слу­шали му­зыку, смот­ре­ли пах­ла­ванов. Свадь­ба про­дол­жа­лась семь дней и семь но­чей. Так пусть все­выш­ний даст та­кую же ра­дость их родс­твен­ни­кам и друзь­ям.