Дерево в железах на площади Шток-Им-Айзен

Не­лег­кая жизнь бы­ва­ет у ре­бят, от­данных в уче­ние к мас­те­ру. Один та­кой маль­чон­ка Мар­тин Мукc уз­нал это на собс­твен­ной шку­ре с тех пор, как его от­да­ли в уче­ники к знат­но­му вен­ско­му за­моч­но­му мас­те­ру, а бы­ло это лет трис­та или че­тырес­та то­му на­зад.

Ра­бота на­чина­лась чуть свет и про­дол­жа­лась дол­го, до са­мого ве­чера. А Мар­ти­ну ох как хо­телось пос­пать по­доль­ше да по­без­дель­ни­чать, да по­иг­рать и по­рез­вить­ся с дру­гими ре­бятиш­ка­ми. Но мас­тер был строг, и для Мар­ти­на не всег­да все об­хо­дилось глад­ко: иной раз хо­зя­ин боль­но тас­кал его за уши.

Вот как-то од­нажды мас­тер пос­лал маль­чиш­ку за гли­ной. Тот взял тач­ку и от­пра­вил­ся за го­род ту­да, где все бра­ли гли­ну. Мар­тин да­же нем­но­го рад был выр­вать­ся из мас­тер­ской и про­вес­ти ча­сок-дру­гой на во­ле. С не­ба яр­ко све­тило и приг­ре­вало сол­нышко, и маль­чик ве­село за­шагал, тол­кая пе­ред со­бой тач­ку. За го­род­ски­ми во­рота­ми он встре­тил дру­гих маль­чи­шек и, заб­ро­сив тач­ку, рез­вился и но­сил­ся с ни­ми вза­пус­ки це­лый день, за­быв про гли­ну и про то, что его ждет мас­тер. За иг­рой он и не за­метил, как про­шел день — и вдруг сол­нце се­ло и нас­ту­пили су­мер­ки. Ре­бята поб­ро­сали иг­ру и раз­бе­жались по до­мам, а Мар­тин слиш­ком поз­дно спох­ва­тил­ся, что не вы­пол­нил по­руче­ние, и по­нял, что не ус­пе­ет: по­ка он бу­дет на­бирать гли­ну, во­рота зак­ро­ют­ся и он не по­падет в го­род!

Ви­дит Мар­тин, что де­лать не­чего. Он под­хва­тил свою тач­ку и во весь дух при­пус­тил до­мой. Он так бе­жал, что сов­сем за­пыхал­ся, и все рав­но опоз­дал: ког­да он до­бежал до го­род­ских во­рот, они уже ока­зались за­пер­ты. У маль­чиш­ки не бы­ло в кар­ма­не ни гро­ша, а что­бы по­пасть в юрод, на­до бы­ло зап­ла­тить сто­рожу крей­цер, ина­че он не от­кро­ет во­рота. Не зная, как тут быть, маль­чиш­ка с го­ря зап­ла­кал. Что ска­жет мас­тер, ког­да уви­дит, что он не вер­нулся? И где ему но­чевать?

Сел Мар­тин на тач­ку, ре­вет, хлю­па­ет но­сом и ду­ма­ет: «Как мне быть? Что мне де­лать?» И вдруг по ре­бячь­ему не­домыс­лию он возь­ми да бряк­ни:
— Эх, бы­ла — не бы­ла! Ес­ли бы мне толь­ко по­пасть в го­род, я сог­ла­сен хоть чер­ту ду­шу про­дать!
Не ус­пел он это вы­гово­рить, как вдруг пе­ред ним от­ку­да ни возь­мись по­явил­ся че­лове­чек в крас­ном кам­зо­ле и с ос­тро­вер­хой шля­пой, ук­ра­шен­ной пуч­ком ог­ненно-крас­ных пе­туши­ных перь­ев.
— О чем, маль­чу­ган, пла­чешь? — спро­сил нез­на­комец хрип­лым го­лосом.
Мар­тин так и вы­пучил гла­за при его стран­ном по­яв­ле­нии.
— Ох, — от­ве­тил он жа­лоб­ным го­лосом. — Мне на­до по­пасть в го­род, да не­чем зап­ла­тить за вход. А до­ма еще, по­жалуй, по­лучу взбуч­ку от хо­зя­ина за то, что так дол­го за­дер­жался и не при­вез гли­ны.
Тут черт — по­тому что нез­на­комец был имен­но чер­том — уте­шил маль­чи­ка и ска­зал:
— Бу­дет те­бе и крей­цер для сто­рожа, и пол­ная тач­ка гли­ны, и до­ма не бу­дет ни­каких ко­лоту­шек. А хо­чешь, я в при­дачу сде­лаю те­бя са­мым луч­шим за­моч­ным мас­те­ром Ве­ны? Не бой­ся, ты все это по­лучишь при од­ном ма­лень­ком ус­ло­вии: ес­ли ты хоть раз про­пус­тишь вос­крес­ную мес­су, ты мне зап­ла­тишь за то сво­ей жизнью. Да ты не ро­бей! Что тут та­кого страш­но­го? Все­го-то и на­до каж­дое вос­кре­сенье хо­дить к мес­се, и ни­чего с то­бой не слу­чит­ся!

Маль­чиш­ка-нес­мышле­ныш и по­верил, что ни­чего страш­но­го нет в этом пред­ло­жении. «Хо­дить каж­дое вос­кре­сенье к мес­се? Че­го же в этом труд­но­го? — по­думал он. — На­до быть сов­сем ду­раком, что­бы про­пус­тить вос­крес­ную служ­бу!» Вот он и сог­ла­сил­ся и скре­пил до­говор тре­мя кап­ля­ми кро­ви. За это черт дал ему блес­тя­щий но­вень­кий крей­цер для прив­ратни­ка, а тач­ка вдруг ока­залась до­вер­ху пол­на гли­ны. Маль­чиш­ка ве­село пос­ту­чал в во­рота, зап­ла­тил за вход, при­шел до­мой к мас­те­ру, и тот, вмес­то вся­кой взбуч­ки, еще и пох­ва­лил его за усер­дную ра­боту.

На­ут­ро в мас­тер­скую явил­ся зна­комец Мар­ти­на и за­казал мас­те­ру со­вер­шенно осо­бен­ную ра­боту. Воз­ле го­род­ско­го ва­ла на уг­лу Ка­рин­тий­ской ули­цы сох­ра­нял­ся дуб с мо­гучим ство­лом — все, что ос­та­лось от древ­них дре­мучих ле­сов. И вот по­сети­тель ска­зал, что хо­чет стя­нуть де­рево креп­ким же­лез­ным обо­дом и за­переть его за­тей­ли­вым зам­ком. Ни мас­тер, ни под­мастерья не ре­шались взять­ся за та­кую не­видан­ную и слож­ную ра­боту.

— Как же так! — воз­му­тил­ся за­каз­чик. — Ка­кие же вы тог­да мас­те­ра, ес­ли не уме­ете из­го­товить та­кую прос­тую вещь! Да с этим ваш уче­ник без тру­да спра­вит­ся!
— Ну, еже­ли уче­ник су­ме­ет сде­лать та­кой за­мок, — ска­зал оби­жен­ный мас­тер, — то я тот­час же объ­яв­лю его под­мастерь­ем и от­пу­щу на все че­тыре сто­роны.

Пом­ня про вче­раш­нее обе­щание крас­но­го че­ловеч­ка, маль­чиш­ка не ис­пу­гал­ся:
— До­гово­рились, хо­зя­ин! — вос­клик­нул он и, не ус­пел тот опом­нить­ся, как же­лез­ный об­руч и за­мок бы­ли уже го­товы. Маль­чиш­ка иг­ра­ючи спра­вил­ся с ра­ботой в нес­коль­ко ча­сов. Он и сам не знал, как это по­лучи­лось, но де­ло так и ки­пело у не­го в ру­ках. За­каз­чик дож­дался в мас­тер­ской окон­ча­ния ра­боты, от­пра­вил­ся вмес­те с маль­чи­ком к ду­бу, стя­нул ствол же­лез­ным об­ру­чем и зам­кнул его на за­мок. За­тем он спря­тал ключ и скрыл­ся из глаз, точ­но его и не бы­ло. С тех пор этот ствол и пло­щадь, на ко­торой он сто­ит, так и на­зыва­ет­ся «Шток-им-Ай­зен», то есть «Де­рево в же­лезах».

Для Мар­ти­на Мук­са уче­ничес­тво на том и за­кон­чи­лось, и мас­тер от­пустил его на все че­тыре сто­роны. По ста­рин­но­му обы­чаю мо­лодой под­мастерье от­пра­вил­ся в странс­твие, по­рабо­тал у раз­ных мас­те­ров и на­конец очу­тил­ся в Нюр­нбер­ге. Мас­тер, к ко­торо­му он на­нял­ся в по­мощ­ни­ки, толь­ко ди­вил­ся, гля­дя на его ра­боту. С вы­чур­ной окон­ной ре­шет­кой, над ко­торой дру­гие под­мастерья тру­дились бы це­лую не­делю, Мар­тин уп­ра­вил­ся за нес­коль­ко ча­сов, да в при­дачу еще и на­коваль­ню пе­реко­вал на ре­шет­ку. От та­ких чу­дес мас­те­ру ста­ло уж очень не по се­бе, и он пос­пе­шил пос­ко­рее рас­стать­ся с та­ким по­мощ­ни­ком.

Тог­да Мар­тин пус­тился в об­ратный путь и че­рез нес­коль­ко ме­сяцев во­ротил­ся до­мой в Ве­ну. Ра­зуме­ет­ся, за все вре­мя странс­твий он ни ра­зу не про­пус­тил вос­крес­ную мес­су. Мар­тин не бо­ял­ся чер­та и твер­до ре­шил ос­та­вить в ду­раках сво­его зна­ком­ца в крас­ном кам­зо­ле. В Ве­не он ус­лы­хал, что ма­гис­трат ищет мас­те­ра, ко­торый смо­жет из­го­товить ключ к ис­кусно­му зам­ку, ви­сев­ше­му на зна­мени­том ду­бе у рва. Бы­ло объ­яв­ле­но, что то­му, кто су­ме­ет вы­ковать та­кой ключ, бу­дет да­рова­но зва­ние мас­те­ра и пра­во вен­ско­го граж­данс­тва. Мно­гие пы­тались сде­лать та­кой ключ, но ни у ко­го он до сих пор не по­лучал­ся.

Ед­ва прос­лы­шав про это, Мар­тин тот­час же взял­ся за ра­боту. Но крас­но­кам­золь­но­му че­ловеч­ку, ко­торый унес с со­бой преж­ний ключ, эта за­тея приш­лась не по вку­су. Обер­нувшись не­видим­кой, он усел­ся воз­ле гор­на и вся­кий раз, ког­да Мар­тин со­вал в пла­мя ключ, что­бы его на­калить, черт сво­рачи­вал на сто­рону бо­род­ку. Мар­тин Мукc ско­ро до­гадал­ся, от­ку­да ве­тер ду­ет, и на­роч­но прис­та­вил бо­род­ку на­обо­рот, преж­де чем су­нуть ее в огонь. Так ему уда­лось пе­рехит­рить чер­та, ко­торый со злоб­ным упорс­твом опять вы­вер­нул ее на дру­гую сто­рону. Ра­ду­ясь удач­ной про­дел­ке, Мар­тин с хо­хотом вы­бежал из мас­тер­ской, а рас­сви­репев­ший черт вы­летел че­рез тру­бу.

В при­сутс­твии всех чле­нов ма­гис­тра­та Мар­тин вста­вил ключ и отом­кнул за­мок. Ему тут же тор­жес­твен­но прис­во­или зва­ние мас­те­ра и граж­да­нина го­рода, и Мар­тин на ра­дос­тях вы­соко под­бро­сил ключ в воз­дух. И вот слу­чилось чу­до: ключ уле­тел да так и не упал на зем­лю.

Шли го­ды. Мар­тин жил при­пева­ючи в по­кое и до­воль­стве, ни­ког­да не про­пус­кая вос­крес­ную мес­су. Те­перь-то уж он и сам жа­лел о до­гово­ре с чер­том, ко­торый зак­лю­чил, ког­да был еще глу­пым маль­чиш­кой.
Но крас­но­кам­золь­но­му зло­дею доб­ро­поря­доч­ная жизнь Мар­ти­на Мук­са приш­лась сов­сем не по нра­ву, а черт, как из­вес­тно, за здо­рово жи­вешь не от­сту­па­ет­ся, ко­ли уж за­цепил се­бе на крю­чок че­лове­чес­кую ду­шу. Мно­го лет вы­жидал удоб­но­го слу­чая, да толь­ко Мар­тин Мукc по буд­ним дням при­леж­но тру­дил­ся, а по вос­кре­сень­ям всег­да хо­дил в цер­ковь, не про­пус­кая ни од­ной мес­сы.

Мар­тин Мукc все бо­гател и бо­гател и ско­ро стал од­ним из са­мых за­житоч­ных граж­дан Ве­ны. Од­на­ко он и не до­гады­вал­ся, что к его пре­ус­пе­ванию при­ложил свою ру­ку гос­по­дин в крас­ном кам­зо­ле. Черт-то на­де­ял­ся, что бо­гатс­тво ско­рее вскру­жит мас­те­ру го­лову, и так оно и выш­ло — по­нем­но­гу Мар­тин на­чал ба­ловать­ся иг­рой в кос­ти да по­пивать ви­ниш­ко.
Од­нажды в вос­кре­сенье мас­тер с ут­ра за­сел с ком­па­ни­ей со­бутыль­ни­ков в вин­ном пог­ребке «Под ка­мен­ным кле­вером», что на ули­це Тух­ла­убен. Они ста­ли иг­рать в кос­ти. Ког­да на ко­локоль­не про­било де­сять ча­сов, Мар­тин отод­ви­нул ста­кан­чик с иг­раль­ны­ми кос­тя­ми, что­бы ид­ти в цер­ковь.

— Еще ус­пе­ешь! — ста­ли уго­вари­вать его при­яте­ли. — Что это ты так ра­но за­соби­рал­ся? Мес­са нач­нется в один­надцать, ку­да те­бе так спе­шить?
Им не приш­лось дол­го уп­ра­шивать Мар­ти­на, он ос­тался с друж­ка­ми и про­дол­жал с ни­ми пить и иг­рать в кос­ти, и они до то­го ув­леклись, что и в один­надцать не мог­ли ос­та­новить­ся.
— Пос­леднюю мес­су нач­нут чи­тать еще толь­ко в по­лови­не две­над­ца­того, — ус­по­ка­ива­ли Мар­ти­на ве­селые друж­ки. — Спе­шить не­куда, еще ус­пе­ешь.

И сно­ва Мар­тин Мукc их пос­лу­шал­ся, и они про­дол­жа­ли иг­ру. Вдруг на ча­сах про­било по­лови­на две­над­ца­того. Мар­тин Мукc от стра­ха по­белел как мел, выс­ко­чил из-за сто­ла, бе­гом взбе­жал по лес­тни­це и ки­нул­ся в цер­ковь. Ког­да он при­бежал на пло­щадь у со­бора Свя­того Сте­фана, там бы­ло пус­то, толь­ко воз­ле од­но­го над­гробья сто­яла ста­рушон­ка, это бы­ла ведь­ма, ко­торой черт на­казал ка­ра­улить Мар­ти­на.

— Ска­жите ра­ди все­го свя­того, — зак­ри­чал, под­бе­гая, Мар­тин, — не­уже­ли пос­ледняя мес­са еще не кон­чи­лась?
— Пос­ледняя мес­са? — уди­вилась ста­рушон­ка. — Она уж до­воль­но дав­но кон­чи­лась. Вре­мени-то уж, по­ди, ско­ро час.
Мар­тин Мукc не слы­шал, как она зло­рад­но под­хи­хик­ну­ла ему в след, по­тому что на са­мом де­ле еще не бы­ло и две­над­ца­ти. Бед­ный мас­тер с го­ря по­бежал об­ратно в вин­ный пог­ре­бок, обор­вал со сво­его кам­зо­ла се­реб­ря­ные пу­гови­цы и раз­дал на па­мять друзь­ям, что­бы не за­быва­ли его и учи­лись на его ужас­ном при­мере. И толь­ко тут раз­дался звон по­луден­но­го ко­локо­ла. Ед­ва смол­кли пос­ледние уда­ры, как в две­рях по­явил­ся гость в крас­ном кам­зо­ле.
— Эй, мас­тер! — крик­нул он гру­бым го­лосом. — Не про­мор­гай мес­су! Слы­шишь, зво­нит ко­локол? Уже пол­день!

Пе­репу­ган­ный Мар­тин Мукc опять мет­нулся вверх по сту­пень­кам, выс­ко­чил из под­ва­ла и пом­чался к со­бору Свя­того Сте­фана. Черт бе­жал за ним сле­дом и с каж­дым ша­гом де­лал­ся вы­ше рос­том. Ког­да они до­бежа­ли до клад­би­ща, за спи­ной об­ма­нуто­го бед­ня­ги уже вы­силась ги­гант­ская фи­гура ог­не­дыша­щего чу­дови­ща. В эту ми­нуту свя­щен­ник в со­боре про­из­нес пос­ледние сло­ва мес­сы. Служ­ба окон­чи­лась, и вмес­те с нею окон­чи­лась жизнь мас­те­ра Мук­са.

Ог­не­дыша­щее чу­дови­ще схва­тило его в ког­ти, взви­лось в не­беса и ис­чезло из ви­ду вмес­те со сво­ей до­бычей. А ве­чером го­рожа­не наш­ли те­ло мас­те­ра Мар­ти­на Мук­са за во­рота­ми, где сто­яла ви­сели­ца.

С тех пор все странс­тву­ющие под­мастерья сле­сар­но­го ре­мес­ла, при­ходя в Ве­ну, за­бива­ли в па­мять о нес­час­тном мас­те­ре гвоздь в ствол ду­ба, ко­торой сто­ял пос­ре­ди го­рода и вско­ре прев­ра­тил­ся в нас­то­ящее «же­лез­ное де­рево».