Гора сокровищ близ Метница

В ок­рес­тнос­тях Мет­ни­ца вы­сит­ся кру­той ска­лис­тый склон, у под­но­жия ко­торо­го вид­не­ет­ся уг­лубле­ние, по­хожее на грот. Ска­зыва­ют, буд­то здесь и есть ход, что ве­дет к нес­метным сок­ро­вищам в нед­рах го­ры. Од­на­ко же толь­ко счас­тлив­чик, тот, кто ро­дил­ся в вос­кре­сенье, име­ет в Пас­халь­ную ночь дос­туп к скры­тым бо­гатс­твам, да и то лишь в том слу­чае, ес­ли эта ночь сов­па­дет с вос­крес­ной, по­тому как толь­ко та­кой че­ловек об­ла­да­ет властью на­до всем ве­ликим сон­мом под­земных ду­хов, что ох­ра­ня­ют сок­ро­вища.

Од­нажды яви­лась в здеш­ние мес­та бед­ная вдо­ва с ре­бен­ком. Дош­ли и до нее слу­хи о сок­ро­вищах, а так как она са­ма ро­дилась в вос­кре­сенье, за­хоте­лось ей по­пытать­ся про­ник­нуть в ска­лу и до­быть бо­гатс­тво. В Пас­халь­ное вос­кре­сенье, ве­чером, она, пре­ис­полнен­ная тай­но­го стра­ха, от­пра­вилась, вся дро­жа, к ска­ле. Сво­его ма­лень­ко­го ре­бен­ка вдо­ва ве­ла с со­бой. Вне­зап­но она ус­лы­хала ка­кой-то от­да­лен­ный шум, а ска­лис­тый склон оза­рил­ся приз­рачным све­том. Пред ней рас­кры­лись мо­гучие вра­та, из них вы­шел ка­кой-то урод­ли­вый гном и кив­ком го­ловы пот­ре­бовал, что­бы вдо­ва прош­ла че­рез вра­та.

С ре­бен­ком на ру­ках шаг­ну­ла она в ска­лу и очу­тилась в прос­торном, свет­лом за­ле, пол­ном дра­гоцен­ностей. С удив­ле­ни­ем раз­гля­дыва­ла она изо­билие зо­лота и свер­ка­ющих дра­гоцен­ных кам­ней, мер­цавших и блес­тевших на по­лу и на сте­нах.
— Мо­жешь взять с со­бой все, что толь­ко за­хочешь, — ска­зал гном.

Жен­щи­на не­реши­тель­но бра­ла то нес­коль­ко слит­ков зо­лота, то горс­тку свер­ка­ющих кам­ней. В кон­це кон­цов она уса­дила ре­бен­ка на пол, что­бы ос­во­бодить ру­ки для сок­ро­вищ. Но ос­та­вать­ся в пе­щере с сок­ро­вища­ми мож­но бы­ло сов­сем не­дол­го, и гном поп­ро­сил ее по­торо­пить­ся. Тог­да вдо­ва соб­ра­ла в спеш­ке все, что ус­пе­ла зах­ва­тить, и быс­тро вы­бежа­ла на во­лю. Ска­лы с глу­хим шу­мом сом­кну­лись за ее спи­ной, а вра­та, ве­дущие к сок­ро­вищам, ис­чезли.

И толь­ко те­перь мать сно­ва по­дума­ла о ре­бен­ке, о ко­тором она, ос­леплен­ная ви­дом сок­ро­вищ и ох­ва­чен­ная сво­им рве­ни­ем соб­рать их по­боль­ше, со­вер­шенно за­была. Она сто­яла со сво­ими сок­ро­вища­ми и от­ча­ян­но пла­кала, не спус­кая глаз со ска­лис­то­го скло­на, от­ре­зав­ше­го ей путь к ре­бен­ку. Вдо­ва прок­ля­ла свою ал­чность и швыр­ну­ла да­леко прочь зо­лото и дра­гоцен­ные кам­ни, ко­торые еще дер­жа­ла в ру­ках. Се­туя, она рва­ла на се­бе во­лосы.

И толь­ко ког­да за­нялось ут­ро, бед­ная жен­щи­на об­ре­ла спо­кой­ствие, по­доб­ра­ла бро­шен­ные дра­гоцен­ности и по­кину­ла в пе­чали это жут­кое мес­то. О куп­ленном та­кой до­рогой це­ной бо­гатс­тве она и знать боль­ше не же­лала и раз­да­рила все зо­лото и дра­гоцен­ные кам­ни бед­ня­кам и тем, кто тер­пит нуж­ду.

Ми­нул ров­но год, и жен­щи­на вер­ну­лась об­ратно к ска­ле, так как втай­не на­де­ялась, что ее еще раз впус­тят в нед­ра го­ры, и она оты­щет ре­бен­ка. И, в са­мом де­ле, на­деж­да не ра­зоча­рова­ла ее. В Пас­халь­ную вос­крес­ную ночь ска­лис­тая сте­на раз­вер­злась вновь, и она уви­дела, что ре­бенок ее, си­дя в пе­щере, ве­село иг­ра­ет со слит­ка­ми зо­лота.

С кри­ком ра­дос­ти рва­нула жен­щи­на к се­бе свое ди­тя и пос­пе­шила с ним вон из пе­щеры, не бро­сив ни еди­ного взгля­да на бо­гатс­тва и сок­ро­вища. Она це­лова­ла и лас­ка­ла ре­бен­ка и бла­года­рила не­бо за то, что оно сно­ва вер­ну­ло ей ма­лыша.
С той по­ры вдо­ва не ду­мала боль­ше ни о бо­гатс­тве, ни о зо­лоте, а лишь от все­го сер­дца ра­дова­лась, что сно­ва об­ре­ла сво­его ре­бен­ка. И жи­ли они хо­тя и скром­но, но счас­тли­во.