Гостиница «У прыгуна» в Эфердинге

В Эфер­динге, у до­роги, что ве­дет к рын­ку, сто­ит ста­рин­ная гос­ти­ница для при­ез­жих, с дав­них пор из­вес­тная как гос­ти­ница «У пры­гуна». На ее вы­вес­ке над во­рота­ми и в са­мом де­ле изоб­ра­жен вы­соко под­прыг­нувший ар­ле­кин.

Од­нажды жар­ким лет­ним днем в трак­ти­ре при этой гос­ти­нице соб­ра­лась ком­па­ния чес­тных эфер­динг­ских жи­телей. Дол­жно быть, вы­пили они нам­но­го боль­ше, чем вна­чале пред­по­лага­ли, и это не­уди­витель­но — в тот день сто­ял па­лящий зной. Сон­ный хо­зя­ин трак­ти­ра кле­вал но­сом, си­дя в уг­лу. Нас­тро­ение у нею бы­ло до­воль­но сквер­ное, по­тому что в пос­леднее вре­мя за­веде­ние его по­сеща­ли сов­сем ред­ко, не то что в ста­рые вре­мена, ког­да каж­дый ве­чер со­бира­лись здесь ве­селые ком­па­нии вро­де той, что браж­ни­чала се­год­ня. Нын­че лю­ди при­ходи­ли в трак­тир лишь из­редка, по боль­шим праз­дни­кам.

Так раз­мышлял хо­зя­ин о пло­хих вре­менах, и от этих мыс­лей нас­тро­ение его ни­чуть не улуч­ша­лось. Как вдруг он ус­лы­шал, что на ули­це кто-то за­пел ве­селую пе­сен­ку. В сле­ду­ющую ми­нуту в трак­тир во­шел строй­ный мо­лодой па­рень. Он при­вет­ли­во поз­до­ровал­ся с при­сутс­тву­ющи­ми и крик­нул:
— Эй, хо­зя­ин, при­неси­те-ка кув­шин са­мого луч­ше­го ви­на! Да пос­ко­рее — жар­ко, пить хо­чет­ся. Зна­ете ведь: кто да­ет сра­зу, да­ет вдвой­не.

Хо­зя­ин не зас­та­вил се­бя уп­ра­шивать — по­бежал в пог­реб и при­нес пол­ный кув­шин луч­ше­го ви­на.
Нез­на­комый мо­лодой че­ловек с нас­лажде­ни­ем от­хлеб­нул ви­на, заж­му­рил­ся от удо­воль­ствия и ска­зал:
— Не­дур­ное вин­цо.
— Да уж, на­де­юсь, что не­дур­ное, — от­ве­тил хо­зя­ин и за­тем спро­сил: — Поз­воль­те уз­нать, из­да­лека ли вы иде­те?
— Сю­да-то я при­шел из Эфер­динга, — улы­ба­ясь, ска­зал па­рень, — но я по­видал уже не­мало чу­жих го­родов и стран.
— Од­на­ко, гля­дя на вас, не ска­жешь, что вы ка­кой-ни­будь странс­тву­ющий под­мастерье, — за­метил хо­зя­ин.
— А я и не под­мастерье, — от­ве­тил па­рень и до­бавил не слиш­ком скром­но: — Я че­ловек уче­ный и уже не раз по­казы­вал свою уче­ность ко­ролям и им­пе­рато­рам. Я ма­гистр воль­ных ис­кусств, и ме­ня всю­ду при­нима­ют с по­чес­тя­ми и вос­хи­щени­ем. Мое имя Рот­хард.

По­сети­тели трак­ти­ра на­чали пе­решеп­ты­вать­ся, а хо­зя­ин с лю­бопытс­твом про­дол­жал раз­го­вор:
— А мо­жет, вы и нам по­каже­те ка­кое-ни­будь из ва­ших ис­кусств?
— От­че­го ж не по­казать, — ма­гистр хит­ро ус­мехнул­ся. — Мо­жете ме­ня ис­пы­тать. Хо­тите, побь­ем­ся об зак­лад?
— Идет! — вос­клик­нул хо­зя­ин.

Все, кто был в трак­ти­ре, вни­матель­но прис­лу­шива­лись к их раз­го­вору и те­перь под­се­ли поб­ли­же, с лю­бопытс­твом ожи­дая про­дол­же­ния. При­шелец ух­мыль­нул­ся:
— Лад­но. Но смот­ри­те в оба. Спо­рим, что я смо­гу под­прыг­нуть вы­ше ва­шего до­ма! Ес­ли у ме­ня это по­лучит­ся, — зна­чит, я вы­иг­рал па­ри и по­лучаю ваш дом. А ес­ли про­иг­раю, то зап­ла­чу це­ну пя­тиде­сяти кув­ши­нов ва­шего луч­ше­го ви­на.
Хо­зя­ин в ду­ше пос­ме­ял­ся и да­же пред­ста­вил се­бе це­лый ме­шок зо­лотых мо­нет.
— По ру­кам! — ска­зал он. — Пусть все так и бу­дет.

Спор скре­пили, уда­рив по ру­кам, по­том по­сети­тели, ко­торых раз­би­рало лю­бопытс­тво, вста­ли в круг, и хо­зя­ин ска­зал:
— Ну же, да­вай­те, по­кажи­те-ка, что вы мо­жете!
Ма­гистр с плу­това­той, как у маль­чиш­ки-озор­ни­ка, улыб­кой вы­шел в се­реди­ну кру­га.
— Хо­тите верь­те, хо­тите — нет, до­рогой хо­зя­ин, но я сей­час под­прыг­ну вы­ше ва­шего до­ма.
— Э, дру­жочек, — зас­ме­ял­ся хо­зя­ин, — эта шут­ка бу­дет вам до­рого сто­ить. Брось­те-ка по­ка не поз­дно — все рав­но про­иг­ра­ли. А я пой­ду спу­щусь в пог­реб и от­крою бо­чонок мо­его луч­ше­го ви­на. Дом-то дву­хэтаж­ный, нап­расно вы ду­мали, что мо­жете под­прыг­нуть вы­ше до­ма. Не сме­шите лю­дей!
— Вот те­бе на! Мы так не до­гова­рива­лись! — вос­клик­нул па­рень. — Ну да по­годи­те, сей­час вам ста­нет не до сме­ху. — Он обер­нулся к сто­яв­шим вок­руг. — Вы все сви­дете­ли: мы зак­лю­чили сдел­ку и уда­рили по ру­кам. Ес­ли я под­прыг­ну вы­ше это­го до­ма, дом мой, и хо­зя­ин не пос­ме­ет на­рушить сло­во. До­говор есть до­говор, бас­та!

Гос­ти с ним сог­ла­сились. Вслед за пар­нем и хо­зя­ином все выш­ли на ули­цу. Па­рень снял свою кур­тку и ска­зал:
— Ну, те­перь смот­ри­те вни­матель­но, сей­час уви­дите, как вы­соко я прыг­ну! — И он лег­ко под­прыг­нул. Пры­жок был вы­сокий, но все же ед­ва ли па­рень прыг­нул вы­ше, чем на вы­соту сто­ла.
— Вот так, дру­жочек, — ска­зал хо­зя­ин, — впредь не бу­дете хвас­тать.
— А что та­кое? — с удив­ленным ви­дом воз­ра­зил па­рень. — Я вы­иг­рал. Ваш дом те­перь при­над­ле­жит мне. А что­бы вы убе­дились, что я не толь­ко пры­гать умею, жи­во при­неси­те-ка всем по кув­ши­ну ва­шего луч­ше­го ви­на. Я зап­ла­чу.
— Что?! — вскри­чал хо­зя­ин. — Нас­ме­хать­ся на­до мной взду­мал?! Что­бы мой дом да при­над­ле­жал вам! Да вы же прыг­ну­ли не вы­ше, чем вот это ок­но в пер­вом эта­же! По­годи­те, уж прой­дет у вас охо­та шу­тить та­кие ду­рац­кие шут­ки. Это я вы­иг­рал па­ри, и вы дол­жны уп­ла­тить мне сто­имость пя­тиде­сяти кув­ши­нов ви­на.
— По­лег­че, до­рогой хо­зя­ин! — ска­зал ма­гистр. — Я прыг­нул, те­перь пус­кай ваш дом прыг­нет. Ес­ли дом прыг­нет вы­ше ме­ня, — я про­иг­рал. А ну, ста­рый до­мище, да­вай, ска­чи!

И тут все зас­ме­ялись, по­няв шут­ку сту­ден­та. Толь­ко хо­зя­ин мрач­но на­супил­ся, про­вор­чал что-то се­бе под нос, а по­том за­явил, что он не по­нял ус­ло­вия спо­ра и что они со сту­ден­том дол­жны пой­ти к судье, а уж там он, хо­зя­ин, су­ме­ет от­сто­ять свою пра­воту. Гос­ти сме­ялись и уго­вари­вали спор­щи­ков по­мирить­ся, по­тому что из­вес­тно ведь и так, что ре­шит судья. Но хо­зя­ин и слы­шать не хо­тел о при­мире­нии. На­конец Рот­хард взял его за ру­ку и пред­ло­жил:
— Ува­жа­емый хо­зя­ин, я не хо­чу по­казать­ся ка­ким-то уп­рямцем и по­тому пер­вым вас про­шу: да­вай­те по­мирим­ся! Я уже до­воль­но пос­транс­тво­вал по све­ту. Чес­тно го­воря, мне дав­но хо­чет­ся най­ти та­кое мес­то, где я мог бы по­селить­ся и жить спо­кой­но. Возь­ми­те ме­ня в ус­лу­жение, не по­жале­ете!

Хо­зя­ин сде­лал хо­рошую ми­ну при пло­хой иг­ре: сог­ла­сил­ся взять к се­бе сту­ден­та. И не по­жалел об этом, по­тому что но­вый по­мощ­ник был си­лен не толь­ко в ос­трос­ло­вии, — он и ра­ботал на со­весть. По­сети­тели трак­ти­ра то­же не ос­та­лись внак­ла­де — их хо­рошо об­слу­жива­ли и раз­вле­кали на сла­ву. Ос­тро­ум­ные при­ба­ут­ки и ве­селые вы­дум­ки сту­ден­та прив­ле­кали гос­тей в трак­тир, так что каж­дый ве­чер там бы­ло бит­ком на­роду, прос­то яб­ло­ку не­куда упасть. Со вре­менем де­ла хо­зя­ина поп­ра­вились, и не в пос­леднюю оче­редь он был обя­зан этим сво­ему за­дор­но­му по­мощ­ни­ку.

Че­рез нес­коль­ко лет в стра­не слу­чилась эпи­демия. Ве­селый ви­ночер­пий за­болел и умер, и все, кто его знал, о нем го­рева­ли, а хо­зя­ин его горь­ко оп­ла­кивал.
А гос­ти­ница с тех пор зо­вет­ся «У пры­гуна».