Как крестьянину приснился сон про мост через реку Цирлу

Труд­но жи­лось од­но­му кресть­яни­ну в Рин­не, ку­да ни глянь — сплошь од­ни про­рехи. И вот од­нажды был ему та­кой сон, буд­то он дол­жен пой­ти на мост че­рез Цир­лу, и там он уз­на­ет что-то та­кое, за что по­том всю жизнь бу­дет бла­года­рить судь­бу. Тот же сон пов­то­рил­ся и на сле­ду­ющую ночь. Стран­ное де­ло, по­думал он, и по­ведал про свой сон же­не, а на­пос­ле­док ска­зал:

— Ка­жет­ся мне, что нес­прос­та все это, схо­жу-ка я зав­тра на Цир­лу и пос­мотрю, что де­ла­ет­ся на мос­ту.

Но же­на за­ар­та­чилась:

— Ишь, что взду­мал! — зак­ри­чала она. — Ты хо­чешь все бро­сить, стоп­тать баш­ма­ки и к то­му же це­лый бо­жий день ло­дыр­ни­чать на мос­ту? Или у нас ма­ло ра­боты до­ма?

Кресть­янин не пос­мел с ней спо­рить, ос­тался до­ма и ни­куда не по­шел, но сон не вы­ходил у не­го из го­ловы. И не­даром: на сле­ду­ющей не­деле сон пов­то­рил­ся. На этот раз он не пос­лу­шал­ся же­ны, и сколь­ко она ни бра­нилась, он соб­рался и ни свет ни за­ря от­пра­вил­ся в Цирл и к вос­хо­ду был уже на мос­ту.

Ждет-пож­дет кресть­янин — а на мос­ту ни­кого. На­конец уви­дел пас­ту­ха с ко­зами, тот поз­до­ровал­ся и пог­нал ста­до даль­ше. Пос­ле то­го опять дол­го ни­кого не бы­ло. Кресть­янин ждал час, дру­гой, тре­тий, сол­нце па­лило, и он при­нял­ся до­садо­вать на се­бя. Ма­ло ли что мо­жет че­лове­ку прис­нить­ся? А я, как ду­рак, стою на мос­ту! Да ес­ли бы об этом уз­на­ли де­ревен­ские, про­ходу бы не бы­ло от нас­ме­шек. Но все рав­но он ни за что не хо­тел ухо­дить с мос­та. Ведь кто зна­ет, что еще мо­жет слу­чить­ся! На­конец нас­тал пол­день — вре­мя обе­да, кресть­янин ого­лодал, но у не­го в кар­ма­не был лишь ку­сок су­хого ку­куруз­но­го хле­ба. Он его съ­ел, но сы­тым от это­го не стал. К ве­черу наш кресть­янин по­чувс­тво­вал, что ско­ро у не­го лоп­нет тер­пе­ние, но тут он ис­пу­гал­ся, что же­на выс­ме­ет его за лег­ко­верие и вдо­воль по­из­де­ва­ет­ся над ним. И он му­жес­твен­но про­дол­жал сто­ять на мос­ту. На за­кате пас­тух с ко­зами сно­ва по­явил­ся на до­роге и очень уди­вил­ся, уви­дев, что кресть­янин все еще сто­ит на мос­ту.

— Так ты все еще здесь? — спро­сил он с удив­ле­ни­ем. — Че­го ты ждешь?

— Да вот ви­дишь ли, — с до­садой от­ве­тил кресть­янин, — прис­ни­лось мне, буд­то я дол­жен пой­ти на этот мост, и тут я вро­де бы уз­наю что-то та­кое, за что всю жизнь бу­ду по­том бла­года­рить судь­бу.

— По­дума­ешь, сон! — ска­зал пас­тух и зас­ме­ял­ся. — Мне вон то­же од­нажды прис­ни­лось, что я дол­жен пой­ти в Ринн к ка­кому-то кресть­яни­ну, там я буд­то бы най­ду ко­тел, на­битый зо­лотом, ко­торый за­муро­ван в оча­ге. Но кресть­яне в Рин­не здо­рово выс­ме­яли бы ме­ня, при­ди я ту­да и нач­ни кру­шить у них оча­ги.

Но тут наш при­ятель уже смек­нул, что к че­му, и во весь дух при­пус­тил к се­бе до­мой. Воз­вра­тив­шись на ночь гля­дя, он, не об­ра­щая вни­мания на же­ну, ко­торая наб­ро­силась на не­го с поп­ре­ками, тот­час ра­зоб­рал очаг и на­шел боль­шой ко­тел с зо­лотом. Так он стал са­мым бо­гатым кресть­яни­ном во всей ок­ру­ге, и же­на боль­ше не поп­ре­кала его за то, что он, как ду­рак, сто­ял на мос­ту. Впро­чем, че­го ж тут уди­витель­но­го!