Королева змей близ Юденбурга

В се­дой древ­ности в ок­ру­ге Юден­бург, в ка­мен­ном карь­ере, тя­нув­шемся по сол­нечной сто­роне до­роги из Эп­пен­штей­на в Па­ту, киш­мя ки­шели змеи. Ле­жа на кам­нях, они гре­лись на сол­нце, из­ви­ва­ясь пол­за­ли в су­хой тра­ве, гнез­ди­лись в ямах — ко­роче го­воря, там был нас­то­ящий зме­иный рай. Ска­зыва­ют, что в ста­родав­ние вре­мена, ког­да на све­те слу­чались еще кое-ка­кие чу­деса, — ны­не та­кого боль­ше не бы­ва­ет — по­рой мож­но бы­ло встре­тить там и бе­лую змею. Бе­лую змею с не­боль­шой ко­роной на го­лове — Ко­роле­ву змей. Толь­ко один раз в сто­летие мож­но отыс­кать та­кую вот ко­роно­ван­ную змею. Ее ко­рону вы­ковы­ва­ют в нед­рах гор гно­мы.

Вол­шебная же си­ла по­доб­ных змей — об­ще­из­вес­тна.

Поб­ли­зос­ти от ка­мен­но­го карь­ера сто­яла тог­да бед­ная хи­жина. Жил там кам­не­лом с же­ной и ма­лень­кой до­чур­кой. Ре­бенок час­то си­живал у две­рей хи­жины, за­чер­пы­вая лож­кой из мис­ки мо­локо с нак­ро­шен­ны­ми ту­да ку­соч­ка­ми хле­ба. Од­нажды ве­чером, ког­да ма­лыш­ка сно­ва тра­пез­ни­чала, за­пах мо­лока прив­лек Ко­роле­ву змей. Она при­пол­зла к хи­жине и ста­ла жад­но ла­кать мо­локо, меж тем как ре­бенок, не спус­кая лю­бопыт­ных гла­зенок со змеи, спо­кой­но про­дол­жал чер­пать лож­кой из мис­ки.

Од­на­ко че­рез не­кото­рое вре­мя де­воч­ка ска­зала змее:

— Нель­зя пить од­но толь­ко мо­локо, по­ешь и хле­буш­ка. (С та­кими или по­доб­ны­ми сло­вами ма­туш­ка, вер­но, час­то уго­вари­вала ма­лыш­ку по­есть.)

Змея же, не об­ра­щая ни­како­го вни­мания на дев­чушки­но приг­ла­шение, про­дол­жа­ла ла­кать сво­им ос­трым языч­ком од­но толь­ко мо­локо.

Тут ма­лыш­ка ра­зоз­ли­лась и зак­ри­чала:

— Раз ты не хо­чешь, я са­ма те­бе по­могу!

И уда­рила змею лож­кой по го­лове. Ко­рон­ка упа­ла ре­бен­ку на ко­лени. Ко­роле­ва же змей пос­пешно упол­зла прочь.

Мать де­воч­ки уви­дела из ок­на, как ре­бенок уда­рил змею. В ужа­се ри­нулась жен­щи­на из хи­жины, но змея уже дав­но ис­чезла, а ре­бенок, це­лый и нев­ре­димый, си­дел на по­роге. Жен­щи­на так ис­пу­галась, что ус­по­ко­илась не ско­ро. При­жав к се­бе ре­бен­ка, она лас­ка­ла и це­лова­ла его.

Ма­лыш­ка же ве­село ле­пета­ла, рас­ска­зывая ма­туш­ке о змее, а по­том по­каза­ла ей свер­ка­ющую ко­рон­ку, что дер­жа­ла в ру­чон­ке.

Вско­ре, ког­да до­чур­ка зас­ну­ла в сво­ей пос­те­ли, кам­не­лом и его же­на, пре­ис­полнен­ные удив­ле­ния и не­мого вос­торга, ста­ли раз­гля­дывать при све­те све­чи мер­ца­ющее тво­рение ис­кусс­тва, сра­ботан­ное це­ликом из зо­лота и дра­гоцен­ных кам­ней.

Вне­зап­но их ис­пу­гали омер­зи­тель­ные шо­рох и ши­пение. Вско­чив, они ста­ли смот­реть в ок­но. Змеи, бес­числен­ное мно­жес­тво змей, ши­пя и из­ви­ва­ясь, так и ки­шели, пол­зая ту­да-сю­да у ок­на и на­тыка­ясь го­лова­ми на стек­ла. Кам­не­лом в ужа­се схва­тил же­ну за ру­ку! В про­тиво­полож­ном ок­не они то­же ни­чего не уви­дели, кро­ме змей, ко­торые хо­тели про­ник­нуть в гор­ни­цу. Хи­жина кам­не­лома бы­ла осаж­де­на пол­чи­щами сви­репых змей. Быть мо­жет, це­лых пол­ча­са муж и же­на не сме­ли ше­вель­нуть­ся. В пол­ном оце­пене­нии, вне се­бя от стра­ха, си­дели они, слов­но ар­шин прог­ло­тив, у сто­ла, гля­дя, как прок­ля­тые, на ок­на. Вне­зап­но му­жу приш­ла в го­лову спа­ситель­ная мысль. Он взял ко­рон­ку, от­во­рил ма­лень­кое раз­движ­ное окон­це, и с быс­тро­тою мол­нии выб­ро­сил дра­гоцен­ную ко­рон­ку. Змеи тот­час ис­чезли из-под окон. Не­кото­рое вре­мя кам­не­лом и его же­на еще слы­шали ши­пение и шо­рох пол­зу­щих из­ви­ва­ющих­ся змей, по­том пос­те­пен­но нас­та­ла ти­шина.

Но в эту ночь суп­ру­ги дол­го не мог­ли зас­нуть, а по­том все сно­ва и сно­ва про­сыпа­лись и вска­кива­ли, ду­мая, буд­то слы­шат ши­пение змей.

Ког­да на сле­ду­ющее ут­ро муж ос­то­рож­но от­во­рил дверь хи­жины и выг­ля­нул на­ружу, все бы­ло, как всег­да, как каж­дое ут­ро преж­де. Змеи ис­чезли. Толь­ко в тра­ве под­ле две­ри не­под­вижно ле­жала боль­шая бе­лая змея. То бы­ла Ко­роле­ва змей, уби­тая сво­ими соп­ле­мен­ни­ками за то, что ут­ра­тила ко­рону.

Еще сто­летие дол­жно ми­новать, преж­де чем змеи об­ре­тут но­вую ко­роле­ву.