Крепость Раннаридль

На ле­вом бе­регу Ду­ная ни­же мо­нас­ты­ря Эн­гель­гарт­сцелль тя­нет­ся цепь вы­соких хол­мов. По до­лине сбе­га­ет в Ду­най чис­тая быс­трая реч­ка Ран­на, а над ней воз­вы­ша­ет­ся на хол­ме ок­ру­жен­ный зе­лены­ми ле­сами за­мок Ран­на­ридль. Его пос­тро­или на раз­ва­линах древ­ней кре­пос­ти, что сто­яла ког­да-то на этом мес­те, и но­вый за­мок нам­но­го боль­ше и кра­сивей, чем не­ког­да бы­ла ста­рая кре­пость.

В той ста­рой кре­пос­ти ког­да-то жил со сво­ею семь­ей ры­царь, они про­води­ли дни в счастье и бла­годенс­твии. Же­на его бы­ла доб­рая и кра­сивая жен­щи­на, и у них под­растал сы­нок, в ко­тором они оба ду­ши не ча­яли. Но вре­мена бы­ли нес­по­кой­ные, то и де­ло слу­чались вра­жес­кие на­беги, пос­ле ко­торых ос­та­вались сож­женные го­рода и се­ла. Не по­щади­ла эта на­пасть и мир­ную до­лину Ду­ная. Од­нажды вра­ги по­дош­ли к сте­нам кре­пос­ти и пот­ре­бова­ли, что­бы ры­царь ее сдал. Но ры­царь не за­хотел сда­вать­ся на ми­лость раз­бой­ничь­ей шай­ки, и уж тем бо­лее с же­ной и ре­бен­ком. Он ве­лел под­нять цеп­ной мост и при­гото­вить­ся к оса­де.

Вра­ги дол­го не мог­ли взять прис­ту­пом мощ­ную кре­пость. Бой шел все ожес­то­чен­нее, во мно­гих мес­тах уже бы­ли про­биты бре­ши в кре­пос­тных сте­нах. Ры­царь по­нимал, что ему суж­де­но по­гиб­нуть, но ре­шил дер­жать­ся до пос­ледне­го ча­са. Же­на не сог­ла­силась его по­кинуть, — ска­зав, что как жи­ла, так и ум­рет вмес­те с му­жем. Но мысль о сы­не не да­вала им по­коя. И они ре­шили: «Пус­кай мы оба ум­рем, но ре­бен­ка нуж­но спас­ти!»

Сре­ди прис­лу­ги наш­лась од­на силь­ная и бесс­траш­ная де­вуш­ка-слу­жан­ка, ко­торая выз­ва­лась бе­жать с ре­бен­ком из кре­пос­ти и уп­лыть на лод­ке по Ду­наю по­даль­ше от вра­жес­ких орд.

В ту лее ночь де­вуш­ку и маль­чи­ка на проч­ном ка­нате спус­ти­ли с кру­того неп­риступ­но­го уте­са, на ко­тором сто­яла кре­пость. На­ут­ро вра­жес­кие вой­ска вор­ва­лись в кре­пость и пос­ле от­ча­ян­ной схват­ки уби­ли ры­царя, его же­ну и всех за­щит­ни­ков кре­пос­ти. Кре­пость они сож­гли и раз­ру­шили до ос­но­вания, не ос­та­вив кам­ня на кам­не.

А де­вуш­ка под прик­ры­ти­ем но­чи выб­ра­лась на бе­рег Ду­ная. Там она наш­ла чей-то бро­шен­ный чел­нок, по­ложи­ла ре­бен­ка под скамью и от­ча­лила. Но в пос­леднюю ми­нуту ее за­метил про­ез­жавший ми­мо вра­жес­кий до­зор. Луч­ник при­целил­ся и пус­тил стре­лу… Стре­ла вон­зи­лась в грудь де­вуш­ки, и, не из­дав да­же сто­на, вер­ная за­щит­ни­ца маль­чи­ка упа­ла в во­ду. А лод­ка, по­качи­ва­ясь на вол­нах, поп­лы­ла к се­реди­не ре­ки, где ее под­хва­тило те­чение.

Лод­ку при­било к бе­регу у под­ножья зам­ка Хай­хен­бах, на­ут­ро ее об­на­ружил там ста­рый ры­бак. Под скамь­ей в лод­ке гром­ко пла­кал мла­денец. Ста­рик от­нес най­де­ныша в за­мок. Хо­зяй­ка зам­ка по­жале­ла си­роту, при­няла его в свою семью и рас­ти­ла как род­но­го сы­на. Маль­чик рос здо­ровень­ким и смыш­ле­ным. Хо­зя­ин зам­ка по­любил его всем сер­дцем и вос­пи­тал как доб­лес­тно­го ры­царя, а ког­да он под­рос, от­пра­вил слу­жить при кня­жес­ком дво­ре. Мо­лодо­го че­лове­ка вско­ре пос­вя­тили в ры­цари, и он вер­нулся в от­цов­скую кре­пость, по­лучив зо­лотые шпо­ры, пе­ревязь и ору­жие. Ник­то не знал об ис­тинном про­ис­хожде­нии юно­ши, и сам он счи­тал се­бя сы­ном вла­дете­ля зам­ка Хай­хен­бах. Здесь, в зам­ке, мо­лодо­му ры­царю слу­чалось по­рой ус­лы­шать раз­ные уди­витель­ные ис­то­рии. Рас­ска­зыва­ли и про сок­ро­вища, ко­торые, как го­вори­ли, ле­жат под ру­ина­ми кре­пос­ти Ран­на­ридль, но ник­то не мо­жет их от­ко­пать, по­тому что дух, оби­та­ющий на раз­ва­линах, сто­рожит сок­ро­вища и из­го­ня­ет вся­кого, кто ос­ме­лит­ся прий­ти в кре­пость. Иные смель­ча­ки от­прав­ля­лись ту­да, но все про­пали без вес­ти, ни один не вер­нулся.

Мо­лодой ры­царь слу­шал эти рас­ска­зы и — вот ведь что бы­ло стран­но! — го­тов был слу­шать их сно­ва и сно­ва. Но ма­нили его не зо­лото и сок­ро­вища. Он был мо­лод, и у не­го уже бы­ло все, что толь­ко мож­но по­желать. И все рав­но он ре­шил во что бы то ни ста­ло най­ти сок­ро­вища Ран­на­рид­ля. За­чем — он и сам не знал. Как свой­ствен­но мо­лоде­жи, он об этом да­же не за­думы­вал­ся.

И вот од­нажды ры­царь ре­шил окон­ча­тель­но ра­зоб­рать­ся, как и что там на са­мом де­ле, и от­пра­вил­ся в путь. Не удер­жа­ли его да­же сле­зы наз­ванной сес­три­цы, ко­торая уп­ра­шива­ла его не у­ез­жать. Ве­село и бод­ро пос­ка­кал он вверх по до­лине Ду­ная, и в во­об­ра­жении ему уже ри­сова­лось, как он сра­жа­ет­ся со страш­ным приз­ра­ком и по­беж­да­ет его сво­ей храб­ростью и от­ва­гой. Что ж, ведь он был очень мо­лод, этот прек­расный ры­царь, и не мог пред­ста­вить се­бе, что­бы ему что-то не уда­лось!

Но ког­да он очу­тил­ся в ок­ру­жении по­лураз­ва­лив­шихся кре­пос­тных стен, сре­ди об­ломков кам­ней, за­рос­ших сор­ной тра­вой, его вдруг ох­ва­тило стран­ное чувс­тво и всю ве­селость как вет­ром сду­ло. Пе­ние птиц по­каза­лось ему пе­чаль­ным, в плес­ке ду­най­ских волн пос­лы­шалась грусть, и на­пала на юно­шу не­изъ­яс­ни­мая тос­ка. Он мед­ленно спе­шил­ся и по­шел бро­дить сре­ди раз­ва­лин. На­конец он наб­рел на по­рос­шую вь­юн­ка­ми зам­ше­лую двер­цу в сте­не и по­пытал­ся ее от­крыть. И вдруг уви­дел пе­ред со­бой ма­лень­ко­го че­ловеч­ка в се­рой мо­нашес­кой ря­се, с длин­ной се­дой бо­родой, ко­торая спус­ка­лась до са­мой зем­ли. Че­лове­чек при­вет­ли­во об­ра­тил­ся к юно­ше:

— Я дав­но те­бя ждал, — ска­зал он. — Я знал, что од­нажды ты при­дешь. Сле­дуй за мной. Я по­кажу те­бе мес­то, где ле­жат в зем­ле твои ро­дите­ли. Я от­дам те­бе и сок­ро­вище, оно по пра­ву при­над­ле­жит те­бе, я хра­нил его для те­бя мно­го лет.

— Мои ро­дите­ли, — от­ве­чал юный ры­царь, — вла­дете­ли зам­ка Хай­хен­бах. Не по­нимаю, что оз­на­ча­ют твои сло­ва!

Се­рый че­лове­чек по­качал го­ловой, а за­тем рас­ска­зал удив­ленно­му юно­ше пе­чаль­ную ис­то­рию его нас­то­ящих ро­дите­лей, по­казал он ему и мес­то, где под об­ломка­ми ос­та­лись ле­жать их те­ла. По­том он от­вел юно­шу в под­земные кла­довые. Там бы­ло столь­ко зо­лотых и се­реб­ря­ных мо­нет, сколь­ко мо­лодой ры­царь еще ни­ког­да не ви­дел.

— Это зо­лото — твое, — ска­зал се­рый че­лове­чек. — Ис­поль­зуй его для доб­рых дел.

Наш юный ры­царь по­думал, что все это ему снит­ся. Не ус­пел он что-ли­бо ска­зать в от­вет, как че­лове­чек бес­след­но ис­чез. Юно­ша нак­ло­нил­ся и под­нял зо­лотую мо­нету.

— Это не сон, — про­шеп­тал он. — Но я не мо­гу по­верить, что это явь.

Он мед­ленно под­нялся из тем­но­го под­зе­мелья на свет. Си­яло сол­нце, тра­ва зе­лене­ла и цве­ли цве­ты на раз­ва­линах. Ло­шадь ры­царя мир­но пас­лась на заб­ро­шен­ном кре­пос­тном дво­ре.

«Ес­ли все это прав­да, — ре­шил про се­бя юно­ша, — то нель­зя луч­ше ис­тра­тить эти день­ги, чем на то, что­бы дос­той­но пре­дать зем­ле ос­танки мо­их ро­дите­лей и за­ново отс­тро­ить кре­пость». Он вско­чил в сед­ло и во весь опор пос­ка­кал в Хай­хен­бах.

При­быв в за­мок, он рас­ска­зал о сво­ем уди­витель­ном прик­лю­чении. И тог­да ею при­ем­ные ро­дите­ли под­твер­ди­ли, что он и прав­да не их сын, но они лю­бят его как род­но­го сы­на. В те дни, ког­да бы­ла раз­ру­шена кре­пость Ран­на­ридль, его наш­ли в лод­ке на бе­регу Ду­ная и при­нес­ли в Хай­хен­бах.

Вмес­те с при­ем­ным от­цом юный ры­царь съ­ез­дил в за­мок сво­их пред­ков и заб­рал сок­ро­вища. Прош­ло нес­коль­ко лет — и Ран­на­ридль уже не ле­жал в раз­ва­линах. Юный ры­царь отс­тро­ил кре­пость, а ос­танки сво­их ро­дите­лей по­хоро­нил в зам­ко­вой ча­сов­не. Же­нив­шись на сво­ей наз­ванной сес­тре, он по­селил­ся с нею в Ран­на­рид­ле и стал его но­вым хо­зя­ином. При­ем­ным ро­дите­лям он до кон­ца их дней ос­та­вал­ся вер­ным сы­ном.

И се­год­ня за­мок Ран­на­ридль вы­сит­ся над Ду­на­ем, ре­кой, ко­торая ког­да-то спас­ла жизнь ею стро­ите­лю.