Мышиная напасть

Меж по­логих Ин­нфир­тель­ских хол­мов пос­ре­ди ле­са ле­жит ма­лень­кое Холь­цес­тер­ское озе­ро, на бе­регу ко­торо­го в дав­ние вре­мена жи­ли гра­фы Фран­кинги. То был гор­дый, храб­рый и пря­модуш­ный род, и лишь пос­ледний Фран­кинг, с ко­торым пре­сек­лась муж­ская ветвь ро­да, ока­зал­ся ужас­ным зло­де­ем.

Ед­ва за­видев во дво­ре зам­ка ни­щего, граф при­казы­вал схва­тить его и бро­сить в баш­ню, под жит­ни­цы, где уже то­мились дру­гие нес­час­тные. Уз­ни­кам не да­вали ни есть, ни пить, и они уми­рали го­лод­ной смертью. Их от­ча­ян­ные воп­ли до­носи­лись да­же до по­ко­ев гра­фа.

А тот знай се­бе пи­ру­ет со сво­ими друзь­ями и со­седя­ми за сто­лом, ус­тавлен­ным изыс­канны­ми ку­шань­ями, зло­рад­но ус­ме­ха­ет­ся и при­гова­рива­ет: «Слы­хали, как пи­щат мы­ши в мо­их ам­ба­рах!» Гос­ти по­чувс­тво­вали, что от та­кого ужа­са им уже ни один ку­сок не идет в гор­ло, вста­ли со сво­их мест и в без­молвии по­кину­ли за­мок, что­бы ни­ког­да не воз­вра­щать­ся бо­лее.

Уж на что в те вре­мена лю­ди бы­ли при­выч­ны к су­ровос­ти и гру­бос­ти нра­вов, но жес­то­кос­ти гра­фа фон Фран­кинга не мог­ли снес­ти да­же его бес­чувс­твен­ные со­това­рищи.

И все же в кон­це кон­цов Гос­подь пре­сек бес­чинс­тва зло­дея. В зам­ке на бе­регу озе­ра вдруг на­чалось на­шес­твие мы­шей. Сна­чала они за­сели­ли лишь пог­ре­ба, чер­да­ки и кла­довые, где быс­тро рас­пло­дились. По но­чам граф про­сыпал­ся от зло­вещих шо­рохов. В тем­но­те слы­шались писк и бе­гот­ня, чьи-то лап­ки скреб­лись, чьи-то зуб­ки что-то грыз­ли во всех уг­лах его опо­чиваль­ни, а ког­да он вы­секал огонь, то с ужа­сом за­мечал де­сят­ки мы­шей, ко­торые — шмыг, шмыг — про­пада­ли в ще­лях и но­рах.

Граф по­терял по­кой, и с уст его ис­чезла зло­рад­ная улыб­ка, ког­да мы­ши да­же средь бе­ла дня ста­ями за­бега­ли по гор­ни­цам и пе­рехо­дам. Они пры­гали на лав­ки, об­гры­зали хлеб на сто­ле и утас­ки­вали мя­со с блюд. Мы­ши рас­ка­чива­лись в склад­ках за­наве­сей и ви­ли гнез­да в ящи­ках. Ку­да ни по­вер­нись — всю­ду так и ки­шат мы­ши.

Ху­же все­го, од­на­ко, при­ходи­лось ему ночью, ведь тог­да они наб­ра­сыва­лись на не­го пря­мо в пос­те­ли и так пу­тали и му­чили его, что он не мог сом­кнуть глаз.

Вско­ре се­рые зверь­ки и вов­се за­поло­нили за­мок, и граф уви­дел, что на­до бе­жать от­сю­да, по­ка не поз­дно. Тог­да его осе­нила спа­ситель­ная мысль. Пос­ре­ди озе­ра воз­вы­шал­ся ма­лень­кий ос­тро­вок. «Там, — по­думал он, — я пос­трою за­мок, не увя­жут­ся же эти прок­ля­тые мы­ши за мной по во­де, и я смо­гу на­конец сно­ва спать спо­кой­но».

Он не­мед­ля на­чал стро­итель­ство, и вско­ре за­мок был воз­ве­ден. Фран­кинг по­кинул свой ста­рый за­мок и ре­шил, что на­конец-то смо­жет вздох­нуть с об­легче­ни­ем.

На дру­гое ут­ро он прос­нулся пос­ле чу­дес­но­го бод­ря­щего сна и взгля­нул в ок­но. Но ед­ва он уви­дел, что де­ла­ет­ся на том бе­регу, как у не­го по­холо­дело сер­дце: от са­мого бе­рега все озе­ро бы­ло пок­ры­то мы­шины­ми пол­чи­щами, ко­торые пе­реп­лы­вали его на де­ревян­ных до­щеч­ках, — ив мгно­вение ока но­вый за­мок то­же за­поло­нили мы­ши.

«Здесь без не­чис­той си­лы не обош­лось, — пе­решеп­ты­вались слу­ги. — Не ина­че как хо­зя­ин наш ве­ликий зло­дей, ес­ли Гос­подь уже на этом све­те уго­товил ему та­кую тяж­кую ка­ру». И ночью они тай­ком уп­лы­ли с ос­тро­ва на лод­ках. Те­перь граф ос­тался один-оди­неше­нек. Не­кото­рое вре­мя он кое-как вла­чил еще жал­кое су­щес­тво­вание, но си­лы его ско­ро ис­сякли, и тог­да его сож­ра­ли мы­ши.

Со вре­менем от обо­их зам­ков ос­та­лись лишь ру­ины, да и ма­лень­кий ос­тро­вок пог­ру­зил­ся под во­ду. Все, что на­поми­на­ет се­год­ня о зам­ке, под­вер­гшем­ся на­шес­твию мы­шей, — это глу­бокий омут пос­ре­ди озе­ра.