Ночные духи

Ноч­ные ду­хи вы­ходят толь­ко в не­настье. Вот как под­ни­мет­ся ве­тер, за­шумит-за­гуля­ет в вет­ках де­ревь­ев, так и вы­бира­ют­ся они из сво­их за­вет­ных уг­лов вы­соко в го­рах и спус­ка­ют­ся по ущель­ям и рас­се­линам в до­лины. Иног­да на­лета­ют они ди­кой сво­рой, так что все дро­жит вок­руг от их жут­ко­го воя, а то, бы­ва­ет, явят­ся в до­лину, да та­кую му­зыку раз­ве­дут, что всяк, кто ус­лы­шит, вста­нет на мес­те, как за­чаро­ван­ный, и сдви­нуть­ся не мо­жет. Не бо­ять­ся эти ду­хи и к лю­дям в до­ма за­ходить. Ко­ли повс­тре­ча­ют­ся ко­му та­кие ду­хи на пу­ти, то на­доб­но их сто­роною об­хо­дить, а ес­ли они ми­мо до­ма про­лета­ют, так нуж­но пос­ко­рее все две­ри да ок­на зак­рыть, по­тому что ку­да за­берет­ся дух ноч­ной, там неп­ре­мен­но за­ведет­ся ка­кая-ни­будь бе­да или бо­лезнь. Мно­го рас­ска­зыва­ют о них те, ко­му слу­чалось ночью ока­зать­ся в до­роге, и все, кто ви­дел их собс­твен­ны­ми гла­зами, го­ворят, что ви­да они пре­пога­ного и пре­мер­зко­го.

Од­нажды один охот­ник за­ноче­вал в ле­су. Вот ле­жит он под чах­лой вы­сох­шей ел­кой и спит. Де­ло бы­ло уже за пол­ночь, как вдруг слы­шит он страш­ные шум и гро­хот. Оч­нулся он и ви­дит, что это ноч­ные ду­хи наг­ря­нули. Ис­пу­гал­ся он и по­думал: «Ох, не к доб­ру все это, на­доб­но б мне от этой ком­па­нии ку­да по­даль­ше спря­тать­ся». Так ре­шил он и тут же за со­сед­ний куст шмыг­нул. А ноч­ные ду­хи уж сов­сем близ­ко по­дош­ли и вста­ли в круг под той са­мой ел­кой, где да­веча охот­ник спал. Си­дит охот­ник в кус­тах, смот­рит во все гла­за, уши на­вос­трил, чтоб ни­чего не упус­тить, и тут вдруг та са­мая ел­ка как за­иг­ра­ет! Да так лад­но, кра­сиво, пря­мо зас­лу­ша­ешь­ся. Од­на ве­точ­ка флей­той по­ет, дру­гая клар­не­том, а ос­таль­ные ти­хонь­ко пос­висты­ва­ют. Ноч­ные ду­хи за­вели хо­ровод и да­вай вок­руг де­рева прип­ля­сывать да при­тан­цо­вывать. Зак­ру­тило-за­вер­те­ло хо­ровод тот, толь­ко пыль стол­бом сто­яла.

Охот­ник же все си­дел се­бе, гля­дел на те за­бав­ные пляс­ки да по­тешал­ся, и вдруг слы­шит, с дру­гой сто­роны го­ры ка­кое-то мя­уканье до­носит­ся. Уди­вил­ся он, гля­нул вниз, а там — це­лая стая ко­шек ка­раб­ка­ет­ся на го­ру с ди­ким во­ем, и у каж­дой кош­ки на хвос­те по бу­тыли ви­на при­торо­чено. Ког­да же эти стран­ные ви­ново­зы заб­ра­лись на­верх, ноч­ные ду­хи вмиг за­были о сво­их пляс­ках и при­нялись пи­ровать. Тут пош­ло ве­селье, ви­но ли­лось ре­кой, мель­ка­ли круж­ки, толь­ко вмес­то кру­жек у них бы­ли ко­ровьи ко­пыта. Так пи­ли-ве­сели­лись они всю ночь до за­ри, по­ка не вы­дули все до пос­ледней ка­пель­ки, а там и ис­чезли все без сле­да: и ду­хи, и кош­ки, и пус­тые бу­тыли, и ко­пыта.

С той са­мой но­чи за­рек­ся охот­ник но­чевать в ле­су под су­хими ел­ка­ми.