Озеро Вильдзее на горе Цирбицкогель

Там, где се­год­ня рас­ки­нулось под вер­ши­ной Цир­бицко­гель озе­ро Виль­дзее, сто­яла рань­ше ма­лень­кая де­ревен­ская цер­ковь, и все при­хожа­не и при­хожан­ки ок­рес­тных до­лин мог­ли по вос­кре­сень­ям при­ходить сю­да на служ­бу. Но вот как-то од­нажды мо­лодые пар­ни и де­вуш­ки ус­тро­или гу­лян­ку, вы­пили, и так им ве­село ста­ло, что заб­ра­лись они в цер­ковь и при­нялись трез­во­нить в ко­локо­ла, иг­рать на ор­га­не, да пля­сать под эту му­зыку. А ког­да вко­нец рас­по­яса­лись, вдруг от­ку­да ни возь­мись по­яви­лась в цер­кви ни­кому не зна­комая ста­руха, и в ру­ках у нее был кув­шин с во­дой. Прок­лятье об­ру­шилось из ее уст на го­ловы пар­ней и де­вушек. Она при­нялась лить во­ду из кув­ши­на на пол цер­кви и во­да все ли­лась и ли­лась, не кон­ча­ясь. Она под­ни­малась все вы­ше, и пар­ни с де­вуш­ка­ми уто­нули, да и са­ма цер­ковь вско­ре пог­ру­зилась в пу­чину озе­ра, ко­торое раз­ли­лось на том мес­те, где она сто­яла. Толь­ко ос­тро­конеч­ный шпиль чуть вид­нелся над озер­ной гладью.

Мно­го лет спус­тя жил в этих кра­ях справ­ный кресть­янин, на се­бя тру­дил­ся и Бо­га не за­бывал. Вот прис­ни­лось ему од­нажды, что цер­ковь-то мож­но из во­ды вы­тащить. Толь­ко на­до для это­го, что­бы вы­тяги­вали ее два бы­ка-близ­не­ца, ко­торых мать-ко­рова семь лет бу­дет вскар­мли­вать сво­им мо­локом. И ког­да вско­рос­ти пос­ле это­го од­на из его ко­ров при­нес­ла дво­их быч­ков, ре­шил он, что они и вы­тащат цер­ковь из во­ды. Он ве­лел слу­жан­ке не до­ить эту ко­рову, что­бы все ее мо­локо дос­та­валось быч­кам, по­тому что ему прис­ни­лось, что ни кап­ли ма­терин­ско­го мо­лока у этих быч­ков брать нель­зя.

И слу­жан­ка чес­тно ис­полня­ла при­каз хо­зя­ина до са­мого пос­ледне­го дня. А в пос­ледний день за­была, да и по­до­ила ко­рову. На сле­ду­ющее ут­ро быч­ков тор­жес­твен­но по­вели к озе­ру Виль­дзее. Шпиль баш­ни за­цепи­ли длин­ной цепью и при­вяза­ли дру­гой ко­нец к уп­ряжке. А на бе­регу озе­ра соб­ра­лась боль­шая тол­па; и вот все смол­кли, и бы­ки на­чали тя­нуть цепь. Цер­ковь под­ни­малась из во­ды все вы­ше и вы­ше, вот уже и па­перть по­каза­лась, и ос­та­валось дер­нуть пос­ледний раз, что­бы вы­тащить цер­ковь це­ликом — но тут си­лы у бы­ков кон­чи­лись: ведь в пос­ледний день их ма­терин­ским мо­локом не на­по­или.

Цер­ковь мед­ленно ухо­дила об­ратно под во­ду; она пог­ру­жалась и пог­ру­жалась, вот и шпиль ис­чез под во­дой… И до сих пор сто­ит она на дне озе­ра, и ни один че­ловек ни­ког­да ее боль­ше не уви­дит.