Победитель дракона из Миксница

В ста­родав­ние вре­мена — так дав­но, что ник­то уж и не пом­нит, ког­да это бы­ло — не­пода­леку от Мик­сни­ца, в го­рах, жил дра­кон. Он был по­хож на ог­ромную бе­зоб­разную змею. Его ту­лови­ще бы­ло пок­ры­то че­шуй­ча­тым пан­цы­рем, у не­го бы­ли крылья, уса­жен­ные ши­пами, и но­ги с мощ­ны­ми и длин­ны­ми ког­тя­ми. Во всей ок­ру­ге нат­во­рил он не­мало бед, на­падая на лю­дей и скот, и не бы­ло ни­чего уди­витель­но­го в том, что все жи­тели до­лины Му­ра жи­ли в пос­то­ян­ном стра­хе.

Од­нажды про­жор­ли­вый дра­кон доб­рался до од­но­го бо­гато­го кресть­яни­на, что жил в Пер­не­ге, близ Ре­телып­тай­на, и вла­дел ог­ромным хо­зяй­ством. Жад­ное чу­дови­ще сож­ра­ло двух ко­ров из его ста­да, убив при этом маль­чи­ка-пас­тушка. Пос­ле это­го слу­чая кресть­янин по­обе­щал не­видан­ное воз­награж­де­ние вся­кому, кто убь­ет дра­кона. В ок­ру­ге жи­ло мно­жес­тво мо­лодых пар­ней, ко­торые ра­ди звон­кой мо­неты на все бы­ли го­товы. Но ни­кому из них не уда­лось убить дра­кона. Боль­шинс­тво смель­ча­ков не шли даль­ше кра­сивых и бесс­траш­ных ре­чей. Кто-то, прав­да, до­ходил до пе­щеры дра­кона, но лишь толь­ко уви­дит бе­зоб­разное чу­дови­ще, бе­жит без ог­лядки об­ратно. Еди­ницы ре­шались по­мерить­ся си­лой с дра­коном, но и они бе­зудер­жно ра­дова­лись, ког­да им уда­валось выр­вать­ся нев­ре­димы­ми из его лап. А уж са­мые храб­рые и вов­се не воз­вра­щались из пе­щеры дра­кона. В кон­це кон­цов ни у ко­го боль­ше не бы­ло же­лания рис­ко­вать сво­ей жизнью. А дра­кон как ни в чем не бы­вало про­дол­жал раз­бой­ни­чать, и от то­го кресть­яни­на вско­рос­ти уш­ли все ра­бот­ни­ки.

А был у это­го кресть­яни­на при­ем­ный сын, ве­селый, смет­ли­вый па­рень. Уви­дев, что все по­ден­щи­ки ухо­дят со дво­ра от­ца, и каж­дый день слы­ша но­вые ис­то­рии о бес­чинс­твах дра­кона, он при­нял твер­дое ре­шение са­мому поп­ро­бовать одо­леть его. Он по­нимал, что не хва­тит у не­го си­ленок от­кры­то бить­ся с дра­коном, по­это­му, ни­кому ни­чего не го­воря, дол­го го­товил­ся к ис­полне­нию сво­его за­мыс­ла.

Сна­чала он проб­рался к пе­щере, в ко­торой жи­ла зве­рюга, за­та­ил­ся в наг­ро­мож­де­нии ва­лунов и вни­матель­но изу­чил оби­тали­ще вра­га. Вско­ре он за­метил вы­тяну­тый же­лоб, ко­торый дра­кон вы­копал от пе­щеры в до­лину. Же­лоб тот был со­вер­шенно глад­кий — ни од­но­го ка­меш­ка или тре­щины. Это уди­вило па­рень­ка, но по­раз­мышляв, он по­нял, что у дра­кона на брю­хе дол­жна быть тон­кая и неж­ная ко­жа. «Да, — по­думал наш юный ге­рой, — тут-то я те­бя и возь­му, про­жор­ли­вая тварь!»

Ве­чером, ког­да за­дул бла­гоп­ри­ят­ный ве­тер и дра­кон не мог по­чу­ять чу­жой за­пах, па­рень проб­рался к же­лобу и вко­пал там в зем­лю нес­коль­ко де­сят­ков кос и сер­пов, да так, что­бы ос­трия тор­ча­ли из зем­ли, в нап­равле­нии к пе­щере. За­тем он спря­тал­ся в кус­тах не­пода­леку от же­лоба.

Каж­дой ночью дра­кон спол­зал по же­лобу в до­лину, что­бы на­пить­ся во­ды из ручья. И на этот раз на­шему ге­рою не приш­лось дол­го ждать: не прош­ло и ча­са, как ус­лы­шал он ужас­ный рев и хрип: это дра­кон спус­кался по же­лобу. До­пол­зши до мес­та, где тор­ча­ли ос­трые лез­вия кос, дра­кон вдруг на­чал ре­веть и выть, да так, что у пар­ня ли­цо поб­ледне­ло и ды­хание све­ло от стра­ха. Ос­трия кос вон­зи­лись в тон­кую шку­ру дра­кона и он встал на ды­бы, за­тем сно­ва об­ру­шил­ся на­земь, и вновь вон­зи­лись в его брю­хо же­лез­ные пи­ки. Воя от бо­ли и ярос­ти, чу­дови­ще во­роча­лось во все сто­роны и би­ло гро­мад­ным хвос­том и крыль­ями так ожес­то­чен­но, что вок­руг ло­мались вы­сочен­ные де­ревья и вы­лета­ли из зем­ли ог­ромные ва­луны. Но чем боль­ше буй­ство­вал дра­кон, тем глуб­же вон­за­лись ко­сы и сер­пы в его те­ло. Весь в кро­вото­чащих ра­нах, дра­кон на­конец за­бил­ся в пред­смертной аго­нии, скор­чился в бе­зоб­разный кро­вавый ком, ска­тил­ся к до­лине и там из­дох.

По всей ок­ру­ге про­кати­лась ра­дос­тная весть о смер­ти дра­кона, и отов­сю­ду соб­ра­лись лю­ди взгля­нуть на мер­твое чу­дище. Ма­ло у ко­го не про­бега­ли по ко­же му­раш­ки при ви­де дра­кона. Он и мер­твый был стра­шен, его че­шуй­ча­тое ги­гант­ское те­ло и зас­тывшая в ярос­тном ос­ка­ле пасть на­вева­ли бе­зудер­жный ужас. На­конец нес­коль­ко креп­ких ра­бот­ни­ков от­та­щили те­ло чу­дови­ща к ог­ромной яме и ски­нули его вниз. Ох, и приш­лось же им пос­та­рать­ся!

А тот кресть­янин по­дарил до­гад­ли­вому и храб­ро­му па­рень­ку свое хо­зяй­ство, и все жи­тели до­лины Му­ра еще дол­го воз­да­вали ему вся­чес­кие по­чес­ти за то, что он из­ба­вил их от эта­кой на­пас­ти.