Подарок гномов

Од­нажды мно­го-мно­го лет на­зад че­тыре бед­ных, но ни­ког­да не уны­ва­ющих му­зыкан­та от­пра­вились из Ти­роля в Вер­хнюю Авс­трию. Их путь ле­жал ми­мо го­ры Ун­тер­сберг, о чу­десах и тай­нах ко­торой они бы­ли дав­но нас­лы­шаны. И вот, ког­да они прек­расным лет­ним ве­чером под­хо­дили к мос­ту близ Ни­дераль­ма, за­хоте­лось вдруг од­но­му из че­тырех ве­селых при­яте­лей удаль свою мо­лодец­кую по­казать.

— Пос­лу­шай­те, друзья, — вос­клик­нул он, — а что ес­ли нам взоб­рать­ся на Ун­тер­сберг и в пол­ночь спеть на­шу пес­ню кай­зе­ру Ры­жей Бо­роде? Мо­жет, тог­да и нам что-ни­будь пе­репа­дет от сок­ро­вищ чу­дес­ной го­ры, и мы пой­дем даль­ше уже не пус­тые, а с зо­лотиш­ком в кар­ма­нах.

— Что ты, что ты! — ис­пу­гал­ся са­мый млад­ший из чет­ве­рых. — Ес­ли толь­ко нас ус­лы­шат гно­мы, им это не пон­ра­вит­ся.

— Вот еще! — сме­ясь воз­ра­зили братья. — С че­го это им не пон­ра­вит­ся на­ша пес­ня? Мы оба сог­ласны, и ты не мо­жешь нас бро­сить, ина­че что ж это бу­дет за квар­тет без од­но­го. Пой­дем, по­пыта­ем счастья под зем­лей, ведь на зем­ле нам до сих пор ни­чего не уда­лось ско­пить.

И как ни соп­ро­тив­лялся млад­ший, они, сме­ясь, чуть не сил­ком по­тащи­ли его за со­бой.

Взош­ла лу­на и ос­ве­тила вер­ши­ны гор. Мир­ная ночь нес­коль­ко ус­по­ко­ила юно­шу. А ког­да цер­ковный ко­локол в Ни­дераль­ме про­бил пол­ночь и друзья ос­та­нови­лись и при­гото­вили инс­тру­мен­ты, он сов­сем по­забыл свой страх. Они на­чали иг­рать. Не прош­ло и нес­коль­ких ми­нут, как кус­ты за­шеве­лились, и пе­ред удив­ленны­ми му­зыкан­та­ми пред­ста­ла мо­лодая кра­сивая де­вуш­ка. То бы­ла доч­ка кай­зе­ра. Она приг­ла­сила при­яте­лей пой­ти вслед за ней. Го­ра рас­сту­пилась пе­ред ни­ми, и как толь­ко они вош­ли внутрь, очу­тились в ве­лико­леп­ных по­ко­ях. В цен­тре за­ла на зо­лотом тро­не, под­пе­рев го­лову ру­кой, вос­се­дал сам ста­рый кай­зер. Его длин­ная бо­рода об­ви­вала сто­яв­ший пе­ред тро­ном мра­мор­ный стол. Вок­руг кай­зе­ра стол­пи­лись его мно­гочис­ленные прид­ворные, мно­жес­тво кро­хот­ных, пыш­но ра­зоде­тых че­ловеч­ков.

Прин­цесса взмах­ну­ла ру­кой, и чет­ве­ро му­зыкан­тов на­чали иг­рать, сна­чала роб­ко, но, ког­да кай­зер одоб­ри­тель­но за­кивал го­ловой, они ос­ме­лели, и од­на ве­селая ме­лодия по­лилась за дру­гой. За­тем их уса­дили за нак­ры­тый стол, и ма­лень­кие на­ряд­ные слу­ги под­несли еду и на­пит­ки, изыс­канные ку­шанья и ве­лико­леп­ное ви­но, луч­шее из тех, что им ког­да-ли­бо до­води­лось пить. На­ши друзья-му­зыкан­ты не зас­та­вили се­бя дол­го уп­ра­шивать, они ели и пи­ли и все не мог­ли наг­ля­деть­ся на рос­кошь трон­но­го за­ла. Все вок­руг свер­ка­ло зо­лотом, се­реб­ром и дра­гоцен­ны­ми ка­мень­ями, го­рели сот­ни све­чей, в све­те ко­торых сок­ро­вища си­яли и пе­рели­вались.

Ког­да они уже вдо­воль на­пились и на­елись, доч­ка кай­зе­ра поп­ро­сила их про­дол­жить кон­церт. Ни­ког­да еще не иг­ра­ли они так хо­рошо! Трое стар­ших му­зыкан­тов ду­мали толь­ко лишь об од­ном: ка­кое щед­рое воз­награж­де­ние они по­лучат за этот ве­чер, млад­ший же сов­сем по­забыл о день­гах, чу­дес­ное прик­лю­чение уже са­мо по се­бе ка­залось ему дос­той­ной наг­ра­дой. Они про­иг­ра­ли до са­мого ут­ра, пос­ле че­го кай­зер ми­лос­ти­во от­пустил их. Трое му­зыкан­тов рке пред­став­ля­ли се­бя бо­гаты­ми людь­ми и с не­тер­пе­ни­ем ожи­дали то­го мо­мен­та, ког­да им на­конец, на­пол­нят кар­ма­ны. Но ка­ково же бы­ло их ра­зоча­рова­ние! Один из кро­хот­ных прид­ворных про­водил му­зыкан­тов до во­рот. Ког­да они выш­ли из го­ры, он поп­ро­щал­ся, с улыб­кой вру­чил каж­до­му из них по зе­леной ве­точ­ке и ис­чез, преж­де чем они ус­пе­ли со­об­ра­зить, что это-то и есть вся их наг­ра­да.

Трое стар­ших му­зыкан­тов ос­мотре­ли ве­точ­ки и, прок­ли­ная жад­ность кай­зе­ра и его доч­ки, в сер­дцах бро­сили их на зем­лю. Толь­ко са­мый млад­ший из них все еще с вос­хи­щени­ем ду­мал о не­обык­но­вен­ном прик­лю­чении и ре­шил нав­сегда сох­ра­нить зе­леную ве­точ­ку в па­мять об этой вол­шебной но­чи. Бод­ро и ве­село ша­гал он по до­роге, а за ним мол­ча пле­лись его при­уныв­шие при­яте­ли.

Ког­да они че­рез не­кото­рое вре­мя вер­ну­лись до­мой, мо­лодой му­зыкант по­дал ве­точ­ку сво­ей же­не и стал рас­ска­зывать ей о том, что про­изош­ло с ним и его друзь­ями в чу­дес­ной го­ре не­пода­леку от Заль­цбур­га. Вне­зап­но его же­на за­мети­ла, что ве­точ­ка в ее ру­ках ста­новит­ся все тя­желее и тя­желее, а ког­да му­зыкант за­кон­чил свой рас­сказ, ее уже поч­ти не­воз­можно бы­ло удер­жать, та­кой тя­желой она ста­ла. И ка­ковы же бы­ли удив­ле­ние и ра­дость обо­их, ког­да они уви­дели, что листья ве­точ­ки прев­ра­тились в зо­лото, а ствол — в се­реб­ро.

Так мо­лодой му­зыкант был воз­награж­ден за то, что бе­реж­но сох­ра­нил по­дарок гно­мов. Ког­да его при­яте­ли уз­на­ли о чу­дес­ном прев­ра­щении, они не на шут­ку ра­зоз­ли­лись, но вер­нуть­ся об­ратно к го­ре все же не пос­ме­ли. Они бо­ялись по­казать­ся гно­мам на гла­за, так как не су­мели по дос­то­инс­тву оце­нить их по­дар­ка.