Погубитель змей в долине Глянталь

В дав­ние-пре­дав­ние вре­мена бла­годат­ная ны­не до­лина Глян­таль бы­ла пус­тынной, за­боло­чен­ной ди­кой глу­хоманью с обиль­но гнез­дивши­мися там зме­ями да га­дючь­им от­родь­ем. Ник­то не ос­ме­ливал­ся се­лить­ся в Глян­та­ле, и лишь на ок­рес­тных хол­мах оби­тало нес­коль­ко бед­ных кресть­ян, что ед­ва-ед­ва мог­ли про­кор­мить­ся.

Но вско­ре и они на сво­их хол­мах уже не чувс­тво­вали се­бя в пол­ной бе­зопас­ности от змей. Змеи раз­мно­жались со зло­вещей быс­тро­той. Они за­пол­за­ли в до­ма, прос­каль­зы­вали в кро­вати и в шка­фы, сво­бод­но рас­по­лага­лись в гор­ни­цах, и ни­какую снедь не по­щади­ла их про­жор­ли­вость и жад­ность. Они взви­вались вверх на сто­лы и без­бо­яз­ненно жра­ли пря­мо из ми­сок ря­дом с пе­репу­ган­ны­ми нас­мерть людь­ми.

Не уди­витель­но, что злос­час­тные глян­таль­цы впа­ли в без­на­деж­ное от­ча­яние; они пе­реп­ро­бова­ли все на све­те, что­бы ис­тре­бить змей, но нич­то не по­мога­ло — ни огонь, ни яд, ни бла­гочес­ти­вые мо­лит­вы, ни об­ход по­лей с мо­леб­ном.

По­тому-то кресть­яне и ре­шили по­кинуть эти жут­кие края и уже на­чали со­бирать свои не­хит­рые по­жит­ки, как вдруг од­нажды ве­чером при­шел ту­да ка­кой-то под­мастерье и ус­лы­хал об ужас­ной та­мош­ней зме­иной на­пас­ти. К ве­ликой ра­дос­ти всех мес­тных жи­телей он тот­час за­явил, что го­тов ис­тре­бить всех змей — и ма­лых и боль­ших, ес­ли его за­верят в том, что сре­ди них нет бе­лой змеи, а ина­че ему точ­но ко­нец. Так как ник­то во всей ок­рес­тнос­ти ни­ког­да бе­лую змею не ви­дел, чу­жак уже на сле­ду­ющее ут­ро прис­ту­пил к де­лу. На хол­ме, где ны­не рас­по­лага­ет­ся се­ление Фрид­лах, он ве­лел на­валить вок­руг рас­ки­дис­то­го ду­ба су­хую дре­веси­ну лис­твен­ных де­ревь­ев и смо­лис­тый ело­вый хво­рост. По­том он поп­ро­щал­ся с людь­ми, по­тому что, по его сло­вам, ес­ли толь­ко бе­лая змея, Ко­роле­ва Змей, все же явит­ся, то он уже ны­не — все рав­но что мертв. А ес­ли ему и впрямь суж­де­но уме­реть, че­го он, яс­ное де­ло, не же­ла­ет, то пусть глян­таль­цы еже­год­но слу­жат мес­су за упо­кой его ду­ши.

Кресть­яне весь­ма охот­но да­ли ему та­кое обе­щание, и под­мастерье во­шел в круг, взоб­рался на вер­хушку ду­ба и вы­тащил из кар­ма­на ма­лень­кую флей­ту. Он ве­лел за­жечь кос­тер, под­нес флей­ту к гу­бам и на­чал на­иг­ры­вать все­воз­можные при­чуд­ли­вые на­певы. Вне­зап­но пов­сю­ду все зад­ви­галось и за­шеве­лилось, в тра­ве и в су­хих вет­вях за­шур­ша­ло и за­шипе­ло, а все ямы и гру­ды кам­ней ожи­ли. Бес­числен­ное мно­жес­тво змей пол­зло ту­да, пол­зли змеи боль­шие и ма­лые, змеи, пок­ры­тые ко­рич­не­выми и чер­ны­ми пят­на­ми, все­воз­можные га­дюки с ядо­виты­ми языч­ка­ми. Из до­мов и ко­нюшен, из уще­лий и ка­нав, из скал и бо­лот пол­зли они сю­да, взби­ра­ясь на холм и под­ползая как мож­но бли­же к ог­ню.

С вол­шебной си­лой при­тяги­вали их зву­ки флей­ты: змеи стре­мились пе­реп­рыгнуть ог­ненный круг, но тут же сго­рали за­живо.

Но вот, на­конец, сго­рела пос­ледняя змея, и под­мастерье, что иг­рал на флей­те, уже уве­ровал в по­беду. Он тор­жес­тву­юще за­махал сво­ей флей­той, а глян­таль­цы раз­ра­зились ра­дос­тны­ми кри­ками. Вне­зап­но, к сво­ему ужа­су, все уви­дели ги­гант­скую бе­лую змею с ко­роной на го­лове. Под­мастерье, си­дев­ший на вер­хушке де­рева, по­белел, как по­лот­но. Мо­гучая змея, из­ви­ва­ясь, мощ­ны­ми прыж­ка­ми под­ни­малась на вер­ши­ну хол­ма и зло­веще быс­тро приб­ли­жалась к ог­ню.

Под­мастерье не пе­рес­та­вая иг­рал, флей­та зву­чала еще при­зыв­ней и сла­дос­тней, чем преж­де. На ка­кой-то миг змея под­ня­ла изящ­ную го­лову, слов­но прис­лу­шива­ясь к та­инс­твен­ной иг­ре, за­тем сно­ва по­пол­зла к пла­мене­юще­му кру­гу. Пред са­мым ог­нем она вих­рем взви­лась ввысь и под­прыг­ну­ла — и флей­та смол­кла! Слов­но стре­ла, вы­пущен­ная из лу­ка, Ко­роле­ва Змей пе­реп­рыгну­ла пла­мене­ющий круг и ки­нулась на шею под­мастерья, иг­равше­го на флей­те. Креп­ко вце­пив­шись друг в дру­га, рух­ну­ли они в огонь и сго­рели.

Зме­иной на­пас­ти при­шел ко­нец — од­на­ко же храб­рый под­мастерье по­жер­тво­вал за это жизнью. Глян­таль­цы же не пре­мину­ли сдер­жать обе­щание. Еже­год­но в го­дов­щи­ну это­го со­бытия в цер­кви, пос­тро­ен­ной на том хол­ме, слу­жат так на­зыва­емую Зме­иную мес­су.